Готовность к катаклизмам

Менеджмент роста
Москва, 28.05.2012
«Эксперт Северо-Запад» №21 (567)
Владимир Романовский: «Бывает, предприниматель отказывается от профессиональной помощи под лозунгом „cами разберемся“ и в результате потом приходит уже за услугой „cопровождение банкротства“»

Фото: архив «Эксперта С-З»

Некоторые виды бизнеса в России многие считают продажей воздуха. Чаще всего достается консалтингу: осознать, что есть профессия, смысл которой, по большому счету, состоит в том, чтобы давать советы, для русского человека, который и так все знает лучше всех, до сих пор непросто.

Как отмечает директор Института проблем предпринимательства (ИПП) Владимир Романовский, «культура потребления консалтинговых услуг в целом тесно связана с общей культурой ведения бизнеса, а потому предвзятое отношение к консультантам – лишь симптом более серьезных проблем отечественной экономики». Владимир Романовский рассказал «Эксперту С-З» о том, почему это происходит и насколько востребованы консалтинговые услуги среди российских предпринимателей.

Как корабль назовешь

– Почему вы решили создать компанию в сфере консалтинга в то время, когда в России вообще с трудом представляли, что это такое?

– Деятельность нашей компании начиналась не с консалтинга, а с юридических услуг. Дело в том, что, будучи выпускником юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета (в то время – ЛГУ имени А.А. Жданова), до 1989 года я работал следователем. А когда уволился из правоохранительных органов, для меня единственным вариантом работы по специальности стала частная юридическая практика. До 1991 года я работал один, но затем возникла необходимость набирать людей, чтобы качественно справляться со всеми заказами, поскольку к тому моменту у меня уже сложилась пусть не очень большая, но постоянная клиентура. И, собственно, именно одному из клиентов наша компания – Институт проблем предпринимательства – обязана своим появлением. Дело в том, что клиент, на тот момент ключевой, в 1992 году сообщил, что далее поддерживать деловые отношения со мной как частным лицом уже неудобно и надо создавать полноценную юридическую фирму. Так мы и зарегистрировали компанию. Этот же клиент, кстати, придумал и ее название. Через некоторое время стало ясно, что название очень удачное: в нем отражена миссия компании – способствовать развитию отечественного бизнеса и применять в своей работе системный, глубокий научный подход. Пожалуй, название во многом определило наше самосознание как организации и задало ориентиры для развития.

Сейчас у нас пять направлений деятельности: оценка, аудит, юридические услуги, маркетинг и консалтинг (инвестиционный, финансовый и управленческий). Были у нас и другие виды бизнеса – рекрутинговый и рекламный, но они не пошли, поэтому в начале 2000-х годов было решено от них избавиться.

– С какими чувствами вы вспоминаете 1990-е годы, когда начинали бизнес?

– 1990-е годы были, конечно, шикарным временем, красивым. Интересным, динамичным. Возможно, это просто ностальгия по молодости, когда все воспринималось свежее и ярче. Но все-таки не только в этом дело. Сегодня, начиная бизнес, даже не представляя его специфику, всегда можно найти книги, где все о нем уже написано, пообщаться с людьми, которые могут поделиться опытом. А 20 лет назад не было ничего и никого, способного дать тебе в области бизнеса нужные советы, наставить на правильный путь. Поэтому все приходилось делать на свой страх и риск методом проб и ошибок. Все ощущалось очень остро, надо было всегда находиться в тонусе, не расслабляться. Отсюда и воспоминания об особом вкусе к жизни, который мы чувствовали в те годы.

Мы не были самой первой компанией в нашей сфере деятельности, но посмотрите: юридических организаций, работавших на рынке 20 лет назад, практически не осталось, аудиторских – очень мало, и почти никто из них не сохранил прежних владельцев и рыночные позиции.

При этом замечу, что нам в то время было психологически все-таки легче, чем клиентам. Да, мы попадали в те же проблемные ситуации, что и предприятия торгового или, например, финансового сектора, но для нас решение этих проблем составляло суть деятельности, отсюда – профессиональная и эмоциональная готовность к российским катаклизмам.

Работа на перспективу

– Сегодня конкуренция по всем направлениям деятельности ИПП довольно велика, в том числе в сфере консалтинговых услуг. Ваши конкурентные преимущества перед другими игроками?

– Стоит сказать, что у нас нет единой конкурентной среды. В каждом направлении бизнеса – свои конкуренты. И это естественно, потому что компаний, одинаково сильных во всех этих сферах сразу, просто нет. В каждом сегменте мы решаем свои задачи и выстраиваем отдельные стратегии. Но в целом мы всегда делали акцент на том, что являемся экспертами в области российского бизнеса, хорошо знаем российские реалии. Компания взрослела вместе с отечественным бизнесом, мы наблюдали за ним и со стороны, и изнутри, поэтому обладаем опытом, которым можем поделиться с другими.

Тем не менее отмечу, что себя мы тоже не считаем чемпионами во всех видах профессиональных услуг. Вероятно, поэтому и не сражаемся против конкурентов, а дружим с ними, со многими сотрудничаем. Не колеблясь рекомендуем своим клиентам коллег, если те, по нашему мнению, могут выполнить какой-то специальный вид работ лучше. Заказчик не должен сомневаться, что его деловые интересы для нас важнее всего. Для консалтинговых компаний, думаю, это должно быть общим правилом.

– Какие направления деятельности наиболее перспективны для компании, в каких отраслях вы работаете?

– Когда я говорю о сегментах нашего бизнеса, имею в виду направления, так как структура наших услуг корректируется практически не менее двух раз в год. Это нормально: рынок мобилен, а мы – своего рода функция от задач клиентов. Если не будем гибкими, то утратим актуальность, не сможем быть успешными.

Конечно, развитие возможностей в большей части консалтинга зависит от отраслевой специализации. Есть набор индустрий, в которых мы имеем особый опыт, знания и методологические наработки: строительство, электроэнергетика, транспорт и некоторые другие.

Но когда мы не так давно снова определяли для себя круг приоритетных отраслей на перспективу, решили сделать акцент в том числе на индустрии высоких технологий и сельском хозяйстве. Мы предложили услуги крупным корпорациям («Роснано» и Объединенной зерновой компании соответственно), которые являются в своих направлениях базовыми, методологически важными клиентами, но при этом наибольший объем работ приходится на предприятия среднего и малого бизнеса.

В прошлом месяце, например, завершили проект с ИT-компанией «Арком» – маркет-лидером России в сфере эквайрингового софта. Ее развитие предполагало привлечение международного инвестора, однако корпоративная структура «Аркома» не соответствовала требованиям международных стандартов инвестирования.

Наши эксперты выполнили ряд работ – от due diligence компании, полной реорганизации ее корпоративной структуры, до правового сопровождения сделки с иностранным инвестором и связанных с ней переговоров. В результате контрольный пакет «Аркома» приобрел один из глобальных лидеров отрасли – французская фирма Ingenico, российский офис получил новый импульс для развития и расширения масштабов деятельности. Высокая цена сделки стала результатом в том числе качественной структуризации компании и ее инвестиционной подготовки. Хочу особо отметить эту сделку, поскольку она стала важным событием в индустрии информационных технологий как минимум в европейском масштабе.

За культурный бизнес

– Часто приходится слышать, что головная боль для консалтингового бизнеса – «аудиторские лавки», открывающиеся на каждом шагу. Как можно бороться с этой проблемой?

– Эти «лавки» сложно назвать конкурентами. Но проблема в том, что они ломают рынок, препятствуют его развитию. О какой цивилизованной конкуренции можно говорить, если компания готова за 1 тыс. долларов «провести аудит», даже не выезжая на предприятие, а заключение выслать по почте. Такая же картина в сфере независимой оценки: за ящик пива «оценщик» выйдет на любую цифру и за день сдаст отчет. И таких «аудиторов» и «оценщиков» сотни, а может быть, тысячи. Прискорбно, что они в существенной степени формируют отношение к профессиональным консультантам, сути и стоимости нашей работы.

Государство борется с этой проблемой, что, конечно же, хорошо. Пока в аудите – более последовательно, чем в оценке. Но тенденция обнадеживает. «Входной билет» и поддержание профессиональной квалификации стали настолько дороже и хлопотнее, что часть случайных в нашей сфере игроков добровольно покидают наши ряды, а оставшиеся, возможно, десять раз подумают, прежде чем оплатить один опрометчивый отчет собственной дисквалификацией.

Тем не менее уповать только на государственную политику нельзя. Большую роль в развитии любой отрасли играет консолидация профессионального сообщества – именно она должна задать единый (высокий) стандарт качества работы и в целом помогать формировать атмосферу уважения к своей деятельности. Поскольку мы работаем в пяти различных сферах, то для нас речь идет об участии в большом количестве разных профессиональных сообществ. В основном это участие происходит через постоянное общение с коллегами, выработку некого общего видения проблем и путей их решения.

– Раз уж речь зашла об образе профессии, который создается сообществом специалистов, поделитесь наблюдениями: как меняется отношение к консалтингу в целом?

– Отношение к консалтингу и консультантам меняется в лучшую сторону, но не так быстро, как хотелось бы. Аудит, оценка и консалтинг – это виды бизнеса, которые отсутствовали в России до прихода рыночной экономики. Поэтому в 1990-е годы многие предприниматели не понимали, зачем это все надо, бытовало мнение, что мы продаем воздух. Да и в настоящее время бывает, что предприниматель отказывается от профессиональной помощи под лозунгом «сами разберемся» и в результате потом приходит уже за услугой «сопровождение банкротства».

Наша задача – просвещать, рассказывать и пропагандировать ценность независимого мнения специалиста, миссию нашей профессии. В целом ситуация такова: консалтинг повышает культуру ведения бизнеса, а высокий уровень этой культуры способствует большей востребованности услуг консультантов. Так что все находится во взаимозависимости. Резюмируя, могу сказать, что ситуация меняется: пусть медленно, пусть непрямолинейно, но в лучшую сторону.         

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №21 (567) 28 мая 2012
    Инвестиционный климат
    Содержание:
    Звоночек для инвестора

    История с «Набережной Европы» в очередной раз подтверждает, что Санкт-Петербург развивается без четкой стратегии и строгих градостроительных правил

    Реклама