Единый код

Общество
Москва, 28.05.2012
«Эксперт Северо-Запад» №21 (567)
Вера Сахарова: «Нужно воспитывать людей, которые правильно воспринимают этническое многообразие страны и при этом являются лояльными гражданами вне зависимости от национальности или принадлежности к той или иной конфессии»

Фото: архив «Эксперта С-З»

Комитет по внешним связям Петербурга (КВС) приступил к реализации второго этапа проекта «Толерантность». Его старт в 2006 году позволил определить наиболее проблемные точки петербургского общественного развития в сфере межнациональных отношений. Насколько адекватно идеи толерантности, терпимости к другим конфессиям и национальностям воспринимаются горожанами?

Кандидат политических наук, начальник управления координации госпрограмм по межнациональным отношениям, связям с соотечественниками за рубежом и межрегиональному сотрудничеству КВС Вера Сахарова признает: Северная столица, впрочем, как и Россия в целом, находится только в начале пути по воспитанию уважения граждан друг к другу. Однако итоги первого этапа городской программы дают основания полагать, что слово «толерантность» становится все более популярным среди петербуржцев.

– Значение слова «толерантность» можно посмотреть в любом словаре. Какими идеями Петербург дополняет этот социологический термин, обозначающий терпимость к иному образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям?

– На первое место мы выносим старое как мир понятие – взаимоуважение, которое основывается на чувстве согражданства, патриотизма и общенационального самосознания. Один из основных посылов нашей программы «Толерантность» – качественное сочетание общероссийской идентичности и петербургского самосознания.

Обе эти составляющие требуют дополнительной расшифровки. Общероссийская идентичность – это продолжение слов Дмитрия Медведева, высказанных в декабре 2010 года после событий на Манежной площади в Москве: «Идея российской нации абсолютно продуктивна, и ее не нужно стесняться». Именно после ставшей именем нарицательным «Манежки» тема трений между коренным населением российских регионов и приезжими, главным образом с Северного Кавказа, а также рост активности русских националистов попали в поле зрения федеральной власти.

В результате был дан ясный, четкий ответ на вопрос, что является главной стратегической целью проводимой в стране национальной политики. Ответ заключается в двух словах: российская нация. Речь идет об общегражданской, общенациональной идентичности. «Петербург объединяет людей», – гласит слоган программы «Толерантность». «Единый культурный код» – и речь также идет о гражданской нации в современной России и главном элементе этого кода – русской культуре как «стержне, скрепляющем ткани». Эти принципы мы и продвигаем.

Что касается петербургского самосознания, то в это словосочетание зачастую вкладываются разные смыслы. Но изначально общепризнанно, что оно основано на той самой исторической интеллигентности, которая берется за образец поведенческой модели. И наша задача – воспитывать каждого жителя города в любви как к окружающим его людям, так и к самому городу.

– Насколько успешен этот процесс?

– Тут, наверное, уместна поговорка «Насильно мил не будешь». Хотелось бы ответить, что нам удается достучаться до сердца каждого приезжающего на постоянное место жительства в Петербург, но, увы, приходится констатировать, что многое зависит от конкрёетного человека. Кто-то после переезда, к примеру, сразу пойдет в Эрмитаж, а кто-то так и не узнает, где он находится. Поэтому мы большое внимание уделяем воспитанию детей мигрантов, которые, в отличие от взрослых, более восприимчивы к новой культуре и правилам поведения.

– Вероятно, нужно воспитывать не только детей мигрантов, но и детей тех, кто уже живет в Петербурге…

– Государственная поддержка программ по воспитанию толерантности как раз на это и направлена. Выпуск специальных дневников и ежегодников, букваря для мигрантов, этнокалендаря, азбуки петербуржца – список можно продолжать. Мы ведем большую просветительскую работу, генерируем идеи, которые можно реализовать в сотрудничестве с музеями города. Запускаем в школах Петербурга общеобразовательный форум «Культуры мира», который познакомит школьников с мировым наследием. Культурная идентичность просто так не прививается – это результат многотрудной работы. Нужно воспитывать людей, которые доброжелательно воспринимают этническое многообразие и при этом являются лояльными гражданами – вне зависимости от национальности или принадлежности к той или иной конфессии.

Плавильный котел

– Но политика мультикультурализма, как показывают события в Европе, также порождает много проблем…

– Понятие мультикультурализма введено в научный и политический лексикон североамериканских иммигрантских государств, Канады и США, в 1960-х годах. Тогда этим словом обозначались новые интеграционные модели, принципиально отличающиеся от классической модели melting pot – «плавильный котел». Если ассимиляционная модель предполагает, что тяготы и бремя процесса интеграции ложатся в основном на самих мигрантов, то мультикультурная модель переносит акцент на создание благоприятных условий для интеграции, то есть требует усилий принимающей стороны.

В настоящее время в этих странах заканчивается процесс институализации новой модели интеграции иммигрантов в американскую и канадскую нации. Несмотря на растущее этническое и региональное многообразие, этим государствам удалось выработать национальную идею, вполне успешно консолидирующую мультикультурное общество. В Канаде, в частности, параллельно идут два процесса, находящиеся в динамическом противоречии: растет мозаичность общества и происходит канадизация населения, осознающего себя как мультикультурную общность.

– Почему те же стратегии не удалось реализовать в Европе?

– Европейские страны вынужденно превращаются в иммигрантские государства, и тот или иной вариант политики мультикультурализма – при всей неоднозначности ее последствий – становится для них практически неизбежным.

Какую стратегию предлагает Европа? Все большую популярность получает идея квотирования и стимулирования желаемой или замещаемой иммиграции. Для иммигрантов вводится экзамен по языку, политической организации и основам истории страны их пребывания. Разрабатываются программы предоставления жилья и социальных услуг, призванные не допустить обособление мигрантов. Большинство европейских государств включают решение этих задач в комплексные социальные программы, ориентированные на обеспечение равных возможностей на рынке труда.

Однако предлагаемое в странах Евросоюза «лекарство» может оказаться хуже «болезни». Во-первых, такого рода мультикультурная политика требует все более серьезных трат. Во-вторых, важным предостережением служит то, что уровень экономической активности иммигрантов трудоспособного возраста в Европе значительно ниже, чем у местного населения. Дешевая рабочая сила мигрантов уже в следующем поколении оборачивается дополнительной нагрузкой на социальную инфраструктуру, и так уже не столь эффективную.

Верный путь

– То есть тактический выигрыш может привести к стратегическому проигрышу в будущем?

 – Да, поскольку массовая иммиграция окончательно разрушает важнейшую опору европейского благосостояния – социальное государство. Количественное соотношение стареющего европейского населения и молодых иммигрантов рано или поздно поставит на повестку дня вопрос о перераспределении власти, причем источником политических претензий послужит иная расовая или конфессиональная идентичность, культивируемая в рамках политики европейского мультикультурализма. Фактически европейцам предстоит творчески переосмыслить проект «Единая Европа».

– Год назад мир потрясли трагические события в Норвегии. Это новый тревожный сигнал?

– Ключ к пониманию этой трагедии кроется в том, что в странах континентальной Европы политический процесс сбалансирован (правые регулярно сменяют левых, и наоборот), в обществе ведется обсуждение плюсов и минусов иммиграции, прежде всего мусульманской. Эти дискуссии приводят к политическим решениям: в Швейцарии введен запрет на строительство минаретов, во Франции и в Бельгии запрещено носить паранджу в общественных местах, и т.д.

В странах Северной Европы ситуация, судя по всему, иная: там издавна преобладают левые партии, в обществе нет вышеупомянутой дискуссии, а потому, по всем признакам, мусульмане считают эти государства максимально благоприятными для проживания. При этом часть коренных граждан склонны проявлять протест в резкой форме: яркий пример – датские карикатуры на пророка Мухаммеда. Отсутствие дискуссий и реальных действий властей по снижению озабоченности граждан в связи с грядущими демографическими и культурологическими изменениями содействуют накоплению протестного потенциала.

В настоящее время есть все шансы сделать так, чтобы имя Андерса Брейвика воспринималось европейцами как синоним современного варварства и чудовищного преступления. Но мы все должны ответить на вопрос: как появляются брейвики? После террористических актов, совершенных в последние годы, европейцы начали осознавать, что суровая реальность – не только превращение их родины в мишень для террористов: местные сообщества, замкнувшиеся перед лицом новой угрозы, начинают воспринимать иммиграцию исключительно в черно-белых тонах.

Поэтому нам еще предстоит увидеть, сумеют ли в этой сложной, радикально новой ситуации страны Европы интегрировать десятки миллионов представителей других народов, не прибегая к насилию и соблюдая права человека. И приведет ли это к мирному сожительству вне зависимости от расовой и этнической принадлежности, к взаимообогащению культур или породит новые конфликты.

– Какой путь предпочтительнее для нашей страны?

– У России должен быть свой путь – без клише и шаблонов. Идеология нашей страны больше построена на имперском сознании в лучшем смысле этого слова: большое государство объединяет равноправно многие культуры, этносы… У нас нет другого пути, кроме как консолидировать жителей граждан вокруг русского языка, русской культуры, и в частности практически европейской культуры бытия. Контроль над миграционными потоками и воспитание подрастающего поколения, которое, по мнению многих экспертов, оказалось сегодня в идеологическом вакууме, – это задачи первостепенные, базисные.

Программа «Толерантность 2.0» – это социальная инвестиция, результат которой не может быть сиюминутным, но нет сомнений, что наше поколение застанет эпоху, когда межнациональный или межконфессиональный конфликт будет восприниматься как аномалия. Ведь толерантность – это эволюционная установка, это все равно что закон всемирного тяготения.     

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №21 (567) 28 мая 2012
    Инвестиционный климат
    Содержание:
    Звоночек для инвестора

    История с «Набережной Европы» в очередной раз подтверждает, что Санкт-Петербург развивается без четкой стратегии и строгих градостроительных правил

    Реклама