Вместо или вместе?

Экспертный спор вокруг программы «Толерантность» показывает: создание в Петербурге толерантной среды – задача, решить которую невозможно силами отдельных органов государственной власти

Фото: архив «Эксперта С-З»

В конце июля в Санкт-Петербурге обнародовали результаты исследований социологического центра «Мегаполис», фиксирующие небывалый рост возмущения горожан поведением мигрантов. Если в 2005 году недовольство констатировали всего 2-3% петербуржцев, то в 2012-м – уже 12%, причем, как выяснилось, они готовы выражать свою позицию, выходя на улицу с протестами. В рейтинге городских проблем, вызывающих наибольшую озабоченность, ситуация с мигрантами оказалась на пятом месте – так высоко она не поднималась никогда.

Столь печальная статистика вызвала широкую общественную дискуссию, развернувшуюся в духе хрестоматийных вопросов «Кто виноват?» и «Что делать?». Как ни странно, в числе виновников было названо городское правительство и конкретно его программа «Толерантность», цель которой – именно гармонизация межэтнических отношений.

Хороший калибр

В частности, научный руководитель уже упомянутого «Мегаполиса» Татьяна Протасенко констатировала, что «петербургская программа „Толерантность“ построена в значительной степени по европейским принципам мультикультурализма», хотя «концепция мультикультурализма в Европе, грубо говоря, грохнулась».

С критикой программы выступил и другой авторитетный ученый, директор Центра независимых социологических исследований Виктор Воронков. «Приписывая разным людям разную культуру, подчеркивая их этничность, эта программа только усугубляет ситуацию. Там говорится примерно следующее: „Они, конечно, другие, но надо дружить“. То есть подчеркивается, что есть люди, которые „другие“, – обозначил он свою позицию в интервью порталу „Город 812“. – Этому и учили в советское время – в СССР выделение этничности достигло максимума: она заносилась в паспорта, была иерархия наций и территорий – одни признавались нацией, другие только национальностью, третьи народностью. Нынешняя программа „Толерантность“ продолжает эту тенденцию».

Негативные высказывания экспертов были подкреплены «гласом народа». В частности, газета «Мой район» провела мини-опрос с целью выяснить, знают ли горожане о существовании данной городской программы и видят ли ее результаты. Оказалось, не знают и не видят. Другое дело, что редакция благоразумно не стала делать из этого далеко идущие выводы: понятно, что выборку из десятка человек сложно назвать репрезентативной.

Но главной площадкой для едких комментариев и критических выпадов стал интернет. Так, материал с высказываниями Татьяны Протасенко, опубликованный 18 июля на сайте Балтийского информационного агентства, собрал более 200 комментариев, общий тон которых – «Вон из города, понаехавшие!». Показательно, что уже третий комментарий дословно звучит так: «Хороший калибр. Замечательное решение проблемы мультикультурализма». Он не только не вызвал ни у кого возмущения, но и получил не один «лайк». Что наглядно демонстрирует: с толерантностью у петербуржцев сложные отношения. Вопрос только в том, какое отношение к этому имеет одноименная программа городского правительства?

Войти в русский мир

Татьяна Протасенко, как видно, ставит в укор «Толерантности» то, что программа проповедует принципы мультикультурализма. Корректность данного тезиса вызвала вопросы у коллег-экспертов.

Напомним: концепция мультикультурализма вошла в научный и политический лексикон североамериканских государств в конце 1960-х годов: тогда этим словом обозначались новые интеграционные модели, принципиально отличающиеся от классической модели «плавильного котла». Если ассимиляционная модель предполагала, что все тяготы и бремя интеграции ложатся в основном на самих мигрантов, то мультикультурная модель делала акцент на создание благоприятных условий для интеграции, то есть на усилия принимающей стороны.

Программа «Толерантность» действительно предполагает усилия принимающей стороны по адаптации и инкультурации мигрантов, однако и в тексте документа, и в многочисленных выступлениях экспертов, принимавших участие в его разработке, отмечается: мультикультурализм в европейском варианте – это ровно то, от чего программа постаралась уйти максимально далеко.

«В программе удалось избежать системной ошибки многих европейских стран. Решая проблему ксенофобии, мы не пропагандировали идею мультикультурализма в его европейском варианте, который фактически облегчает не интеграцию в принимающее общество, а консолидацию иммигрантских групп, – рассказывает начальник Управления координации государственных программ по межнациональным отношениям и связям с соотечественниками за рубежом Комитета по внешним связям Петербурга Вера Сахарова. – „Толерантность“ построена на принципах объективного отношения к формированию культурно разнообразных обществ, а не искусственного подчеркивания культурных различий, которые лежат в основе мультикультурного подхода».

На недопустимость смешивания понятий «современная национальная политика», которая выражена в формуле «толерантность», и «мультикультурализм» указывает и директор Российского этнографического музея Владимир Грусман: «Мультикультурализм – это формула, в основе которой лежит индивидуальность культуры каждого народа. Из этого принципа множественности культур, провозглашенного в Европе лет 10-15 назад, ничего хорошего не получилось. Не думаю, что с научной точки зрения можно говорить о близости теории мультикультурализма и тех основ, которые заложены в программу „Толерантность“» (подробнее см. «Лекарство в нужной пропорции», «Эксперт С-З» №28-31 от 16 июля 2012 года).

Авторы программы полагают, что европейский мультикультурализм как интеграционная модель для мигрантов исторически и психологически вообще едва ли приемлем для современной России. «Идеология нашей страны построена на имперском сознании в лучшем смысле этого слова: большое государство равноправно объединяет многие культуры, этносы. У нас нет другого пути, кроме как консолидировать граждан вокруг русского языка, русской культуры и цивилизованных норм поведения», – уверена Сахарова. «Вхождение мигрантов в пространство русского мира, преодоление этнической разобщенности через осознание и горожанами, и приезжими себя в первую очередь россиянами, петербуржцами – вот цель программы», – добавляет Грусман.

Я и другие

Упрек Виктора Воронкова в адрес программы «Толерантность» касается вещей более глубоких. Ученый обращает внимание на то, что призыв к мирному сосуществованию с «другими» (и это не только люди иной этнической принадлежности, а любые группы, подверженные дискриминации по полу, возрасту, состоянию здоровья, месту жительства и т.д.) в большинстве случаев приводит к обратному результату. «По большому счету, мы все на земле принадлежим к единой культуре, а субкультур бесчисленное множество – мы все различны по-своему. Но программа „Толерантность“ тщательно распределяет людей по „культурам“, – считает он. – А дальше все зависит от того, на какую почву упадет такое разделение, от предыдущей социализации человека. У кого-то толерантность не пострадает, но у большинства, как мне представляется, инстинктивно возникает подозрительное отношение к указанному „другому“, и под влиянием СМИ и общественного мнения укрепляется ксенофобия».

Авторы программы, в свою очередь, убеждены, что от деления по «культурам» никуда не уйти, и толерантность, по словам Владимира Грусмана, – не что иное как «высокая степень информированности о разных культурах». А программа «Толерантность» как раз и предусматривает комплекс просветительских мер, направленных, во-первых, на достижение этой информированности, во-вторых, на выработку единой поведенческой модели – вне зависимости от этнической принадлежности, религиозных убеждений, возраста и пола горожан.

«Мы говорили и говорим об укреплении чувства согражданства, общенационального самосознания, общероссийского патриотизма. Программа „Толерантность“ ориентирована именно на привитие общероссийской гражданской идентичности и петербургского самосознания у коренного населения разного этнического происхождения, – замечает Вера Сахарова. – Общероссийская идентичность должна быть базовой, что не отменяет этническую, конфессиональную или региональную самоидентификацию гражданина России. Именно поэтому опытом Петербурга интересуется мировое сообщество, прежде всего – международные организации, европейские муниципалитеты, институты гражданского общества».

Инициатива наказуема

На взгляд критиков программы, культурно-просветительских мер для воспитания толерантности недостаточно. «К сожалению, несмотря на наши мультикультурные амбиции и разного рода танцы-выставки-концерты, неприязнь и неприятие по отношению к иногородним в Северной столице растут, – процитировала Татьяну Протасенко радиостанция „Эхо Москвы“ 25 июля. – В программу „Толерантность“ должны войти не только культурные мероприятия (то есть не только мигрантов по музеям водить или по городу расставлять плакаты о том, что мы любим мигрантов), но и практические правила». Если не обращать внимания на выражение «мультикультурные амбиции», можно согласиться с тем, что музеев и плакатов действительно недостаточно для решения скопившихся проблем. Однако городской Комитет по внешним связям, отвечающий за реализацию программы «Толерантность», не может и не должен заниматься работой Федеральной миграционной службы и органов общественной безопасности по адаптации мигрантов, о которой говорит социолог.

По большому счету, задача программы «Толерантность» – именно «формирование общероссийского самосознания на основе главного элемента – русской культуры». Вопросы регулирования миграционных потоков и социально-бытовой адаптации мигрантов – это не ее епархия. «Сегодня недопустимо смешиваются понятия „государственная национальная политика“ и „государственная миграционная политика“. Некорректно напрямую увязывать критерии эффективности программы „Толерантность“ и социальное напряжение, вызванное увеличением числа иностранных работников», – подтверждает Вера Сахарова.

Во многом такое смешение понятий в общественном сознании произошло потому, что в 2011 году в программу «Толерантность» был срочно включен блок мер по бытовой адаптации мигрантов. В результате, как теперь очевидно, все вышло согласно формуле «инициатива наказуема». «Эти решения стали „скорой помощью“, смежными, но не профильными для основных задач», – констатируют в Комитете по внешним связям.

Так, осенью 2011 года во всех районах города открылись бесплатные курсы русского языка для мигрантов, причем процесс обучения обеспечивается необходимыми образовательными средствами (учебниками «Я живу и работаю в России», пособиями по русскому языку и т.д.). Разработаны и распространяются в иммигрантской среде справочные материалы с информацией о поступлении детей в школу, курсах русского языка и т.п. Часть этих материалов переведена на узбекский, азербайджанский, таджикский языки. В работе участвуют не только уполномоченные структуры, но и волонтеры. Создана и запущена система дополнительного обучения языку детей мигрантов в школах Петербурга: для этого подготовлена методическая база, распространен специализированный «Русский букварь для мигрантов», подготовлены педагоги. В крупнейших музеях действуют циклы образовательных программ, задача которых – познакомить школьников, имеющих различный культурный бэкграунд, с историей и культурой России и Петербурга.

То есть меры принимаются, и они не сводятся к «танцам-выставкам-концертам». Другое дело, что широкая общественность действительно мало знает о них, хотя отдельные профессиональные группы – педагоги, работники учреждений культуры, различные НКО и объединения волонтеров, специалисты, занимающиеся молодежной политикой, журналисты – очень активно вовлечены в реализацию программы.

Философия диалога

В ближайшем будущем правительство Петербурга должно принять проект городской программы «Миграция. Комплексные меры по реализации Концепции государственной миграционной политики РФ на период до 2025 года в Санкт-Петербурге» на 2012-2015 годы, которая призвана решить комплекс проблем, связанных с экономической и бытовой адаптацией мигрантов. Это ответ городских властей (а конкретно – Комитета по труду и занятости населения, главного разработчика проекта) на острую необходимость регулирования миграционных потоков, оптимизации объемов и профессионально-квалификационной структуры привлечения иностранных работников, обеспечения постепенного замещения иностранной рабочей силы национальными трудовыми ресурсами. Как комментируют в Комитете по внешним связям, подход к языковой и социокультурной адаптации мигрантов в Петербурге, наработанный программой «Толерантность», с 2013 года будет передан в программу «Миграция», а показавший эффективность опыт будет масштабироваться.

Предполагается, что программа «Миграция» должна снять общественное напряжение и ослабить шквал критики в адрес «Толерантности». Однако нет сомнений, что дискуссии вокруг последней едва ли полностью утихнут. Во многом потому, что в ее сегодняшнем виде она не может – да и не должна – решать весь огромный спектр проблем, связанных с воспитанием в петербуржцах толерантности в широком смысле этого слова. И тем более задачи, касающиеся экономической и бытовой адаптации мигрантов. Для этого должны быть приняты другие меры, причем не вместо программы «Толерантность», а вместе с ней.

«Благодаря программе „Толерантность“ рост этнического самосознания большинства горожан различных национальностей направлен в позитивное русло, постепенно выстраивается процесс формирования общероссийского самосознания на основе главного элемента – русской культуры, – выражает позицию Комитета по внешним связям Вера Сахарова. – Заявления о том, что эту политику надо прекратить и направить усилия и ресурсы на бытовую интеграцию огромного числа мигрантов, большинство из которых не являются гражданами России, мы категорически не разделяем».

Виктор Воронков, в свою очередь, указывает, что есть два подхода к формированию толерантной среды. «В первом случае мы фокусируем внимание на идеологическом воздействии на население (вам наступают на ногу в автобусе и убеждают вас, что надо любить наступившего), во втором – на материальной среде обитания (изменение количества автобусов и графика движения, чтобы пользование общественным транспортом перестало быть проблемой)», – поясняет он.

Понятно, что идеологическое воздействие необходимо, но едва ли оно окажется достаточным, если среда не будет меняться в позитивную сторону. «В Петербурге назрела необходимость трансформации среды города – институциональной, правовой и т.д. Решение данной задачи требует больших ресурсов и того, что называется политической волей, но эти действия дадут более стабильный эффект с точки зрения гармонизации отношений в обществе, – размышляет Воронков. – Все мы („мигранты“, „коренные“ и др.) живем в некомфортной среде, возлагать вину за испытываемый нами дискомфорт на какую-то отдельную категорию людей („мигранты“, „власть“ и т.п.) непродуктивно. Только совместными усилиями мы можем поменять сложившиеся правила и институты и сделать жизнь более комфортной».

При общем настрое на сотрудничество и конструктивный диалог раскол экспертного сообщества и общественности, вызванный даже не идейными противоречиями, а прозаическим неумением (или нежеланием) слышать друг друга, выглядит нонсенсом. Так что диалог в данной ситуации возможен и необходим.

28 августа состоится очередное заседание Экспертного совета по вопросам толерантности в Санкт-Петербурге, открытое для журналистов и специалистов. Идет прием заявок представителей петербургских СМИ на участие в семинаре «Национальный вопрос» – опять же открытое мероприятие. «На этот специализированный для журналистов семинар мы планируем пригласить в качестве спикеров видных общественных деятелей города и высококвалифицированных экспертов, чтобы разобраться, что такое „интернационализм по-советски“, „мультикультурализм по-европейски“, современная национальная политика России и как корректно об этом говорить, – объясняет Сахарова. – Миссия журналистских материалов о толерантности – это разговор о гражданской нации, о сообществе, которое само для себя организует самоуправление, демократический режим, правовое государство и попутно обеспечивает возможность российским гражданам разного этнического происхождения участвовать в общем деле».

Чиновники приглашают к сотрудничеству и в рамках программы «Толерантность», и в рамках разрабатываемой программы «Миграция» тех, кому есть что сказать. Будет печально, если этот призыв не будет услышан из-за предубеждения, что власть не в состоянии сделать что-то по-настоящему полезное. Пока складывается впечатление, что это полезное, пусть и не всегда достаточное для полного искоренения проблем, упорно не хотят замечать.   

Санкт-Петербург

Статья опубликована в рамках государственного контракта по программе «Толерантность»