Подчинить время

Георгий Дмитриев
9 апреля 2012, 00:00

Сделав ставку на производство сложных механических часов, компания Ulysse Nardin не прогадала и уже много лет остается законодателем мод в быстро меняющемся мире часовой промышленности

Фото: архив «Эксперта С-З»

В швейцарском городке Ле-Локль дом №3 по улице Дю Жардан знает каждый или почти каждый. Здесь располагается офис легендарной часовой мастерской Ulysse Nardin. Кое-что теперь, конечно, выглядит совсем иначе, чем несколько десятков лет назад. Буквы на вывеске у входа отливают золотом, а логотип компании украшен якорем. Но остальное – стены, фундамент, крыша – осталось прежним. Как и 200 лет назад, в этом доме царит дух творчества и изобретательского азарта – достаточно побывать здесь лишь однажды, чтобы почувствовать это.

С французской родословной

История марки Ulysse Nardin, одной из старейших в Европе, насчитывает почти два столетия. За это время небольшая швейцарская мастерская выросла в крупное производство и прославилась на весь мир своими удивительными изобретениями в области часового искусства. Компания удостоилась более 4 тыс. наград, большинство из которых – заслуга изобретателей, подчинивших себе время и сумевших облечь его в практичную и стильную форму. Первым из таких людей стал Улисс Нардан – основатель компании и всемирно известный часовщик.

Улисс Нардан родился в январе 1823 года в городке Ле-Локль, расположенном неподалеку от французско-швейцарской границы. Город тогда служил своеобразным пристанищем для ремесленников со всей страны – кузнецов, оружейников, плотников, гончаров. Дед Улисса был печником, отец – часовым мастером. Любовь к часовому делу передалась Улиссу по наследству. Еще будучи совсем мальчиком, он мечтал об этой профессии. Отец увидел в сыне талант к ремеслу и отправил его на обучение к двум выдающимся часовщикам того времени – Луи Жан-Ришару и Фредерику-Вильяму Дюбуа.

До 23 лет юноша овладевал ремеслом, собирая сложные часы, репетиры и будильники в мастерских своих педагогов. Но к 1846 году он понял, что пора самому вставать на ноги. В том же году Улисс открыл собственную часовую фирму.

В море и на суше

Первую награду на международной выставке в Лондоне в 1862 году Ulysse Nardin получила за представленный на ней морской хронометр. Производить часы компания начала далеко не сразу. Улисс решил, что его мастерской пришлось бы соперничать со слишком большим количеством конкурентов, поэтому в качестве основной деятельности было избрано создание сложных навигационных приборов – высокоточных морских хронометров. Надо сказать, что равных мастерам Ulysse Nardin в этом деле не нашлось. Компания оставалась лидером по изготовлению морских приборов в Европе в течение практически 100 лет – до 1970 года, когда на смену механическим пришли электронные часы.

Начиная с 1861 года компания предоставляет свои изделия Женевской и Нёшательской обсерваториям для испытаний, которые назвали соревнованиями хронометров: целью этих тестов стали замеры точности их хода. Спустя 80 лет, в 1950-м, хронометр Ulysse Nardin побил все рекорды по точности хода, установленные с 1901 года в обсерватории Нёшателя. Однако сам Улисс Нардан об этом не узнал: в 1876-м его не стало – «внутренние часы» великого мастера остановились.

У истоков часовой славы

Настоящего международного признания Ulysse Nardin добилась при наследнике Улисса – его сыне Поле-Давиде, который возглавил предприятие сразу после смерти мастера. Полю тогда едва исполнился 21 год. При нем Ulysse Nardin удостоилась золотых медалей на выставках в Париже и Чикаго. При нем морские хронометры, изготовленные лучшими мастерами компании, попали на корабли русского и японского адмиралтейств и сражались друг с другом в точности на русско-японской войне. Тогда же компания начала делать карманные хронометры и часы, которые и принесли впоследствии марке Ulysse Nardin всемирную популярность.

Революционные перемены в компании произошли с приходом третьего поколения Нарданов – сыновей Поля-Давида. Молодых людей было трое, и звали их Альфред, Гастрон и Эрнест. Они приступили к работе в 1920 году и сделали производство моделей часов для широкой публики приоритетным.

Именно при братьях Нардан, обладавших не только творческим даром, но и настоящим предпринимательским чутьем, в Ulysse Nardin впервые всерьез задумались о производстве наручных часов. Фирма оказалась в числе пионеров этого направления и начала выпускать модели, которые можно носить на руке. Братья и не предполагали, что в начале века наручные часы полностью заменят неудобные карманные модели.

Тогда же, в начале XX века, компания изготовила один из самых ранних минутных репетиров и наручные хронографы с идеальным сочетанием размера и формы. В 1920-х годах были созданы первые спортивные модели, в 1960-х – женские часы. Ulysse Nardin безошибочно угадывала тенденции и диктовала моду, подчиняя себе дизайнерский и потребительский вкусы. Но, так или иначе, любой взлет сопровождается падением – эта истина стала реальностью для Ulisse Nardin в 1970-х годах.

Дуэт талантов

Часовым мастерским 40 лет назад пришлось несладко. В мировой часовой индустрии разгорелся экономический кризис, вызванный появлением дешевых кварцевых часов. Это и стало причиной того, что никто из семьи Нардан не захотел продолжать семейный бизнес.

Почти столетняя история, казалось, рушилась, цикл развития был прерван. В 1983 году в Ulysse Nardin оказалось всего два человека, которые собирали морские хронометры из оставшихся деталей. Тогда и было принято решение о продаже компании.

Покупателем, заинтересовавшимся легендарной мастерской, оказался фабрикант циферблатов, корпусов и браслетов Рольф Шнайдер, известный в бизнес-мире своей увлеченностью и деловым азартом. У Рольфа было огромное желание заниматься часами, однако его интересовало совершенно особое производство – эксклюзивных механизмов, уникальных по функциональным возможностям.

Первым шагом по воплощению этой мечты в жизнь стали часы Astrolabium Galileo Galilei, разработанные легендарным часовым мастером Людвигом Охслином. С ним Рольф познакомился совершенно случайно – предприниматель увидел настенные часы работы Людвига в одном из магазинов и попросил автора сделать такие же, но в уменьшенном варианте. Впоследствии мастер создал еще две модели по заказу Рольфа – Planetatium Copernicus и Tellurium Johannes Kepler, которые вместе с Astrolabium составили прекрасное часовое трио. Серию так и назвали – «Трилогия времени». Она в буквальном смысле стала легендой в часовом мире, входящие в серию часы могут позволить себе носить лишь избирательные, особо утонченные люди.

Позже, к 150-летию Ulysse Nardin, были выпущены часы с вечным календарем Perpetual Ludwig. Они уникальны во многом благодаря функции, с помощью которой можно вносить изменения в указатели дня, месяца и года при помощи одной заводной головки, причем как вперед, так и назад. Даже корректировка календаря в 2100 году не представит для владельца этих часов трудности: он сможет настроить календарный механизм, манипулируя лишь одной заводной головкой. В 2001 году появились часы Freak, а в 2003-м – механические часы с восхитительным звучанием Sonata, за которыми в 2005 году последовала модель Sonata Cathedral Dual. В честь 160-летия компании-новатора был создан новый собственный мануфактурный базовый механизм «Калибр 160».

Возрожденная Ulysse Nardin не изменила своему имени. Логотип компании украшен якорем – в память об Улиссе Нардане и его морских изобретениях. Однако впереди много удивительных проектов, которые реализуются в самом скором времени и принесут компании еще большую известность.  

Санкт-Петербург