Дороги для праздников

14 мая 2012, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Любопытная тенденция: каждый раз, затевая очередной амбициозный инфраструктурный проект за счет бюджета, правительство РФ увязывает его с помпезным событием международного масштаба. Великолепный мост на остров Русский возводится к саммиту АТЭС 2012 года, полная перестройка Сочи затеяна к Олимпиаде-2014, а идея построить высокоскоростную железнодорожную магистраль между Москвой и Санкт-Петербургом (ВСМ-1) была реанимирована в связи с чемпионатом мира по футболу 2018 года. Хочется надеяться, что при принятии решений о начале «строек века» аргумент «чтобы было красиво» не был ни единственным, ни главным.

Помимо привязки к глобальным событиям у перечисленных мегапроектов есть другие сходные черты. Все они стоят запредельно дорого, при этом финансируются в основном из бюджетных средств, преимущественно федеральных. Олимпиада-2014 задолго до начала заняла почетную строчку в истории Олимпийских игр. Она станет самой дорогой из зимних олимпиад, в пять раз обогнав по стоимости ванкуверскую. Совокупный объем инвестиций в сочинские проекты, включая транспортную инфраструктуру, дорос до 1 трлн рублей, причем 80% перечисляется из федеральной казны.

Бюджет саммита АТЭС на острове Русский оказался больше, чем объем средств, которые страна тратит на дорожное строительство, и равен четырем годовым бюджетам Приморского края. «Согласно данным Министерства финансов, – написали в своем докладе Борис Немцов и Владимир Милов, – стоимость подготовки к проведению саммита составляет астрономическую сумму – 284 млрд рублей, из которых 202 млрд должен заплатить федеральный бюджет». Что касается ВСМ-1, то из 696 млрд рублей, необходимых для запуска высокоскоростных поездов из Москвы в Санкт-Петербург, из федерального бюджета ожидается 70% финансирования.

Другой объединяющий момент Сочи, Русского и ВСМ-1 – большие сомнения по поводу эффективности, а главное – своевременности вложений в эти проекты. Относительно Сочи, к примеру, уже раздаются осторожные голоса, предсказывающие, что построенные и реконструированные отели на 40 тыс. номеров после Олимпийских игр будут пустовать. За время гигантской стройки россияне просто отвыкли ездить на любимый курорт, и непонятно, что можно сделать для резкого троекратного увеличения туристического потока. Также неясно, кем будут заполняться пять ледовых дворцов, стадионы, корты, многочисленные рестораны и бары, при том что ехать в Сочи из центра страны далеко, неудобно и дорого. В лучшем случае, саркастически замечают блогеры, город ждет судьба русского Куршавеля.

Неоднозначным и насильственным выглядит и план правительства в отношении острова Русский: эксперты недоумевают, зачем строить самый высокий и длинный в мире вантовый мост туда, где нет никаких производств, да и жителей почти не осталось.

Также неочевидно, что первая в России высокоскоростная магистраль должна появиться здесь и сейчас. «Нет необходимости повышать мобильность населения между Москвой и Петербургом. Мы и так носимся туда-сюда как одержимые, и высокоскоростное сообщение ситуацию существенно не изменит», – утверждает глава аналитического агентства InfraNews Алексей Безбородов. По его мнению, нет никаких предпосылок для резкого роста трудовой и туристической миграции, на который делает ставку РЖД в обосновании проекта. В России в силу сложившейся трудовой культуры вахтовым методом работать практически негде: нет ни дешевого арендного жилья, подходящего для обеспечения нужд «челночных» трудовых ресурсов, ни прочей инфраструктуры.

Ожидания в отношении активизации путешественников тоже могут не оправдаться: люди станут чаще ездить прогуляться в Москву и Петербург только в том случае, если в столицах появится возможность интересно, приятно и недорого отдохнуть. Но будет ли создана соответствующая инфраструктура гостеприимства и развлечений к запуску ВСМ-1 – большой вопрос. «Высокоскоростная магистраль может быть завершающим штрихом в программе последовательного развития региона, но никак не локомотивом, который кардинально изменит социально-экономическую ситуацию», – уверен Безбородов.

Но, похоже, принимая решение о начале очередного сверхзатратного инфраструктурного проекта, власти исходят из логики, что новая дорога куда-нибудь да выведет.