Красивая работа

Русский бизнес
Москва, 14.05.2012
«Эксперт Северо-Запад» №19 (565)
Елена Велюга: «Потребители становятся более взыскательными, и это провоцирует конкуренцию между салонами красоты, вынуждает их искать свои ниши и грамотно себя позиционировать»

Фото: архив «Эксперта С-З»

Индустрия красоты достаточно молода. Она начала формироваться 135 лет назад, когда компания Wella выпустила в массовую продажу первый шампунь. Сегодня к ней относится все, что связано с продуктами и технологиями по уходу за волосами, кожей лица и тела.

«Что касается профессиональной составляющей этого бизнеса – всего, что используется специалистами в салонах красоты (оборудование, технологии и средства), то данному направлению всего около 60 лет. Оно стало развиваться лишь в послевоенные годы, но зато стремительно, так как в последние десятилетия наблюдается очевидный тренд на физическую привлекательность, молодость и долголетие», – поясняет генеральный директор группы компаний «Май», президент Союза парикмахеров и эстетистов Северо-Запада Елена Велюга. О том, как она оказалась у истоков формирования отечественной индустрии красоты, на каком этапе находится отрасль сейчас, Елена Велюга рассказала «Эксперту С-З».

Из пыточной в салон

– С чего начиналась группа компаний «Май», почему вы решили работать именно в индустрии красоты?

– Мы с мужем купили помещение на Лиговском проспекте по какой-то смешной для центра города цене. Хотели организовать там офис, поскольку на тот момент занимались другим бизнесом. Но по бумагам оказалось, что оно продано с условием сохранения профиля парикмахерской в течение пяти лет. Юридически этот пункт обойти не удавалось, и мы решили от этой парикмахерской избавиться.

Поехали на встречу с ее коллективом, чтобы объявить о продаже. Когда зашли в помещение, я обомлела. Перепад пола от одной стены до другой был, наверное, сантиметров 70, до середины зала лежали кривые деревянные помосты. В углу стоял гигантский бак с кипятком, от которого шли клубы пара. На стенах висело какое-то страшное оборудование для пыток, которое при ближайшем рассмотрении было опознано как электробигуди.

Глядя на все это, мы еще раз убедились в том, что это хозяйство надо срочно продавать. И уже готовы были начать собрание, когда к нам подошла девушка, представилась старшей смены и нерешительно протянула конверт с арендной платой. Причем со словами: «Вы извините, у нас был трудный месяц – мало клиентов. Уж сколько собрали». В конверте оказалось 12 тыс. рублей, или 2 тыс. долларов. Мы не поверили своим глазам: казалось просто нереальным, что эта разваливающаяся парикмахерская не просто выживает, но и приносит доход. В результате на собрании я объявила, что парикмахерскую не продадим, а закроем на ремонт.

Открытие парикмахерской после ремонта в 1993 году произвело фурор. Она была первой в городе, спланированной специально под нужды салона, оснащенной профессиональным оборудованием. В ней использовалась современная косметика, которую в то время чуть ли не в чемоданах привозили из-за границы.

Как показало время, мы не ошиблись, решив заняться этим бизнесом. Сегодня в сети «Май» десять салонов красоты плюс салон «Май Hair spa», который предлагает комплексные услуги по уходу за волосами, включая оздоровление.

– Но у вас есть и другие направления деятельности. Как они появились?

– В какой-то момент стало очевидно, что в городе острый дефицит профессиональных парикмахеров. А мы, стремясь быть лидерами качества на рынке парикмахерских услуг, нуждались в специалистах с хорошей подготовкой. Встал вопрос: где их взять? Мы поняли, что если подходить к бизнесу серьезно, то подготовкой кадров надо заниматься самостоятельно. Причем учить людей не по старинке, пользуясь наработками советского времени, а взяв за основу самые современные международные стандарты в области парикмахерского искусства. Так возникла идея создать учебный центр.

В результате мы зажмурились и сделали прыжок в будущее. Заключив договор на использование американской обучающей технологии Pivot Point, открыли в 1997 году учебный центр «Май». На тот момент это был первый в Петербурге подобный обучающий центр, причем очень скоро он стал кузницей кадров не только для нашей сети, но для всего города. Впоследствии мы стали единственным в России дистрибутором технологии Pivot Point, и сейчас у нас 23 школы-лицензиата, работающие по данной методике в разных городах страны.

Следующим направлением стали оптовые продажи профессиональной косметики. Здесь мы также шли от потребностей своего бизнеса. В городе просто не было поставщиков профессиональной косметики, а работать без нее уже не представлялось возможным. В 1998 году был подписан контракт с компанией Swarzkopf Professional. Причем в марте мы сделали первую закупку, а в августе грянул кризис. Компания оказалась перед тяжелым выбором: либо выплачивать поставщикам деньги с учетом посткризисных цен, либо разрывать контракт. Решение не разрывать контракт было сложным, но стратегически верным: мы смогли продавать косметику, поддерживать бизнес и через год заняли уже 70% рынка.

Сейчас занимаемся дистрибуцией более 20 косметических марок, причем некоторые из них эксклюзивно представлены только у нас. Около десяти лет назад открыли еще и сеть розничных магазинов профессиональной косметики «Шпилька», которую развиваем в зависимости от потребностей компании.

Как ни забавно, но химчистки у группы появились примерно по той же схеме, что и первая парикмахерская. Здание, приобретенное под учебный центр, было обременено условием сохранения в нем химчистки, которая исторически там находилась. Но – только на части площадей. Поэтому мы смогли и химчистку сохранить, и учебный центр разместить. Теперь у нас есть лицензия на подготовку специалистов для химчистки по девяти направлениям и мы – единственное в городе учреждение, которое такие кадры готовит.

Безграничная красота

– Что сегодня понимается под индустрией красоты? Какие направления бизнеса в нее входят?

– Самая простая и понятная модель для объяснения, из чего состоит эта индустрия, – модель салона красоты. То есть достаточно вспомнить, какие услуги предоставляются в салоне, чтобы составить перечень основных направлений: парикмахерские услуги, косметология (мануальная, аппаратная, инвазивные методики, такие как ботокс и мезотерапия), маникюр и педикюр, солярий. Сейчас можно говорить о том, что частью индустрии красоты являются также SPA-услуги, хотя обычно их оказывают не в рамках обычного салона.

Также надо понимать, что внутри каждого направления есть свои составляющие: косметические средства, технологии их использования, сопутствующие инструменты, оборудование для салонов. Подчеркну, что в индустрии красоты все эти составляющие очень тесно связаны, например особая линейка косметических средств или специальный вид инструмента способствуют внедрению новой технологии и, как следствие, услуги.

Елена Велюга sever_565_025-1.jpg Фото: архив «Эксперта С-З»
Елена Велюга
Фото: архив «Эксперта С-З»

– Какие тренды наблюдаются в развитии индустрии красоты? Они универсальны для всего мира или у каждого локального рынка свои особенности?

– Главный тренд российского рынка – интеграция на всех уровнях. Раньше были отдельно салоны красоты, медицинские центры и фитнес-клубы. В настоящее время черту между ними иногда сложно провести. Пока преждевременно прогнозировать, сохранится ли эта тенденция, но если посмотреть на опыт западных коллег, то у них все-таки существуют определенные устоявшиеся границы.

Например, во Франции под одной крышей вы никогда не встретите парикмахерский зал и косметический кабинет – «куафюр» и «эстетика» обязательно будут разделены. Та же ситуация и в Германии, и в Великобритании.

Когда мы начинали работать, существовало четкое разделение на парикмахерские, салоны красоты и салоны красоты класса «люкс». Можно было открыть заведение определенного уровня, исходя из оговоренных заранее характеристик: количество рабочих мест, перечень услуг и т.д. Сейчас никаких рамок, определяющих уровень салона, нет. Поэтому у нас можно встретить парикмахерскую на три рабочих места, которая называется салоном красоты, где вдобавок представлен какой-нибудь суперпремиальный косметический бренд, которому там вообще не место.

На Западе, опять же, установилась четкая градация, которую никто не нарушает. Там право называться салоном красоты имеет только заведение, где более шести рабочих мест, а салоном красоты класса «люкс» – где более 12. Причем уровень салона зависит именно от масштаба бизнеса, а не от использования особых марок или оборудования.

Показательно, что когда мы проводили маркетинговое исследование рынка салонов красоты Петербурга, пытаясь разделить их по уровню согласно принятой на Западе градации (A, В, С и D), у нас ничего не получилось. У нас общемировые критерии не соблюдаются.

Хочется верить, что страна перерастет этот этап и через несколько лет такой неразберихи, такого чудовищного смешения всего со всем уже не будет. Отечественные потребители становятся все более взыскательными, и это провоцирует конкуренцию между салонами, вынуждает их искать свои ниши и грамотно себя позиционировать, ориентируясь на вполне определенный сегмент клиентуры.

Столичные чудеса

– Различается ли рынок услуг красоты в Петербурге и Москве?

– В столице индустрия красоты стала развиваться несколько раньше. Уже в начале 1990-х годов там открылись первые современные по тем временам салоны, позже прошла первая отраслевая выставка. Петербургский рынок лет на пять отстает от московского.

Кроме того, емкость рынка в Москве в разы больше. Это неудивительно, учитывая, что, по некоторым оценкам, в столице сосредоточено до 80% всех денег, циркулирующих в России. Поэтому бизнес там делать проще и быстрее.

Приведу пример. Одно из направлений деятельности группы «Май» – обучение парикмахеров. Мы являемся дистрибутором обучающей методики Pivot Point в России и странах СНГ, по которой работают 23 учебных центра на территории нашей страны, в том числе большой обучающий центр в Санкт-Петербурге. Он расположен в очень хорошем месте с точки зрения транспортной доступности, в комфортном большом здании – в общем, все замечательно. Кроме того, когда центр открывался, нас уже знали и специалисты, и клиенты. И вот со всем этим прекрасным багажом очевидных преимуществ компании потребовалось пять лет, чтобы выйти на самоокупаемость.

Для сравнения – наш обучающий центр в Москве. Местоположение в спальном районе, добираться, скажем честно, не очень удобно, конкуренция на рынке огромная, узнаваемость нашего бренда по сравнению с Петербургом небольшая. При этом самоокупаемости удалось достичь всего через два года. Вот такие чудеса московского рынка.

– В марте прошлого года создан Союз парикмахеров и эстетистов Северо-Запада, президентом которого вы стали. Зачем вам понадобилась еще и эта «общественная нагрузка»?

– Нам необходимо обмениваться опытом с коллегами, в том числе зарубежными, открыто обсуждать существующие в отрасли проблемы и сообща искать решения. Без этого развитие отрасли затруднительно, и идея консолидации давно витала в воздухе.

Начали мы с того, что провели в марте прошлого года чемпионат Санкт-Петербурга по парикмахерскому искусству. Собственно, организация соревнований – прямая обязанность союза. Тогда в мероприятии приняли участие около 100 человек, в нынешнем же году – вдвое больше. Кроме того, осенью 2011 года мы повезли на чемпионат Москвы сборную команду Петербурга, которая заняла там первое место.

В 2012 году мы замахнулись на совсем большие мероприятия: уже второй раз в «Ленэкспо» пройдет Международный форум парикмахеров, куда приедут профессионалы со всего мира, чтобы поделиться опытом и продемонстрировать свое мастерство. В рамках форума состоится открытый кубок Европы по парикмахерскому искусству, который должен стать интересным событием не только для специалистов, но и для горожан. Кроме того, впервые в России мы будем проводить саммит директоров индустрии красоты. Благодаря этим мероприятиям мы можем показать, что в городе на Неве живут и работают люди не только образованные и культурные, но и талантливые, яркие и очень красивые.         

Санкт-Петербург

Косметическое покрытие

По оценкам ГК «Май», потребителями профессиональной косметики в Петербурге являются 2 тыс. салонов красоты разного уровня, 200 профессиональных магазинов и частные мастера. Общий объем легального рынка профессиональной косметики – около 75 млн долларов в месяц, при этом 90% продукции используется в салонах и менее 10% продается в магазинах города.

Однако точно просчитать объем рынка очень трудно, поскольку множество мастеров работают на дому, кроме того, часто закупками косметики и расходных материалов каждый мастер занимается самостоятельно. 

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №19 (565) 14 мая 2012
    Высокоскоростная магистраль
    Содержание:
    Непрозрачные намерения

    Строительство высокоскоростной магистрали Москва – Санкт-Петербург обсуждается в закрытом режиме, хотя проект, лоббируемый РЖД, несет очевидные риски

    Реклама