Отцы и дети – кто за кого в ответе

На минувшей неделе одной из самых обсуждаемых новостей в российском обществе стал законопроект, запрещающий чиновникам и депутатам иметь счета и имущество за рубежом

Иллюстрация: Владимир Басов

Документ, принятый Государственной думой 22 февраля 2013 года в первом чтении, сформировал два противоположных лагеря. Одни готовы выполнить требования закона и избавиться от зарубежной недвижимости, другие в случае его принятия готовы покинуть чиновничьи кресла.

Накал страстей достиг такого уровня, что по этому вопросу высказалась даже председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко. Она считает, что с принятием закона в какой-то мере будет утерян опыт успешных, состоятельных и самодостаточных людей, которые сейчас трудятся в верхней палате парламента. С большой вероятностью какая-то часть сенаторов также покинет государственную службу. «Но далеко не все, имеющие крупное состояние, захотят уйти из Совета Федерации. Они просто переведут свои счета из-за рубежа в российские банки, строго выполнят закон и смогут продолжать работу», – заявила Валентина Матвиенко в интервью радиостанции «Коммерсант FM».

Вместе с тем она отметила, что уже сейчас как минимум два человека захотят перейти из Совета Федерации в другие сферы деятельности. Некоторые собеседники «Эксперта С-З» не исключают, что одним из них станет основатель Группы ЛСР и сенатор от Ленинградской области Андрей Молчанов. Forbes оценивает его состояние в 1,65 млрд долларов и ставит Молчанова на пятую позицию в рейтинге государственных мужей, заработавших больше других за три последних года.

Масла в огонь околоимущественных страстей подлила и новость о том, что дочь депутата Госдумы от «Единой России» Ирины Яровой, оказывается, в 17 лет приобрела в собственность квартиру, оцениваемую ныне примерно в 3 млн долларов. Отдельного внимания удостоился и псковский губернатор Андрей Турчак, когда в интернете была опубликована информация о доходах семьи чиновника. Согласно документам, супруга главы Псковского региона владеет долей во французской компании, на которую приобретена недвижимость в Ницце. В итоге Яровой пришлось оправдываться, что, дескать, у нее все законно и деньги на квартиру – от мужа-предпринимателя, а Турчак и вовсе пообещал продать французские активы своей супруги.

В защиту госслужащих и их состоятельных родственников все в том же интервью высказалась Валентина Матвиенко: «Мы просто выхолостим тогда класс чиновничества как таковой, туда вообще не будут идти по разным причинам профессиональные, достойные, уважаемые люди. Это очень опасно. Поэтому мне кажется, что список родственников „муж, жена, несовершеннолетние дети“ – это понятно. Но если сын взрослый и у него своя семья, почему он должен страдать, условно говоря, от того, что отец занимает высокую должность? Мы в этом ажиотаже можем наломать дров!» Кстати, Валентине Ивановне одной из первых пришлось столкнуться с подобным «ажиотажем», поскольку в бытность ее губернатором Петербурга СМИ регулярно вспоминали про доходы и бизнес-успехи ее сына Сергея Матвиенко.

Опрошенные эксперты приходят к мнению, что после принятия этого закона государство действительно рискует остаться без квалифицированных, опытных и испытанных менеджеров, которых оно в последнее время часто рекрутировало из бизнес-среды. Перед теми, кто хотел бы пойти на госслужбу, возникнет дилемма: избавиться от зарубежных активов через продажу, спрятать их, что чревато скандалами, либо отказаться от государевой службы.

На фоне обсуждения законопроекта особенно интересно выглядит очередное обновление списка президентского резерва управленческих кадров (так называемой президентской тысячи), которое произошло 21 февраля. Среди резервистов – 156 представителей бизнеса, например таких крупных компаний, как «Газпром добыча Ямбург», «Алмаз-Антей», Внешэкономбанк, «Сургутнефтегаз», «Норильский никель», «Ингосстрах», Mail.ru Group и др. Часть этих бизнесменов, скорее всего, владеют имуществом и счетами за рубежом, безусловно, честно заработанными. И очень сомнительно, что в угоду новому закону они согласятся продать заработанное и перевести активы в Россию.

Таким образом, кампания по борьбе с коррупцией может отбить у людей из кадрового резерва всякое желание идти работать на благо государства. С принятием этого документа перед депутатом или чиновником возникнет вопрос, ради чего он идет на такие жертвы. Как прогнозируют ряд экспертов, пока государство не создаст новую систему мотивации для своих служащих, можно ожидать оттока наиболее успешных и эффективных менеджеров обратно в бизнес. 

Санкт-Петербург