Курс молодого бойца

Фото: IDEALMACHINE

В середине марта в Санкт-Петербурге на базе Национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (НИУ ИТМО) американский фонд RSV Venture Partners под управлением двух профессиональных венчурных инвесторов Михаила Авербаха и Сергея Фрадкова запустил проект стартап-акселератора iDealMachine. Его суть заключается в отборе перспективных идей и подготовке на их основе бизнес-проектов для представления инвесторам следующего уровня.

Перспективные разработчики получат в стартап-акселераторе не только оборудованные места и инфраструктуру для развития проектов, но и консультации и всестороннюю поддержку менторов. Венчурный фонд RSV Venture Partners выделил 6 млн долларов на поддержку стартапов, при этом в каждый проект инвестируется порядка 20 тыс. долларов, в зависимости от особенностей каждого стартапа, рассказывает Фрадков. По его словам, на данном этапе из более чем сотни проектов фонд одобрил финансирование первых пяти разработок в области робототехники, веб-сервисов, систем анализа и принятия решений, социальных сетей.

Различие форматов

«Мы вкладываем средства в инновационные проекты потому, что видим в них потенциал для развития. Это не спонсорство, а бизнес. Когда проекты начнут привлекать более масштабные средства, самостоятельно зарабатывать, мы будем зарабатывать вместе с ними», – объясняет Михаил Авербах. Схема совместного заработка проста. Для реализации отобранного проекта создается юридическое лицо, 10% в котором принадлежит фонду RSV Venture Partners. Поэтому если проект «выстрелит», в выигрыше окажутся и команда разработчиков, и фонд. Сама идея не нова и активно применяется в мире: прототипом этой формы поиска и раскрутки стартапов стали специальные научно-технические центры в Израиле, так называемые технологические теплицы.

Акселератор предлагает краткосрочные программы, предоставляет стартовые деньги. «Часто это небольшие средства за ощутимую долю. За период нахождения в акселераторе проект проходит путь от идеи до создания прототипа, далее он зачастую выходит на инвестиционную сессию, где презентуется перед несколькими инвесторами. Цель акселератора – продать долю в проекте инвесторам, тем самым он получает прибыль и постепенно выходит из проекта», – говорит директор бизнес-инкубатора «Ингрия» Дмитрий Степкин.

В отличие от акселераторов, бизнес-инкубаторы работают с проектами, которые уже имеют прототип и готовятся к выходу на рынок. При этом резидентам технопарка нет необходимости делиться долей в проекте. Еще одно различие – в сроках. Если в акселераторе проект находится три-шесть месяцев, то время его пребывания в инкубаторе может достигать нескольких лет. «Наверное, можно привести сравнение акселераторов и инкубаторов как курса молодого бойца (акселератор) и остального учебного процесса. Технопарк – это территория инновационной активности, где располагаются зрелые компании, а стартапы составляют менее 20% общего количества резидентов», – отмечает Степкин.

Быстрый и доступный

Несмотря на наличие различных инструментариев для поддержки инновационных наукоемких технологичных проектов, приходится признать, что большая часть инновационных проектов, особенно в Петербурге, тяготеет к сфере информационных технологий, а не к промышленным инновациям или разработке новых материалов. Это обусловлено прежде всего тем, что в городе сохранился мощный интеллектуальный капитал. Как ранее заметила исполнительный директор Санкт-Петербургского отделения Американской торговой палаты в РФ Мария Чернобровкина, в прежние годы немало программистов уезжало на Запад, что стало своего рода рекламой интеллектуальных возможностей России.

Кроме того, в определенный момент в стране было создано огромное количество компаний, предлагавших услуги аутсорсинга западным клиентам. «Таким образом, мир получил некий месседж о том, что здесь существует пул интеллектуального ресурса, который можно использовать. Поэтому в конце 1990-х годов именно в Петербург пришли компании из Кремниевой долины. Город на Неве стал российской столицей R&D-центров – центров разработки для таких американских фирм, как Hewlett Packard, Intel, Google, Motorola, Oracle», – поделилась наблюдениями Чернобровкина. Поэтому теперь, в период дефицита и поиска новых идей, вполне закономерен активный поиск проектов ИТ-сферы, в том числе в Петербурге.

Антон Пыркин демонстрирует реакцию робота на внезапно появляющееся препятствие sever_558_023.jpg Фото: IDEALMACHINE
Антон Пыркин демонстрирует реакцию робота на внезапно появляющееся препятствие
Фото: IDEALMACHINE

Однако есть еще один немаловажный фактор – цена входа в проекты. «У инвестора порог входа в ИТ-проекты ниже. На российском рынке их значительно больше. Здесь менее критичен вопрос, связанный с интеллектуальной собственностью», – признает Дмитрий Степкин. Не секрет, считает он, что для технических проектов значение международного патента намного выше. Часто потенциальный инвестор не готов вкладываться в патентование, тогда как у разработчика средств на это нет (стоимость такого патента превышает 10 тыс. долларов). С ИТ-проектами подобных проблем значительно меньше. Превалирование ИТ-проектов Степкин связывает также с тем, что их разработчики решают проблемы, с которыми сталкиваются в повседневной жизни (market driven). Можно найти проблему либо придумать какой-то социальный сервис, быстро написав к нему код, и искать инвестора для начальной стадии.

Технические инновации, в свою очередь, требуют более длительных разработок, часто основываются на уже ведущихся разработках (technology driven). Здесь успех зависит даже не от уровня технологии, а от того, удается ли разработчикам найти ей коммерциализуемое применение. Это большая проблема подавляющего количества технических проектов, из-за которой инвесторы не интересуются такими разработками. Кроме того, ИТ-проекты лучше «упакованы»: их лидеры обычно значительно моложе и, даже если не имеют соответствующего образования, быстрее ловят взгляд инвестора и быстрее учатся «правильно» рассказывать про свой проект и готовить нужные документы.  

Санкт-Петербург

Мобильный робот ищет хозяина

Разработка компании «Роботроника» (руководитель проекта – Антон Пыркин) – двухколесный робот, реагирующий на внезапно появляющиеся препятствия и отъезжающий назад, не теряя равновесие, – один из пяти отобранных проектов стартапов акселератора iDealMachine. Отличительные особенности разрабатываемых робототехнических систем – оригинальность кинематических схем, сложность управления, многомерные объекты управления, неполноприводные системы. Программное обеспечение подразумевает разработку систем автоматического управления, которые решают широкий спектр задач управления в условиях неопределенности.

Стоит отметить, что проект ориентирован не на разработку так называемого «железа», а на создание программных решений. Развитие этой технологии – интеллектуализация роботов.