Кнут, пряник и экономисты

Пятый угол
Москва, 03.12.2012
«Эксперт Северо-Запад» №48 (595)
Создание условий для проведения исследований высокого уровня дешевле и лучше, чем закрытие вузов с целью повышения качества высшего образования на самых популярных направлениях подготовки

С распадом СССР среди абитуриентов начался ажиотажный спрос на экономические специальности, на что образовательные учреждения дали соответствующий ответ. Практически в каждом государственном университете или институте открылись экономические факультеты, плюс создано множество негосударственных вузов. Столь стремительный рост количества мест подготовки экономистов потребовал целой армии ученых, разбирающихся в капитализме. Здесь возникает парадокс: если сильнейшие университеты и академии наук того времени не имели избыточного числа экспертов по рыночной экономике, то где набран профессорско-преподавательский состав для новоявленных учебных заведений и факультетов?

Отечественные профессора и доценты уже имели работу, и менять известный университет на непонятную контору был готов далеко не каждый. Те, кто отважился на подобный шаг, либо были не нужны на прежнем месте, поскольку не занимались исследованиями, либо устали бороться с системой советской науки и искали чего-то нового. И в первом и во втором случае их знаний в области рыночной экономики не хватало для подготовки специалистов надлежащего качества. Пришлось переучиваться и приступать к преподаванию новой для страны экономики по учебникам, написанным за рубежом, то есть без «социалистической специфики». Между тем, чтобы давать знания, актуальные для того времени, требовался опыт многолетних и качественных исследований.

Сегодня Россия пожинает соответствующие плоды. В стране множество экономистов с низким уровнем знаний о своем предмете, да и о том, кто такой экономист вообще. Если сравнивать с навыками их коллег из США, которые прекрасно владеют математикой и анализом баз данных, то наши в большинстве своем знают основы теории, а несложные расчетные задания редко выполняют без ошибок.

Чтобы сократить разрыв между отечественным и западным образованием, вузам необходим профессорско-преподавательский состав, который занимается исследованиями – изучает окружающий мир. А его можно только вырастить – на приглашение заграничных профессоров для каждого вуза денег не хватит. Зато в случае экономической науки нет необходимости в дорогостоящем и редком оборудовании, как на физических или химических факультетах. Достаточно помещения, компьютера с доступом в интернет, богатой библиотеки баз данных, анализируя которые, ученые делают открытия и просвещают общество.

Если с первыми двумя элементами оснащения учебного заведения проблем нет, то с данными просто беда – их очень мало. Органы государственной власти редко публикуют подробную статистику, которая может рассказать о том, чем они занимаются. Многие из них делают это с большим опозданием, когда никакой внешний научный анализ их работы уже не нужен. А в случае с бизнесом вообще мало кто хочет делиться информацией с деятелями науки. И если ученый вознамерится собрать материалы самостоятельно или провести опрос, из 100 респондентов отвечать на вопросы согласятся в лучшем случае десять. Такое положение дел лишает преподавателей возможности получать знания и передавать их другим.

С другой стороны, профессионализм ученых оценивается по числу публикаций в российских и международных журналах. Логично, что классические и молодые вузы будут работать на увеличение этого показателя во что бы то ни стало. В то же время, чтобы работу научного сотрудника опубликовали, она должна содержать что-то новое. А как этого достичь, если нет полноценных возможностей для анализа?

Поэтому качество огромного профессорско-преподавательского состава, который сумел заполнить все коммерческие и государственные экономические вузы, по-прежнему оставляет желать лучшего. Неудивительно, что положение дел с подготовкой экономистов не изменилось. По-прежнему мало преподавателей, которые проводят качественные исследования и обучают молодое поколение действительно нужным вещам. Коммерческие вузы, как и раньше, занимаются серийным выпуском лиц с высшим образованием без оглядки на их знания.

Изменений, предвещающих рост качества подготовки гуманитариев, не видно. Просто невезение какое-то. В Советском Союзе экономистам мешала развиваться идеологизация науки. Если результаты исследований свидетельствовали о том, что административно-командная система неэффективна, публиковать их было значительно сложнее. Например, Леонид Канторович, единственный отечественный нобелевский лауреат по экономике, не получил должного внимания к своему открытию только из-за того, что написал в своей статье слово «цена». Признание пришло к нему после многих лет борьбы с советскими цензорами. Сегодня же развитие сдерживают бюрократизация, стандартизация и отсутствие возможностей заниматься исследованиями.

В конце концов, ответ на вопрос, откуда в таком количестве взялись преподаватели-экономисты в 1990-е годы, приводит к пониманию, почему подготовка профессионалов этой специальности находится на столь низком уровне. Но винить в этом исключительно профессорско-преподавательский состав было бы неверно. Когда у научных сотрудников нет широких возможностей изучать окружающий мир, ожидать от них качественной и конкурентоспособной подачи знаний глупо. Начать борьбу с неэффективным гуманитарным образованием при помощи одного кнута можно в любой момент, но пряник в виде комфортной академической среды, наверное, полезнее.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №48 (595) 3 декабря 2012
    Развитие территорий
    Содержание:
    Край отчаянья и надежды

    Судьба заполярной Амдермы и других северных поселков зависит от четкого понимания федеральными властями, как будут развиваться арктические территории

    Реклама