Корюшка пошла, и турист туда же

Пятый угол
Москва, 25.03.2013
«Эксперт Северо-Запад» №12 (609)
Начало сезона корюшки всегда совпадает со стартом сезонной туристической активности. И, конечно, горожан волнует, сумеет ли в этом году Петербург удивить новых туристов и не растерять прежний турпоток

«Там есть две рыбицы: ряпушка и корюшка. Такие, что только слюнка потечет, когда начнешь есть», – говаривал про Петербург гоголевский городничий из «Ревизора». Что правда, то правда: ничто так не будоражит весенний аппетит петербуржца, как эта рыбешка. Мы говорим Петербург, подразумеваем – корюшка. Нежное патриотическое чувство к этому рыбному символу по весне объединяет и горожан, и приезжих, работая лучше какой-либо программы по развитию толерантности.

Простота и вместе с тем благородство корюшки (как-никак она – особый род семейства лососевых) близки самосознанию петербуржца. Наконец и в этом году она появилась на прилавках, а значит, весна точно пришла. Вот только в самом начале сезона эксперты рыбной отрасли озадачили всех нас суровой статистикой – дескать, за 30 лет улов корюшки в Финском заливе сократился аж в шесть раз! На круглом столе, прошедшем в рамках выставки Fish & Rod Fair, чиновники Северо-Западного территориального управления Росрыболовства поведали, что в 1980-х годах в восточной части Финского залива корюшки вылавливали 1,9 тыс. тонн, а в 2012-м – всего 327 тонн. Поменялась рыбка и в размерах – среднестатистический экземпляр с тех времен похудел аж на 18 грамм, что для такой некрупной рыбешки (обычный вес – 30-40 грамм) весьма существенная потеря.

Специалисты Росрыболовства видят несколько причин снижения улова и худобы рыбного символа Петербурга. «Корюшка почти лишилась привычного питания – небольших рачков, – поведал начальник отдела государственного контроля, надзора и рыбоохраны по Санкт-Петербургу и Ленобласти Юрий Чигаров. – Среди существенных факторов – и уничтожение нерестилищ за счет увеличения добычи песка для намывов». Вот ведь напасть! При таком раскладе противники намывных территорий (в том же Сестрорецке) получают весьма увесистый аргумент для борьбы с девелоперами, отвоевывающими территории у Маркизовой лужи. Дескать, намывы намывами, но так можно и город без праздника корюшки оставить, а этого петербуржцы никак не поймут.

Кстати, про сам праздник, которому уже более десяти лет и который по сложившейся традиции проходит в середине мая. Это мероприятие – одно из немногих в нашем городе, которое можно привести в качестве хорошего примера событийного туризма. Корюшка как бренд уже неплохо известна и в России, и за границей, и заманить туриста на ее огуречный аромат довольно просто.

Хочется верить, что нынешний 11-й праздник корюшки, намеченный на 18-19 мая, не останется без поддержки городских властей. Правда, скептические настроения по этому поводу все же есть. Причина – в затянувшихся кадровых ротациях смольнинских чиновников, отвечающих, в частности, и за туризм. На дворе самое начало туристического сезона, а новоявленный Комитет по развитию туризма и его глава Александр Шапкин пока никак не обозначили ни бизнесменам, работающим на въездного туриста, ни широкой общественности, чем же этот год будет интересен и примечателен для гостей Петербурга.

С туризмом в Северной столице и правда дела обстоят непросто. Кроме белых ночей, Мариинки, Эрмитажа и прочих элементов стандартного туристического набора ничего нового практически не появляется. Попытки запустить свежие проекты в сфере событийного туризма, увы, пока так и не породили мероприятий, на которые специально двинулся бы массовый российский или иностранный турист. «Маркетинг территорий» и «креативные кластеры» – слова, устойчиво вошедшие за последний год в деловой лексикон чиновников и экспертов-консультантов, – тоже пока не претворились в какие-либо реальные. А раз нет форм, нет и поддержки. Оно и понятно: как поддерживать то, что неизвестно как выглядит и чем занимается? Вот и получается, что для туриста, желающего узнать и увидеть в Петербурге что-то новенькое, действует сказочное напутствие: пойди туда, не знаю куда, посмотри то, не знаю что.

Но даже с хождением туда, куда известно и хочется, в этом году, похоже, будут серьезные проблемы. Про отсутствие нормального транспортного сообщения с аэропортом «Пулково» даже анекдоты сочинять уже нет желания. Дискуссии о том, каким инновационным способом это можно было бы сделать (аэроэкспресс, монорельс и т.п.), ничего, кроме раздражения, ни у петербуржцев, ни у гостей города не вызывают. И те и другие вполголоса костерят местных чиновников и покорно ждут, когда федеральный центр наконец-то поймет, что лучше метро все равно ничего не придумать, и даст денег на новую ветку и станцию «Пулково».

Попытки же туриста прорваться в этом году на Васильевский остров можно сравнивать с поездкой на куда более экзотический океанский остров, оторванный от цивилизации. Транспортный коллапс, регулярно накрывающий одновременно ремонтируемые въезды на Васильевский остров, – повод хоть как-то сдвинуть с мертвой точки строительство Адмиралтейского моста. Возможно, высшее руководство государства, приехав в июне на очередной Петербургский экономический форум в «Ленэкспо» и увидев масштабы этого транспортного бедствия, опять же изыщет в федеральных сусеках средства на новую переправу.

Так что, как ни крути, но с развитием туризма в Северной столице без поддержки на уровне государства не обойтись. Остается надеяться на то, что и до премьера, и до самого президента все же этой весной донесется аромат свежей корюшки и они вспомнят о чаяниях земляков. Ну а если не донесется (ведь, как известно, «Ну нет в Москве корюшки!»), то пусть они хотя бы огурцы поджарят.           

У партнеров

    Реклама