Пробный камень

Тема недели
Москва, 04.06.2012
«Эксперт Северо-Запад» №22 (568)

Hазработка Штокмановского месторождения выглядит сегодня куда менее оптимистично, чем пять лет назад. Тогда иностранные нефтяные мажоры выстраивались в очередь из кандидатов в участники проекта и были готовы играть по правилам «Газпрома». Теперь же идут разговоры о том, что и Total, и Statoil намерены отложить работу и подождать до лучших времен. Слишком неясны перспективы мировых газовых рынков, и слишком дорогостоящим выглядит освоение самого большого в мире морского месторождения. Участники не раскрывают данные по затратам, но в ряде СМИ появилась цифра 30 млрд долларов, которые требуются на освоение первой фазы Штокмановского проекта. Первоначальные оценки были в два-три раза ниже.

Сообщается, что уже сделанные инвестиции составили 1,5 млрд долларов, хотя проект еще находится в стадии разработки и обсуждения, а на Штокмане не добыто ни единого кубометра газа. Тому, безусловно, есть объективные причины: месторождение уникально, для его освоения потребуются самые современные технические решения, которые пока не реализованы даже норвежцами. То есть теми, у кого накоплен успешный сорокалетний опыт работы на шельфе.

Концепция проекта уже несколько раз менялась. Пять лет назад предполагалось сжижать весь добытый газ и отправлять танкерами в США, где в то время были самые высокие в мире цены. Но в Америке случилась сланцевая революция, и не исключено, что страна сама превратится в газового экспортера. Затем «Газпром» объявил о намерении добывать на Штокмане только трубопроводный газ, который стал бы ресурсной базой Nord Stream. Казалось, что Западная Европа, где собственные запасы газа подходили к концу, еще прочнее сядет на газпромовскую иглу. Однако в Европу хлынул дешевый сжиженный газ с Ближнего Востока, который оказался невостребованным в США. Теперь перспективы европейского рынка тоже выглядят неясно, особенно в условиях нарастающих экономических проблем.

Вариант, когда половина штокмановского газа перерабатывается в СПГ, а другая поставляется по трубам, оказался слишком затратным. Поэтому «Газпром» вроде бы намерен вернуться к первоначальной схеме, то есть к строительству завода по производству СПГ. По оценке Statoil, отказ от создания инфраструктуры для экспорта трубопроводного газа снизит издержки проекта на 10%.

«Решение пока не утверждено. Для нас важно изучить все возможности, которые обеспечивают большую гибкость и приемлемую прибыль», – отметил представитель норвежского концерна Бор Глад Педерсен. «Инвестиции только в одно направление, а именно – в СПГ, позволят уменьшить суммарные издержки. Кроме того, СПГ предоставляет возможность гибкого реагирования на поведение важнейших рынков», – добавил он. Самым перспективным рынком СПГ Statoil считает Азию, особенно Японию, которая приняла решение закрыть все атомные электростанции после аварии на Фукусиме.

Однако как долго сохранится азиатская газовая «лакуна», точно прогнозировать нельзя: Китай приступил к разработке собственных месторождений сланцевого газа, а Австралия возводит крупный завод по производству СПГ. Тем не менее глобальный спрос на энергоносители растет, а газ обеспечивает минимальные выбросы СО2 в атмосферу среди всех органических топлив. Поэтому разработка Штокмановского месторождения обязательно начнется и станет пробным камнем в освоении ресурсов шельфа российской Арктики. «Полагаю, что „Газпром“, Statoil и Total вскоре разрубят гордиев узел. Очень дорого держать такой проект в подготовительном режиме», – уверен норвежский эксперт Ариль Му.

Изрядно затянувшаяся штокмановская история пока не вселяет оптимизма. Но один важный урок из постоянных переносов сроков реализации проекта уже можно извлечь. Очевидно, что существующее налоговое и таможенное законодательство в России не благоприятствует добыче на арктическом шельфе. И об этом иностранные партнеры по Штокману говорят в полный голос. Президент Владимир Путин объявил о предстоящих новациях в законодательстве, нацеленных на стимулирование участия иностранцев в разработке шельфовых месторождений. Предполагается снизить налог на добычу полезных ископаемых, экспортную пошлину, а также отменить НДС на уникальное оборудование, которое будет ввозиться из-за рубежа. Президент, как сообщил руководитель «Газпрома» Алексей Миллер, обещал преференции и участникам Штокмана.

Но это означает, что каждый большой шельфовый проект по-прежнему требует особого расположения властей и ручного управления. Хочется, однако, верить, что на создание ясных правил игры, в том числе для зарубежных компаний, уйдет меньше пяти лет.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №22 (568) 4 июня 2012
    Штокман
    Содержание:
    Реклама