Испытание реформой

Ликвидация обязательного накопительного элемента грозит обрушить едва вставший на ноги рынок негосударственных пенсионных фондов

Фото: NORMAN STEWART

Пенсионная реформа, о необходимости которой было заявлено в начале года, потихоньку превращается в мыльную оперу. В сентябре правительство РФ должно было утвердить согласованный вариант Стратегии развития пенсионной системы до 2030 года (далее – Стратегия) и к 1 октября внести ее на рассмотрение президента. Однако первый (и пока последний) вариант реформы появился на сайте Министерства труда и социальной защиты лишь в конце августа. И этот вариант нельзя считать согласованным: против него выступили Минфин и – с некоторыми оговорками – Минэкономразвития.

К 20 сентября закончилось формирование федерального бюджета на 2013 год, и президент Владимир Путин пожурил правительство за то, что в главном финансовом документе страны не отражены будущие перемены в пенсионном законодательстве. Когда наступило 1 октября, а правительство даже не собралось, чтобы рассмотреть Стратегию, он объявил о переносе сроков ее принятия (до конца года) и поручил кабинету министров провести широкое общественное обсуждение реформы. На днях министр экономического развития Андрей Белоусов подтвердил, что согласованного решения в правительстве по-прежнему нет. «Будем с обществом обсуждать», – добавил он.

Как именно это будет организовано, пока неясно. Времени осталось всего два месяца, в интернете соответствующая официальная дискуссионная площадка пока даже не создается, а форматы федеральных телеканалов уже давно не предполагают не то что общественное, а даже экспертное обсуждение. По-видимому, обсуждение ограничится рамками Открытого правительства.

Пенсионный возраст повысят, но завуалированно

Задача, которую ставят перед собой власти – ликвидировать дефицит бюджета Пенсионного фонда России (ПФР), – практически нерешаема. Самый действенный путь – постепенное увеличение пенсионного возраста – категорически отвергнут президентом в ходе предвыборной кампании. Между тем в нынешнем году дефицит бюджета ПФР достигнет 1,3 трлн рублей, или 2% ВВП. И в условиях продолжающегося демографического провала (сокращения соотношения работающих и пенсионеров) эта цифра будет только расти.

Первое, за счет чего Минтруд предлагает снизить нагрузку на ПФР, – «досрочники». Доля выходящих на заслуженный отдых раньше остальных (обычно это северяне и представители вредных для здоровья профессий), уже приблизилась к трети пенсионеров. По сути, эта треть живет за счет остальных двух третей, поскольку более ранний выход на пенсию финансируется за счет перераспределения средств ПФР. При этом, подчеркивают в министерстве, 75% «досрочников» продолжают работать, а значит, еще не исчерпали свой трудовой ресурс. Согласно концепции Минтруда, работодателям, чьи сотрудники имеют право на досрочную пенсию, предложено ввести дополнительный страховой тариф на фонд оплаты труда – до 9% сверх нынешних 22%. Таким образом, платить за «досрочников» станут их работодатели.

Еще одно предложение ведомства – повышение страхового тарифа для самозанятого населения. На первых порах – с нынешних 1 тыс. 198 рублей в месяц до 2 тыс. 397 рублей. Минтруд предлагает также увеличить к 2015 году так называемый срок дожития – с нынешних 18 лет до 21 года. Таким образом, сумма всех поступивших на пенсионный счет гражданина взносов будет делиться уже не на 18, а на 21. А это приведет к уменьшению назначаемой пенсии.

Что касается минимального трудового стажа, необходимого для получения полной пенсии, то его Минтруд рекомендует увеличить с нынешних пяти лет сначала до 30, а впоследствии до 40 лет. Новую пенсионную формулу авторы Стратегии условно назвали «40-20-40-20». Расшифровывается она так: если работник платит в ПФР в течение 40 лет 20% своего заработка, он получает пенсию в размере 40% утраченного заработка, исходя из периода выплат 20 лет. Что фактически и есть скрытое повышение пенсионного возраста. В первую очередь это ударит по женщинам: 40-летний стаж они смогут накопить, только если начнут работать с 15 лет и не будут рожать детей (отпуск по уходу за ребенком в стаж не входит).

Деньги и риски в одном месте

Ко всем этим возможным новациям в Минфине и Минэкономразвития отнеслись, по большому счету, без интереса. Главные же дискуссии развернулись вокруг судьбы накопительного элемента. Сейчас граждане 1967 года рождения и младше в обязательном порядке перечисляют в накопительную часть 6% из общего тарифа в 22% от фонда оплаты труда. Средствами «молчунов» распоряжается государственный ВЭБ, остальные граждане (а их уже более 30%) перевели управление накопительной частью в негосударственные пенсионные фонды (НПФ) или частные управляющие компании (УК).

Минтруд предлагает снизить накопительную часть с 6 до 2%, да и то лишь для тех граждан 1967 года рождения и младше, которые напишут специальное заявление. Все остальные будут автоматически переведены в чисто солидарную систему. Для бюджета ПФР это означает сокращение дефицита распределительной компоненты с нынешних 2% ВВП до 1,2% к 2020 году. Для будущих пенсионеров данная модель – возвращение к собесу, когда пенсия целиком зависит от общего стажа и никак не связана с заработком, а накопления на старость можно осуществлять только частным образом, через НПФ или корпоративные программы.

Для экономики в целом это означает стагнацию рынка НПФ и, как следствие, потерю долгосрочного инвестиционного ресурса – денег, которые в развитых странах считаются наиболее длинными. К 1 июля пенсионные накопления россиян перевалили за 2 трлн рублей, при этом почти 600 млрд – на счетах НПФ и частных УК.

В качестве главного аргумента в пользу «солидаризации» накопительной компоненты Минтруд приводит итоги инвестирования средств пенсионных накоплений. Их доходность составила в 2004-2011 годах в среднем около 6% годовых при среднегодовой инфляции 10,1%. Например, подсчитали в министерстве, при сохранении нынешней пенсионной модели гражданин 1966 года рождения, то есть ныне не участвующий в обязательном пенсионном страховании, будет иметь в 2022 году при 30-летнем стаже трудовую пенсию 17 тыс. 735 рублей. А гражданин 1967 года рождения при том же стаже – 16 тыс. 969 рублей. Правда, хитрецы Минтруда «забыли», что к тому времени у пенсионера, родившегося в 1967 году, в дополнение к трудовой пенсии уже будут довольно приличные накопления.

Кроме того, сравнение доходности пенсионных вложений с инфляцией не вполне корректно. В конце концов, доходность банковских депозитов также далеко не всегда превышает инфляцию, но это не повод национализировать или ликвидировать банки. Но главное – это период, за который Минтруд решил посчитать доходность вложений НПФ. Ровно половину его – четыре года из восьми – составляют черные для мировой экономики годы, когда обеспечить будущему пенсионеру хоть какую-то положительную доходность было (и пока остается) чуть ли не подвигом, причем не только в России. В тучные же 2004-2007 годы доходность вложений в НПФ существенно перекрывала инфляцию.

Разумное сочетание распределительного и накопительного компонентов – это и есть базис устойчивости нынешней российской пенсионной системы. У солидарной и накопительной пенсий разные рыночные риски, и одни могут покрываться за счет других. Например, когда биржи и вслед за ними НПФ месяцами и даже годами показывают ноль и даже минус, нефтедобывающее государство, коим является Россия, распаковывает резервы и усиленно увеличивает выплаты страховой части. Так, собственно, было совсем недавно – в 2008-2009 годах. А в периоды благополучия на рынках государство может индексировать страховую часть просто на величину инфляции, уповая на частные фонды и возобновляя пополнение госрезервов.

Модель, предложенная Минтрудом, концентрирует в государственной системе не только все деньги, но и риски. В понедельник на заседании экспертного совета при правительстве министр по связям с Открытым правительством Михаил Абызов напомнил разработчикам Стратегии, что накопленный в пенсионной системе дефицит достиг примерно 2,8 трлн рублей. «Если руководствоваться тем, что сбалансированность достигается ликвидацией накопительной системы, это даст примерно 500 млрд. А что с остальными 2,3 трлн?» – спросил Абызов. Ответа он не получил.

Странный футбол

Между тем, согласно оперативным данным Федеральной службы по финансовым рынкам, пенсионные накопления россиян в частных фондах в январе-июне увеличились на 41% – с 393,7 до 555,9 млрд рублей. Такими темпами в стране не растет ни один другой сегмент рынка. Это явный признак того, что россияне наконец поверили в реформу Михаила Зурабова образца 2002 года. По итогам 2009 года свои средства из ПФР в НПФ перевели 1,9 млн граждан, по итогам 2010-го – 3,4 млн, а в прошлом году – еще 4,5 млн. И если пять лет назад, по результатам 2006 года, на долю НПФ и частных УК приходилось лишь 6% средств участников программы обязательного пенсионного страхования, то сейчас эта доля превысила 30%.

Нельзя менять пенсионную систему в третий раз менее чем за десять лет, уверен руководитель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин, поскольку «правила в этой сфере устанавливаются не на два-три года, а на период трудовой деятельности». «Логика предложений Минтруда – ослабить связь с зарплатой и уменьшить дифференциацию пенсий, способствуя уравниловке. Пенсионная система будет отброшена на примитивный уровень собеса начала 1990-х годов. Как раз эти системы на наших глазах терпят сейчас фиаско в странах PIIGS (Португалия, Италия, Ирландия, Греция, Испания)», – считает экс-глава Минфина.

Стратегию долгосрочного развития пенсионной системы Минтруд назвал «Достойная пенсия: равные права, новые возможности». Но, по большому счету, авторы Стратегии сделали все с точностью до наоборот. Документ следовало бы назвать «Ликвидация возможностей, равные выплаты». Пенсионная реформа становится первым настоящим испытанием для кабинета Дмитрия Медведева. Не случайно он внес в Кремль несогласованный документ, без публичного обсуждения в правительстве. Не случайно и кремлевские экономисты вроде помощника президента Эльвиры Набиуллиной дистанцируются от дискуссий. Мяч постоянно перебрасывается из Белого дома в Кремль и обратно. В этом странном футбольном матче никто не хочет брать на себя инициативу. Слишком высока цена вопроса и слишком велик риск стать вторым Зурабовым.       

Санкт-Петербург