Промышленные перспективы Петербурга

На фоне отсутствия у Петербурга утвержденной властями долгосрочной стратегии развития экономисты рассуждают, какие отрасли экономики – туризм, промышленность, ИT, образование или банки – смогут наполнить городской бюджет и «прокормить» пятимиллионный город в ближайшие годы

Фото: Владимир Басов

В рамках дискуссионного проекта «Будущий Петербург» отраслевые эксперты высказали свое мнение о возможных источниках развития городской экономики.

В советское время город на Неве наряду со статусом культурной столицы был в первую очередь крупным промышленным центром. Но и сегодня занятость петербуржцев в промышленной сфере составляет около 20% общей численности работающих, то есть 300-400 тыс. человек, а 41% бюджетных отчислений поступает от промышленных предприятий.

Правда, существенно изменилась структура самого городского промышленного комплекса. «Оборонку» потеснили пищевая промышленность и автосборка. Пошло в гору строительство. Реформы 1990-х годов ввели в моду рассуждения о том, что Петербург должен стать образовательным, финансовым, туристическим центром, распрощавшись с индустриальным прошлым.

Современные промышленники такой подход считают более чем спорным. «Эти разговоры я проходил много раз. Еще при Собчаке их слушал. Дескать, туристы – будущее Петербурга, и т.д. Но как размещать их, куда возить? Без промышленности Петербургу не прожить! – уверен президент Ассоциации промышленных предприятий Санкт-Петербурга Валерий Радченко. – Но без госинвестиций не будет роста, а с начала 1990-х годов государство практически ничего не вложило в промышленность».

По наблюдениям проректора по научной работе и инновациям Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов Александра Карлика, в последние годы город развивает затратные отрасли, не думая, где и как заработать, именно поэтому возникают проблемы с наполнением бюджета. «Если мы потеряем структурообразующие отрасли, потеряем бюджет», – убежден он.

Эксперты полагают, что в поднятии петербургской промышленности свою роль должно сыграть государство. «Если государство создает спрос, частный рынок пойдет за ним, – отмечает Александр Карлик. – В госвложениях нуждаются радиоэлектроника, дизеле- и судостроение. Последнее, правда, испытывает организационные проблемы – нет специализации, нет кооперирования, и на одном госзаказе кластер не протянет».

Эксперты обращают внимание на еще одну фундаментальную проблему петербургской, если не российской в целом, экономики. Пока Академия наук не договорится с вузами, пока фундаментальные исследования не будут быстро находить прикладное выражение, а промышленность не научится моментально подхватывать идеи, развития не будет, объясняют они.

«НИОКР должны быстро переходить в прикладные исследования и далее в индустриальные проекты. Кроме нового дизеля завода „Звезда“, на сегодня подобных примеров нет. А ведь мы вступили в глобальный мир – в ВТО. Так вот, финны уже в этом году откроют предприятие в Пензе и будут продавать свои дизели на корабли», – добавляет генеральный директор НПО по переработке пластмасс им. «Комсомольской правды» Сергей Цыбуков.

В конечном итоге сторонники этой точки зрения приходят к выводу, что Петербург еще долгое время будет жить оборонными или тесно связанными с обороной отраслями промышленности.

Эксперты также указывают, что инвесторы все чаще рассматривают в качестве вложения средств банки, которые дают высокий и стабильный доход, в отличие от более рискованных инвестиций в промышленность. А руководитель дирекции по работе с крупными клиентами Северо-Западного регионального центра ВТБ Сергей Григорьев отмечает, что банки готовы предоставлять бизнесу долгосрочные займы и до десяти лет, если эти проекты окупаемы.

«СЗРЦ ВТБ готов кредитовать предприятия любых секторов экономики. Среди наших заемщиков в Петербурге сегодня лидирует промышленность. Мы финансируем и строительство производств с „нуля“, и приобретение готовых площадок с их последующей модернизацией. Но не все собственники готовы вкладывать собственные средства в такие проекты, что увеличивает риски для банков», – считает Сергей Григорьев.

Высказывается мнение, что раньше Петербург отличался относительно доступной энергетикой и опять же относительно дешевой, но высококвалифицированной рабочей силой. В настоящее время эти факторы не так ярко выражены. Увеличение зарплат составляет 10% в год, а темпы роста экономики – лишь 4%. Остается делать ставку еще на один чисто петербургский козырь – географическое положение. По данным ряда логистических компаний, только через Балтийскую таможню переправляется больший по стоимости объем товаров, чем весь бюджет Северной столицы.

Но и здесь, как ни странно, Санкт-Петербург подстерегают проблемы. «Логистика не может развиваться отдельно от экономики, сама по себе. В итоге она развивается очагово. Но как минимум десять лет упущены в отношении строительства транзитных дорог, железнодорожных путей. По «растаможке» мы уже начинаем проигрывать Белоруссии и Казахстану. Бизнес уходит туда», – подчеркивает генеральный директор компании «Русский логистический провайдер» Руслан Кисс.

Искать сбыт за рубежом вынуждены и производители высоких технологий. Спрос, например, на технологии в сфере безопасности стал расти в России лишь с 2010 года, тогда как всплеск на Западе приходится на начало 2000-х, констатирует заместитель директора по развитию научно-технического центра «РАТЭК» Андрей Вешневкин.

Пока специалисты скептически оценивают возможности финансовых, образовательных и научных институтов как точек роста петербургской экономики и их роль в качестве ведущих наполнителей городского кошелька в ближайшие годы. Заметим, что туризм как возможный двигатель прогресса даже не рассматривается.

При этом промышленность хоть и видится локомотивом региональной экономики, но набирает мало очков в глазах экспертов из-за отсутствия системы внедрения новых технологий, недостаточно развитой логистики и отсутствия господдержки.

Санкт-Петербург