Что позволено Юпитеру

Финансирование крупных объектов, стратегически важных для регионов СЗФО, – та сфера, где традиционно сильны банки с государственным участием, и здесь доминирующее положение этих структур как раз вполне логично

Коммерческие кредитные организации не обладают нужными объемами длинных ресурсов и не готовы брать на себя риски, связанные с масштабными проектами с длительными сроками окупаемости. Здесь они согласны отдать первенство госбанкам и не стремятся составить им конкуренцию.

В Северо-Западном федеральном округе (СЗФО) из госбанков наиболее активны в сфере инвестиций в крупные инфраструктурные, транспортные, энергетические, строительные и промышленные объекты Северо-Западный банк Сбербанка РФ, Северо-Западный региональный центр Банка ВТБ (СЗРЦ ВТБ) и Внешэкономбанк (ВЭБ).

Серьезное внимание власти Петербурга в последние годы уделяли реализации инфраструктурных проектов. «Госбанки в их финансировании играют ведущую роль. Это неудивительно, учитывая, что крупнейшими банками страны являются именно банки с государственным контролем, способные предложить инфраструктурным проектам крупные объемы средств на длительный срок под конкурентные ставки», – говорит начальник аналитического отдела ИК БФА Денис Демин.

Один из крупнейших подобных проектов – реконструкция аэропорта «Пулково», осуществляемая по схеме государственно-частного партнерства (ГЧП) консорциумом «Воздушные ворота Северной столицы», в который входят группа ВТБ, компании Fraport AG и Horizon Air Investments. Общая стоимость проекта оценивается в 1,2 млрд евро, в том числе объем финансирования ВЭБ – 10 млрд рублей, СЗРЦ ВТБ предоставил банковскую гарантию исполнения обязательств «Воздушных ворот Северной столицы» на 761,6 млн рублей.

Данный проект направлен на формирование имиджа Санкт-Петербурга как международного делового центра, на развитие его логистической инфраструктуры и туризма. С введением в эксплуатацию нового терминала в 2013 году аэропорт «Пулково» станет одним из ведущих современных авиатранспортных узлов Северной Европы, рассказывает заместитель председателя городского Комитета по инвестициям и стратегическим проектам Ирина Бабюк. Проект реконструкции включает применение высоких международных стандартов безопасности и технического оснащения аэропорта, современных процедур регистрации, таможенного оформления и паспортного контроля. 20 сентября 2011 года получено разрешение на возведение нового терминала. В настоящее время ведутся работы первой очереди строительства.

Не менее важным для города событием стало подписание в 2011 году соглашения о строительстве и эксплуатации на основе ГЧП центрального участка автомобильной дороги «Западный скоростной диаметр» (ЗСД). «Реализация проекта создания ЗСД позволит значительно снизить транспортную нагрузку на исторический центр Северной столицы, улучшить транзитные связи российских регионов с государствами Европейского союза через Петербург и федеральные автотрассы», – уверена Бабюк.

Общие инвестиции в строительство ЗСД составляют 115,6 млрд рублей, из них ВЭБ профинансирует 25 млрд, ВТБ предоставляет банковские гарантии для генеральных подрядчиков и подрядчиков строительства комплекса.

Намерения инвестировать в стратегический инфраструктурный объект были и у Северо-Западного банка Сбербанка, который принял решение о финансировании Невской концессионной компании в части затрат по покупке тоннелепроходческого комплекса для Орловского тоннеля. Но в связи с отменой проекта его финансирование Сбербанк в настоящее время не осуществляет.

Однако маркетмейкер охотно кредитует другие проекты. Например, предоставил кредитные ресурсы на реализацию в Санкт-Петербурге проектов по образованию территории в западной части Васильевского острова и строительству морского пассажирского терминала «Морской фасад» (170 млн долларов), в Калининграде – зернового терминала и соевого маслоэкстракционного завода (300 млн долларов).

Кредитовались также проекты в Усть-Лужском порту (Ленинградская область), такие как возведение терминала «Юг-2» и складского логистического центра площадью 103 га, расположенного на территории контейнерного терминала порта. На конец прошлого года объем кредитных ресурсов, предоставленных Северо-Западным банком Сбербанка компании «Усть-Луга», достиг 5,4 млрд рублей.

Кстати, в развитие порта Усть-Луга вносит свой вклад и другой госбанк – ВЭБ финансирует возведение комплекса наливных грузов компании «Роснефтебункер» в объеме 545 млн долларов. ВЭБ участвует также в создании компанией «Н-Транс» транспортно-логистического центра в Янино (общее финансирование проекта банком – 87,5 млн долларов) – инфраструктурном проекте Ленобласти, стартовавшем в прошлом году.

Комплексный подход

Инвестиционная активность госбанков заметна и в сфере комплексного развития территорий. В частности, СЗРЦ ВТБ финансирует возведение многофункционального комплекса «Набережная Европы», который признан стратегическим инвестиционным проектом Петербурга. Общий объем вложений здесь составляет порядка 2 млрд долларов. Второй проект – многофункциональный комплекс «Невская Ратуша», в рамках которого ВТБ предоставляет кредиты на проектирование и строительно-монтажные работы.

С точки зрения реализации ГЧП в рамках проектов по развитию территорий можно назвать интересным возведение группой компаний «Балтрос» жилищного комплекса «Славянка» (поселок Шушары, Санкт-Петербург), предполагающего создание более 1 млн кв. м жилья. Заказчиками выступают Министерство обороны РФ и администрация Петербурга. «Уникальность проекта в том, что помимо финансирования и предоставления гарантий для Минобороны мы инвестируем 2,2 млрд рублей в строительство двух школ и трех детских садов, – рассказывает руководитель дирекции по работе со средними клиентами СЗРЦ Банка ВТБ Алексей Иванов. – Администрация города обязуется после сдачи объектов выкупить их у застройщика. Мы приняли участие в этом проекте, предоставив инвестиционный кредит сроком до 11 лет. Хотя для коммерческих проектов наш предел – восемь лет. Отмечу, что это первый опыт участия банка в создании социальных объектов в СЗФО в рамках ГЧП».

Емкая энергетика

Энергетический сектор из-за длительных сроков реализации проектов также является вотчиной госбанков. Из стратегически важных для Петербурга можно выделить проект возведения Юго-Западной ТЭЦ, осуществляемый на средства городского бюджета и за счет кредитов Северо-Западного банка Сбербанка. Это первый энергетический объект, который создается под будущее развитие территорий, общая стоимость станции – почти 30 млрд рублей. «На текущий момент остаток ссудной задолженности Сбербанку по данному проекту – 5,986 млрд рублей», – уточняет заместитель председателя Северо-Западного банка Сбербанка России Алексей Кольчик.

Не менее значимые инвестпрограммы в энергетике осуществляются и в других регионах СЗФО. В частности, проект ТГК-2 по переводу Архангельской ТЭЦ с мазута на газ, который реализуется при участии СЗРЦ ВТБ. «Помимо того что это событие само по себе достаточно новое для энергетического комплекса области, реализация проекта позволит ТГК-2 претендовать на получение денежных средств в рамках Киотского протокола», – напоминает Алексей Иванов.

Активно направляются инвестиции в развитие малой энергетики в Карелии. Приоритетным для республики в этой области стал проект по реконструкции и строительству малых гидротехнических сооружений компании «Норд Гидро». В финансировании проекта принимает участие ВЭБ. По данным банка, общая стоимость проекта составляет 29,5 млрд рублей, в том числе ресурсы ВЭБ – 1,6 млрд, всего планируется ввести 53 объекта. Для Карелии главное преимущество этого проекта – возможность иметь альтернативу в виде возобновляемых источников энергии.

Разделить риски

В идеале госбанки должны активно участвовать в создании и модернизации градообразующих предприятий. Часто такие проекты оцениваются коммерческими банками как высокорисковые, но их социальная значимость высока и госбанки предоставляют им необходимое финансирование. В качестве примера Алексей Иванов приводит целлюлозный завод «Питкяранта», финансируемый СЗРЦ ВТБ: «Это предприятие находится в карельском городе Питкяранта на острове Пусунсаари и является градообразующим».

ВЭБ участвовал в строительстве цементного завода в Сланцах (Ленобласть). Общая стоимость проекта – 442,2 млн евро, из них банк профинансировал 250 млн. «Таким образом появляются новые рабочие места, и не только за счет найма сотрудников на новое предприятие, но и путем создания вакансий в смежных отраслях, что положительно сказывается на снижении социальной напряженности в моногороде Сланцы», – комментирует руководитель пресс-службы Внешэкономбанка Екатерина Гришковец.

Впрочем, подобных примеров в СЗФО все же немного и госбанки могли бы усилить присутствие в депрессивных городах округа, если бы государство помогло им снизить риски. «Когда государство, пусть и в незначительной мере, задействовано в проекте, например областная администрация дает хотя бы на малую часть проекта свою госгарантию, мы понимаем, что проект социально значим для региона, и более активно рассматриваем возможность его финансирования, – поясняет Иванов. – Например, мы профинансировали предприятия группы „СКДМ“ на общую сумму 216 млн рублей сроком до конца 2018 года. Кредитование осуществляется под гарантии Вологодской области. Заемные средства направлены на финансирование затрат по строительству пяти детских садов».

Не менее рискованны инновационные проекты, позволяющие выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью и снижать зависимость экономики округа от добывающих отраслей. Это еще одна ниша для госбанков, где коммерческие структуры не всегда готовы вкладываться в проекты. Так, СЗРЦ ВТБ финансирует строительство завода по изготовлению высокопрочной режущей тонкой проволоки, которая будет использоваться прежде всего в солнечной энергетике для резки кристаллов кремния. Реализует его петербургская компания «АВТ». Помимо производственного предприятия в ОЭЗ города Липецка, будет создан научно-внедренческий центр в Петербурге. Общий объем инвестиций СЗРЦ ВТБ – 47 млн евро. Поскольку создаваемое предприятие не имеет аналогов в стране, АВТ планирует получить отдачу от его уникальности. Поэтому срок окупаемости инвестиций сравнительно невелик для такого большого проекта – порядка пяти лет. Хотелось бы верить, что интерес госбанков к инновационным проектам будет усиливаться.

Вопрос приоритетов

С одной стороны, статус приоритетного или стратегического проекта – свидетельство того, что власти заинтересованы в его реализации, а значит, для банка риски ниже. Но с другой стороны, существует вероятность, что при изменении экономической ситуации либо смене руководства региона целесообразность некоторых стратегических проектов может быть пересмотрена, как это произошло в Северной столице с Орловским тоннелем и некоторыми другими проектами.

«Ряд проектов по развитию транспортной инфраструктуры („Надземный экспресс“, Орловский тоннель) действительно были пересмотрены правительством Санкт-Петербурга, – констатирует Екатерина Гришковец. – Однако город планирует реализовать другие крупные инфраструктурные проекты, например строительство федеральной трассы Москва – Санкт-Петербург, ЗСД, проекты в сфере защиты окружающей среды, модернизации действующих промышленных производств, проекты, реализуемые в рамках кластерной политики, развития инноваций, участие в которых, возможно, потребует ресурсов банков».

Другой пример – комплекс «Невская Ратуша», в котором изначально планировалось разместить под одной крышей все структуры и комитеты Смольного. Площадь административных помещений «Невской Ратуши», предназначенных для правительства, превышает 80 тыс. кв. м при общей площади всего комплекса около 350 тыс. кв. м. Однако, по некоторым данным, эти планы могут быть пересмотрены. Стоит отметить, что идея разместить чиновников на одной площадке оценивалась экспертами как весьма здравая, в том числе с точки зрения эффективного взаимодействия между различными структурами правительства, а возможный отказ от нее способен напугать потенциальных инвесторов и замедлить реализацию проектов по реновации депрессивных городских территорий.

Большие и дорогие

Высокие риски – одна из основных причин того, что коммерческие игроки не вкладываются в крупные стратегические проекты. «Для коммерческих банков финансирование таких проектов ввиду длительных сроков их окупаемости и высокой стоимости достаточно рискованно, – считает Екатерина Гришковец. – Один из важнейших принципов деятельности ВЭБ – отсутствие конкуренции с коммерческими банками. Они также финансируют инвестпроекты, но там совершенно иные объемы средств и сроки, не каждый коммерческий банк захочет иметь на балансе десятилетний кредит».

Кроме того, большинство частных игроков не могут предложить по таким проектам столь же благоприятные условия, как госбанки. «Привлечение средств частным банкам, как правило, обходится дороже, чем государственным, а значит, и их требования к доходности активов (процентной ставке выдаваемых кредитов) выше, чем у государственных, – добавляет Денис Демин. – Острой необходимости искусственно стимулировать активность частных банков в этом сегменте не существует».

Риски связаны не только с длительным периодом окупаемости многих таких проектов (10-15 лет), но и с тем, что они часто не соответствуют стандартным требованиям банков. «Мы рассматриваем проекты в пределах десяти лет по окупаемости, у СЗРЦ ВТБ есть опыт финансирования в сфере ЖКХ, переработки, проекты по реконструкции предприятий со сроком семь-восемь лет. Хотя прогнозировать успешность сложно и заявленные на старте проекта темпы зачастую корректируются, мы берем на себя эти риски», – поделился Алексей Иванов.

Как правило, по таким проектам риски распределяются между всеми его участниками – инвестором, государством, банком. «Минимизация рисков достигается путем предоставления госгарантий либо компенсационных выплат по заключенным между государством и инвестором контрактам. Банк снижает свои риски за счет грамотного построения структуры финансирования, формирования качественного обеспечения, комплексного анализа проекта и исходной разрешительной документации», – объясняет Алексей Кольчик.

Для ВЭБ одно из необходимых условий финансирования проекта – безубыточность. Детальная оценка рисков осуществляется на этапе комплексной экспертизы. «Вопрос уровня и контроля кредитных рисков для банка – один из ключевых при принятии решения о финансировании проекта. При идентификации неприемлемых для банка рисков проект может быть отклонен либо структура сделки будет скорректирована», – говорит Гришковец. Как правило, исполнение обязательств заемщиков по проектам помимо собственно денежных потоков инвесторов обеспечивается залогами, гарантиями (в том числе государственными и субфедеральными гарантиями) и поручительствами частного бизнеса (механизмы ГЧП).

В посткризисные годы коммерческие кредитные организации стали все чаще отмечать усиление позиций госбанков во всех сегментах рынка, и оценка такой ситуации не всегда позитивная. Тем не менее активность госструктур в сфере крупных промышленных, социальных, инфраструктурных проектов, которые не могут потянуть частные банки, – явление закономерное. И роль банков с государственным участием в этой сфере должна только усиливаться.  

Санкт-Петербург