Модель партнерства

Власть и бизнес не слышат друг друга. Диалог жизненно необходим: без него предприятия никогда не начнут модернизацию производства, продолжая инвестировать в недвижимость и зарубежные активы

Иллюстрация: Владимир Басов

Статистика Петростата свидетельствует о росте экономики Северо-Западного федерального округа (СЗФО): индекс его промышленного производства в первом полугодии – 102,8% к аналогичному периоду прошлого года (в целом по России – 103,1%), в том числе в Петербурге – 104,4, в Ленинградской области – 107,7%. Данные об объеме инвестиций в основной капитал также успокаивают: за шесть месяцев 2012 года этот показатель вырос на 34,3%, до 547,9 млрд рублей (в целом по стране инвестиции увеличились на 11,6%, до 4,3 трлн рублей).

Проблем в промышленном секторе более чем достаточно, и реперные точки, фиксируемые в статистике, не в полной мере отражают реальную ситуацию. Чтобы с фотографической точностью проявилось реальное положение дел, следует использовать гораздо больше финансово-экономических параметров и выслушать мнения самих бизнесменов, чем, к слову, все чаще пренебрегают чиновники. В каком состоянии пребывает промышленность Северо-Запада, какие задачи и сложности приходится преодолевать – этим вопросам был посвящен круглый стол «Выбор вектора развития: пути модернизации промышленности в существующих экономических условиях», проведенный журналом «Эксперт С-З» в рамках III Форума крупного бизнеса Северо-Запада «Топ-250».

«Если анализировать общий объем инвестиций с точки зрения модернизации, непосредственно относящейся к 2011 году (а именно – начатые расширение и модернизация существующих мощностей), то на эти цели приходится лишь 8% инвестиций в СЗФО, на проекты, которые появились в 2011 году, – 20-30%. Все остальное – громоздкие стратегические проекты, наследники сытой эпохи, закончившейся в 2008 году», – отмечает исполнительный директор компании «АФК-Аудит» Алексей Столов. «Не секрет, что информацией можно манипулировать. Можно говорить, что есть удачные отдельные проекты, и формировать впечатление, что в плане инвестиций и инноваций в регионе что-то происходит, а можно приводить реальные примеры того, как предприятия, которым в свое время не хватило внимания и поддержки, сворачивают инвестиционные программы или вовсе уходят с рынка», – продолжает он.

Эффект торможения

Одна из самых актуальных задач, которую следовало решать еще вчера, – модернизация производственных мощностей отечественной промышленности. «Если смотреть на ситуацию в целом, то в последние 20 лет предприятия в стране жили за счет основных фондов. Ситуация дошла до той стадии, когда откладывать модернизацию уже невозможно. Многие руководители компаний все больше заинтересованы не столько в быстром личном обогащении, сколько в развитии производства, долгосрочном планировании. Создается впечатление, что руководители производств наконец стали понимать, что пора заканчивать с советскими стереотипами ведения бизнеса и держать курс на модернизацию и инновации», – поделился наблюдениями директор Санкт-Петербургского филиала Банка Москвы Александр Волков. «Мы достигли стадии, когда не вкладывать в развитие и не инвестировать в строительство новых мощностей уже нельзя. Это понимают на уровне и госкорпораций, и частных компаний», – поддерживает его исполнительный директор компании «Ракурс» Андрей Мисюль.

Но чтобы обновление основных фондов производства развернулось в масштабах всей страны, одной заинтересованности бизнеса недостаточно. «Если речь идет о нескольких цехах, в которых планируется поменять несколько станков, то это, несомненно, даст некий экономический эффект, но глобального прорыва не обеспечит. На нынешнем этапе нужно внедрять государственно-частное партнерство или выходить на новый уровень партнерства бизнеса и государства, даже если на первоначальном этапе такое взаимодействие будет иметь отрицательный результат. Одолеть имеющийся провал с помощью банков, накоплений бизнеса уже не получится – необходима помощь и государства тоже», – убежден Волков.

Однако пока все чаще приходится сталкиваться с иной ситуацией. «При работе с клиентами мы понимаем, что реально мешает им вкладываться в обновление. Так как модернизация в классическом варианте должна финансироваться за счет прибыли, у собственника всегда есть выбор: забрать ее себе или вложить в развитие. По нашему ощущению, многие пока склоняются к первому варианту, поскольку неизвестны правила игры на будущее. Возникает конфликт интересов: сейчас я вложу средства в модернизацию, а что будет через два-три года?» – поясняет вице-президент МБСП Алексей Кляровский.

Интерес инвесторов фокусируется отнюдь не на промышленных объектах. «Бизнес инвестирует средства в наиболее ликвидные сферы деятельности, которыми на сегодняшний день являются, например, операции с недвижимостью, биржевые операции. В свою очередь, промышленная сфера – один из ключевых секторов экономики, требующий инновационного подхода и постоянных долгосрочных инвестиций. Институциональная и инвестиционная среда в России сформирована таким образом, что выгоднее вкладывать деньги в недвижимость и какие-то другие операции, но не в развитие промышленного сектора», – констатирует исполнительный вице-президент Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга Николай Ковалев.

Но даже потенциал финансовых инструментов, направленных на обновление основных средств и модернизацию, например лизинг, используется не в полной мере. «Доля промышленного оборудования в нашем портфеле – примерно 25%, так как мы понимаем, что в этом есть экономический смысл. В среднем же доля промышленного оборудования в портфелях лизингодателей не превышает 5%», – рассказывает директор филиала компании «Райффайзен-Лизинг» в Санкт-Петербурге Анна Коркунова. Одна из причин, на ее взгляд, – низкая ликвидность промышленного оборудования. Чтобы финансирование оборудования с помощью лизинга заработало в большем объеме, государство могло бы стимулировать лизингодателей к таким сделкам, например предоставляя гарантии или улучшая механизм защиты права собственности лизингодателей.

По ту сторону баррикад

Смельчаки, которые все же решились на масштабную модернизацию и уже пережили ее активную фазу, не могут почивать на лаврах. Директор департамента «Энергетика» «РЭП Холдинга» Юрий Мошняков рассказал о том, что в компании завершен основной этап модернизации: новое оборудование и новые мощности введены, идет отстройка этой системы. «Для нас модернизация – уже не закупка новых станков и технологий, а повышение эффективности действующих активов. Максимальная диверсификация бизнеса в тех отраслях, в которых холдинг может быть конкурентоспособным. Чтобы занимать на мировом рынке достойное место, необходимо по максимуму внедрять результаты НИОКР. Если государство заинтересовано в том, чтобы бизнес производил высокотехнологичное современное оборудование, ему также следует формировать спрос и софинансировать высокотехнологичные разработки», – уверен Мошняков.

Инвесторы могут столкнуться и с более экзотическими сложностями – прелестями социального партнерства государства и бизнеса, когда, построив завод, инвестор вынужден практически взять шефство над городом, где реализован проект, дополняет заместитель генерального директора института территориального планирования «Урбаника» Александр Холоднов. «Характерен пример Тихвина (Ленинградская область), где инвестор столкнулся с негативным отношением местных жителей к квалифицированным Ґварягам“, которые приезжают в город для работы на новом производстве. Этот пример типичен. Поэтому необходима внятная государственная промышленная политика, в первую очередь региональных органов власти, и политика, согласованная с органами местного самоуправления. Пока мы ее не видим. Если бы она была, то бизнес бы понимал, какие вложения потребуются от него, какие функции и социальные обязанности за ним закреплены», – рассуждает он.

«На сегодняшний день можно четко проследить общую бюджетную политику, направленную на сохранение социальной составляющей и сокращение всех остальных расходов в контексте указаний искать резервы экономии. Поэтому по факту государство предпринимает наиболее простые действия в рамках четко прослеживаемой бюджетной политики, направленной на сохранение социальной сферы: сокращение прямых и косвенных инвестиций и увеличение налоговой нагрузки на бизнес. А искать резервы экономии у нас по-настоящему так и не привыкли, а где-то и не умеют», – признает Алексей Столов.

Не коннектится

Найти резервы экономии очень даже можно, если бизнес и власть будут делать это вместе, а не в параллельных мирах. Александр Холоднов недавно посетил мероприятие, посвященное формированию концепции развития Ленобласти, где на одном круглом столе собрались только чиновники, а на другом – лишь представители бизнеса. «Это наглядное подтверждение того, что полноценного рабочего диалога не получается и, как следствие, нет взаимопонимания между государством и бизнесом», – комментирует он.

Система управления в Петербурге, впрочем, как и во многих других регионах, сформирована таким образом, что чиновник просто не может принимать важные решения по ключевым вопросам взаимодействия с бизнесом. Порой этому мешает в том числе и несовершенство законодательства.

«В итоге образовалось два мира – бизнес и управление, которые не коннектятся между собой», – поясняет Николай Ковалев. И именно по этой причине нередко принимаются решения или законы, которые создают неблагоприятные условия для функционирования бизнеса как такового и как следствие – всей экономической системы. Например, если бы городские власти провели консультации с бизнесом и просчитали воздействие законопроекта „О земельном налоге Санкт-Петербурга“ (который готовится к рассмотрению в третьем чтении в городском Законодательном собрании) не только с точки зрения фискальной составляющей, но и на предмет его последствий для промышленности, наверное, документ оказался бы более взвешенным.

Создание благоприятного предпринимательского климата и успешное развитие промышленных предприятий, большинство из которых находится в частных руках, напрямую зависят от продуктивного взаимодействия бизнеса и властей, резюмировал Ковалев.

Ничего не слышу, ничего не вижу

И это лишь один из эпизодов непонимания. Участники круглого стола сошлись на том, что самый главный тормоз развития и обновления экономики – отсутствие взаимоотношений между бизнесом и властью. Чтобы ликвидировать эту проблему, необходимо выстраивать диалог партнеров. «Если государство некомпетентно по какой-то проблеме промышленников, но при этом они хотят, чтобы их мнение было учтено, есть смысл самоорганизовываться в отраслевые союзы, ассоциации, чтобы доносить свои интересы, потребности и давать какие-то рекомендации тому же государству», – размышляет управляющий директор компании «КрашМаш» Александр Васильев.

Еще одним шагом к диалогу могло бы стать повсеместное внедрение практики оценки регулирующего воздействия (ОРВ) и согласования каждого законодательного акта или инициативы с сообществом, на которое он воздействует. Роль высококвалифицированного экспертного сообщества, реализующего эту функцию, и должны взять на себя такие профессиональные сообщества, общественные организации, считает Ковалев.

Кроме того, есть потребность доводить до власти информацию о реальном положении дел в экономике и совместно решать возникающие вопросы. Чтобы все эти предложения вынести на совместное с органами исполнительной власти рассмотрение, бизнесмены и финансисты выступили с инициативой о подготовке открытого письма. В нем, в частности, было бы целесообразно изложить наиболее острые проблемы промышленности и предложить варианты их совместного решения.

Не менее интересным выводом из дискуссии бизнесменов стало предложение модернизировать саму управленческую экономическую систему. Чтобы она основывалась, во-первых, на комплексном целевом подходе планирования, во-вторых, на измененном мышлении людей, которые принимают решения, причем в среде как госслужащих, так и предпринимателей. «Пора на уровне мышления переходить от модели общества потребления, базирующейся на четком рационалистическом подходе, на модель взаимозависимого партнерства, когда возможны действия, нацеленные на улучшение не личной ситуации, а всей системы, в которой развивается личная ситуация», – заключил Алексей Столов.   

Санкт-Петербург