Диалоги о рыбалке

Русский бизнес
Москва, 02.04.2012
«Эксперт Северо-Запад» №13 (559)
Слабая материально-техническая база, несовершенство отраслевого законодательства и «серые» схемы работы мешают качественному развитию псковского рыбопромысла

Фото: Владимир Басов

Власти Псковской области хотят возродить промышленное рыболовство на Чудском озере, догнав по объемам улова эстонских соседей. Сегодня на западном и восточном берегах Псковско-Чудского озера, разделенного между Россией и Эстонией, промышленное рыболовство построено на диаметрально противоположных принципах. Обе стороны имеют право на лов одинакового количества рыбы – по 50% оптимально допустимого улова, размер которого ежегодно определяется учеными двух стран.

Однако в Эстонии действует так называемая олимпийская система, при которой добыча рыбы всеми игроками идет в счет общей национальной квоты без распределения между пользователями. Побеждает тот, кто больше, быстрее и эффективнее работает. В России же национальная квота на вылов рыбы распределяется между всеми работающими на озере пользователями на десять лет.

Тяжелые доли

Региональные власти уверены, что существующее положение вещей способствует стагнации рыбодобывающей отрасли Псковской области: начиная с 2008 года, с момента отмены «олимпийки» и перехода на новую систему работы, псковские предприятия осваивают национальную квоту в лучшем случае на 50%. В то время как показатели их эстонских соседей ежегодно стремятся к 90-100%. Между тем еще не так давно, при олимпийской системе, лов судака и леща на российской стороне «чудского моря» приходилось запрещать уже в октябре: национальная квота по этим видам рыб к этому времени уже была полностью освоена.

В областной администрации области говорят, что закрепление долей вылова привело к ликвидации конкуренции в рыбодобывающей отрасли: предприятия, имеющие небольшие доли, не в состоянии прыгнуть выше головы, увеличив объемы улова. При этом долю как таковую нельзя приобрести или продать. Инвесторы могут прийти на этот рынок только одним способом – купив предприятие, уже имеющее долю в национальной квоте. Прецедентов выставления на аукцион долей обанкротившихся предприятий пока нет. По закону, если в течение двух лет предприятие осваивает менее 50% имеющейся у него доли, оно может ее лишиться. Но такого на Чудском озере также до сих пор не случалось.

Сами рыбаки считают, что необходимо внести в законодательство поправки, позволяющие хотя бы использовать долю в квоте в качестве залога при получении займа. «Мы пробовали просить у банков кредиты, но наши корабли, „Бураны“, и сети никому не нужны под залог», – рассказывает директор рыболовецкого предприятия «Реванш» Владимир Трофимов.

С олимпийским приветом

В мае 2011 года депутаты Областного собрания с подачи региональных властей внесли в Государственную думу поправки в федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», согласно которым на внутренних пресноводных водоемах России предлагается вернуться к олимпийской системе.

Однако федеральные парламентарии не вняли просьбам псковских коллег: 15 февраля 2012 года Госдума отклонила в первом чтении проект изменений. Профильный комитет нижней палаты российского парламента вынес отрицательный вердикт относительно инициативы псковских законотворцев.

Псковичи оказались, мягко говоря, не в тренде: на III Всероссийском съезде работников рыбного хозяйства, состоявшемся 16 февраля, первый вице-премьер российского правительства Виктор Зубков во всеуслышание заявил, что правительство не планирует каких-либо изменений действующего механизма распределения долей квот после 2017 года и, более того, «готово рассмотреть возможность продления сроков договоров о долях квот на 20 лет».

Псковские рыбаки вообще не слишком довольны отраслевым законодательством. На их взгляд, его авторы ориентировались в большей степени на морской промысел, не принимая во внимание специфику внутренних пресноводных водоемов, на долю которых приходится 2% общероссийских объемов вылова.

Деньги на рыбу

Не прекращая борьбу за возврат к олимпийской системе, администрация Псковской области пытается реанимировать рыбодобычу в регионе, стимулируя развитие предприятий отрасли с помощью бюджетных субсидий. В августе 2011 года губернатор Андрей Турчак подписал долгосрочную целевую программу «Развитие рыбохозяйственного комплекса Псковской области на 2011-2015 годы», в рамках которой на развитие отрасли предполагается направить почти 153 млн рублей, в том числе около 20,5 млн – из регионального бюджета. По словам первого заместителя председателя областного Комитета по природным ресурсам и природопользованию Татьяны Козиной, средства предполагается пустить в первую очередь на субсидирование модернизации промыслового флота и орудий лова.

Успехи эстонцев действительно во многом обусловлены значительными техническими преимуществами, ведь Евросоюз покрывает им до 90% расходов на строительство причалов и покупку плавсредств.

 sever_559_026.jpg Фото: Владимир Басов
Фото: Владимир Басов

Отдельной строкой в псковской программе значится содействие созданию современных рыбоприемных пунктов. В идеале рыбу нужно сортировать, упаковывать и замораживать непосредственно на месте выгрузки. Сегодня рыбодобытчики несут значительные потери при транспортировке улова – объем выбраковки достигает 25-30%. Непосредственно в областном центре предполагалось построить склад со значительными холодильными мощностями. Он позволил бы рыбакам хранить улов, дожидаясь оптимальной цены, а местные рыбоперерабатывающие предприятия обеспечил бы запасом сырья на весь год, ведь лов на псковских водоемах продолжается не больше шести месяцев. Правда, из планов на 2012 год этот пункт пришлось исключить: потенциальный инвестор оказался не готов реализовывать свои ранее озвученные масштабные планы.

Критерием эффективности работы программы развития рыбохозяйственного комплекса должен стать рост освоения национальной квоты: к 2015 году областные власти рассчитывают выйти в Чудском озере на уровень 79%.

Впрочем, далеко не все признают такой подход правильным. Николай Миронов, глава Гдовского района Псковской области, расположенного непосредственно на берегу Чудского озера, полагает, что надо дотировать улов по аналогии с дотациями на производство молока и мяса. «Это стимулировало бы людей к тому, чтобы ловить рыбу и официально „показывать“ ее. Местным властям это интереснее, ведь это прямой доход предприятий, а значит, и налогооблагаемая база», – поясняет он.

Главное – не перебрать!

Что касается причин, по которым рыбаки вот уже четыре года не осваивают квоту, то мнения по этому поводу расходятся. С точки зрения Татьяны Козиной, помимо несовершенства действующей системы распределения долей и общих проблем с износом основных фондов недолов связан с тем, что в последние годы псковские рыбаки стали гораздо меньше, нежели их эстонские коллеги, использовать заколы – орудия лова, позволяющие работать в то время, когда запрещены сети и механические мутники. Заколы дороже сетей и более трудоемки в использовании, нежели механические мутники. Зато на работу с ними нет ограничений по срокам и они более эффективны в период рыбного «неурожая».

Сами рыбаки, впрочем, отмечают, что у эстонского берега ловить заколами значительно удобнее. К тому же, по имеющейся у них инсайдерской информации, «у эстонцев есть неофициальное правило: неважно, чем ловить, главное – не перебрать национальную квоту». Вот и получается, что с ее освоением они справляются лучше, чем россияне, ограниченные числом орудий лова. Ведь согласно двустороннему соглашению, и нашим рыбакам, и эстонским причитается по 3 тыс. сетей и по 20 механических мутников. В Эстонии официально действует историческое право на орудия лова: все они закреплены за рыболовецкими компаниями. На псковском же берегу озера орудия лова распределяются пропорционально имеющейся у предприятия доле в квоте.

Существует и еще одна сторона проблемы. По словам некоторых собеседников «Эксперта С-З», кардинальная разница между объемами освоения национальной квоты в Эстонии и России объясняется в том числе тем, что на нашей стороне озера официально учитывается далеко не вся выловленная рыба.

 sever_559_025.jpg

Во-первых, в сокрытии официального объема вылова заинтересованы малые предприятия, располагающие небольшой долей квоты, которую они могут освоить за считанные месяцы. Во-вторых, на озере действуют браконьеры, и добытая ими рыба, разумеется, не попадает в официальную статистику. При этом участники рынка сетуют на низкую эффективность работы региональной Рыбоохраны. Юрий Пушкарь, председатель ассоциации «Псковрыбхоз», объединяющей большую часть рыбодобывающих предприятий области, рассказывает, что в ходе дискуссии на III Всероссийском съезде рыбопромысловых организаций, состоявшемся в феврале этого года в Москве, он предложил членам президиума попробовать позвонить в псковскую Рыбоохрану. «Им железная женщина сказала: „Номер временно не обслуживается“. И так – 360 дней в году!» – негодует он.

Наконец, есть еще и «серые» браконьеры. Это вполне официальные рыболовецкие бригады, которые, подойдя с уловом к берегу, предпочитают сдавать его не своему нанимателю, который рассчитается с ними лишь спустя некоторое время, а частным скупщикам за «живые» деньги (налоги нелегальные рыбные дилеры, разумеется, не платят). «Нанять на каждое звено контролера невозможно: его подкупят после третьего же выхода на озеро», – убеждены собеседники «Эксперта С-З».

«Серая» рыба отправляется преимущественно на рынок Санкт-Петербурга и не фиксируется в Псковской области. Эксперты не сомневаются, что если бы подобная скупка была пресечена и весь улов проходил через официальную статистику, то выборка национальной квоты на Псковско-Чудском озере выросла бы как минимум на 20%. 

Псков

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №13 (559) 2 апреля 2012
    Долевое строительство
    Содержание:
    За чей счет банкет?

    Из-за административного рвения строительному рынку угрожает сжатие. В Смольном готовятся инициативы по изменению и местного, и федерального законодательства в сфере долевого строительства

    Реклама