Нужно быть хорошим гражданином

Общество
Москва, 15.04.2013
«Эксперт Северо-Запад» №15 (612)
Заставлять людей творить добро – бесполезное занятие, поэтому нужно выстраивать систему обязательств таким образом, чтобы бизнес мог получать прибыль от того, что делает для спасения Балтийского моря, считает Илкка Херлин

Фото: bsag.fi

Исполнительный директор компании Cargotec Илкка Херлин, основатель и руководитель инициативы Baltic Sea Action Group (BSAG) – организации, занимающейся защитой Балтийского моря, рассказал «Эксперту С-З» о том, почему надо стремиться к устойчивой экономике и за счет чего природозащитная деятельность может приносить прибыль.

В 2008 году Херлин вместе с двумя партнерами, с которыми он работал для фонда John Nurminen Foundation при строительстве очистных сооружений в Петербурге, основали Baltic Sea Action Group – Балтийскую группу действия. Несмотря на то что Илкка Херлин пожертвовал BSAG порядка 0,5 млн евро собственных средств, он много раз подчеркивал, что Балтийская группа действия – не благотворительная организация, а своего рода медиатор, который ставит перед собой цель объяснить коммерческим и некоммерческим организациям региона, как можно спасти море и заработать на этом.

– Что заставило вас, успешного бизнесмена и богатого человека, тратить время, деньги и силы на такое неприбыльное по российским понятиям предприятие?

– Возможно, не так быстро, но прибыль все же будет. Каждый должен уяснить, что успех бизнеса во многом зависит от устойчивой экономики, как, впрочем, и любой другой успех. Компании, которые инвестируют в устойчивое развитие, в конечном итоге станут победителями. Так что моя деятельность в BSAG совершенно не противоречит бизнесу. Я родился недалеко от Хельсинки на побережье и видел все эти годы, как происходит загрязнение Балтийского моря. Уверен, что мы в силах остановить и переломить данную тенденцию, однако здесь все зависит от наших решений и действий. Было бы стыдно не начать делать что-то в этой области.

– Как построена модель BSAG?

– Основная форма нашей работы с различными организациями региона – обязательства, которые они могут взять на себя для улучшения ситуации в Балтийском море. Компания заполняет типовую форму, в которой описывает, что желает сделать для спасения моря. Это могут быть новая технология, более эффективное использование ресурсов, маркетинговая кампания – вариантов множество.

Заставлять людей творить добро – совершенно бесполезное занятие, так что система обязательств построена таким образом, чтобы компания-участник могла сама получить прибыль от того, что делает для спасения Балтийского моря. Наше ноу-хау получило мощный отклик: в списке уже более 300 подобных обязательств от бизнеса, неправительственных организаций и государств. Один из лучших, на мой взгляд, примеров – обязательство, взятое на себя Россией в 2010 году на первом саммите BSAG в Хельсинки. Тогда премьер-министр Владимир Путин пообещал построить городские очистные сооружения в Калининграде. Запуск намечен на 23 мая 2013 года – последняя «горячая точка» в Балтийском море будет потушена.

Самые серьезные проблемы с российской стороны – в Ленинградской области и Карелии. Небольшие областные города, как правило, вообще не имеют системы очистки сточных вод. Беда Петербурга – радиоактивные отходы полигона Красный Бор. Думаю, это не сугубо городской вопрос, а проблема всероссийского масштаба.

Еще один значимый фактор – отходы птицефабрик Ленобласти. Это угроза не только Балтийскому морю, но и всем водоемам и почвам региона. Ладожское озеро – основной источник пресной воды для Петербурга, и если водоем продолжат загрязнять теми же темпами, в ближайшее время серьезной беды не избежать.

Практика изменится

– Как вы оцениваете обязательства, которые взяли на себя российские партнеры BSAG?

– Россия проявила себя как очень ответственный партнер, приняв на себя большие обязательства в ходе первого саммита BSAG. Очистные сооружения в Калининграде – огромный шаг вперед к спасению моря. Подход компании «Водоканал Санкт-Петербурга» мне тоже очень импонирует. Однако теперь хотелось бы видеть больше обязательств от компаний и частных структур.

В середине февраля я был на встрече президентов Путина и Ниинистё, где обсуждалась не только ситуация с полигоном Красный Бор, но и вопросы изменения режима для иностранных компаний, инвестирующих в российскую экономику. Известно, что в Финляндии много компаний, потенциально готовых открыть производство в России, чтобы потом экспортировать продукцию в страны ЕС, однако сейчас это почти невозможно. Безусловно, подобное сотрудничество принесло бы пользу не только экономикам обеих стран, но и Балтийскому морю. Кстати, я заметил, что Владимир Путин очень внимательно слушал, когда мы затронули именно эту тему.

– Вам не кажется, что российские предприятия начинают что-то делать для экологии только по указке сверху?

– Даже если это так, практика меняется. По мере того как компании выходят на внешние рынки и становятся более глобальными, они понимают, что быть ответственными просто необходимо. Люди чем дальше, тем активнее следят, насколько этично компании ведут себя. Не только как они охраняют или, наоборот, загрязняют окружающую среду, но и как соблюдают трудовое законодательство, выстраивают отношения с работниками. Корпорации приходится быть «хорошим гражданином» почти в любой стране мира.

– Как BSAG выстраивает взаимодействие с «Северным потоком»? Было бы логично видеть такого крупного игрока в рядах ваших партнеров…

– Да, мы довольно часто общаемся. Они взяли на себя обязательство к предыдущему нашему саммиту в Хельсинки: предоставили для бесплатного публичного пользования все материалы исследований дна Финского залива и Балтийского моря. Компания потратила на эти работы около 100 млн долларов, чтобы доказать безопасность проекта в том числе и финскому экологическому ведомству. Теперь результаты исследований доступны всем желающим.

Однако должен сказать, что мы ждем от них большего: полагаю, обнародовать исследования недостаточно, потому что Балтийское море – их родной дом. К слову, финнам прекрасно известно, что споры вокруг газопровода были делом сугубо политическим, а не экологическим. Мы внимательно изучали, окажет ли газопровод негативное влияние на экологию Балтийского моря, но так ничего и не нашли. Дноуглубительные работы около Хельсинки наносят гораздо больший ущерб, чем весь газопровод.

– Какие у BSAG отношения с финским государством?

– Если говорить о финансовой поддержке, то государство никак не поддерживает нас – мы полностью частная компания. Однако ведущие финские политики активно помогают BSAG своим авторитетом, рекомендациями, связями. Содержание организации обходится в существенную сумму, но она не так велика, как многие думают: нам удалось довольно эффективно организовать «производственный процесс».

Мы уверены, что наша модель – единственный способ заставить компании искать инновационные решения, а уж государство пусть думает, что поддержать, а что – нет. Собственно, и саммит – это способ посадить за один стол бизнес, который разрабатывает и применяет инновационные методы, и тех, кто принимает политические решения.

Ужесточение во благо

– Многие финские транспортные предприятия жалуются на ужесточение требований к выбросам, требуя от государства хотя бы частично возместить им потери. Как вы, экологический активист и в то же время владелец успешной логистической компании, оцениваете ситуацию?

– Мы далеко не первый раз сталкиваемся с тем, что новые, более жесткие экологические требования влекут за собой увеличение издержек для бизнеса. К такому повороту событий всегда следует быть готовыми. Однако на этот раз эффект для финских предприятий оказался более значительным, чем обычно, особенно по сравнению с конкурентами. Мы не были готовы к таким потерям.

Выиграют в конечном итоге те компании и государства, кто смог подготовиться к подобному повороту событий. Кстати, как часто бывает, ужесточение норм породило в Суоми новые направления бизнеса. В стране начали задумываться о том, чтобы перевести суда на использование в качестве топлива биологического газа или сжиженного природного газа. Это тоже может стать существенным стимулом для развития экономики.

Мы немного упустили ситуацию, и теперь придется, конечно, за это заплатить, но также необходимо попытаться вернуть как можно большую часть данных потерь, внедряя инновации в бизнес-процессы и создавая новые технологии.

– Может ли получать прибыль социально ответственная компания?

– Может. Нам придется строить устойчивую экономику: других вариантов нет, иначе все проиграют. И те компании, которым первым удастся организовать свои бизнес-процессы соответствующим образом, выйдут из игры победителями. Приведу пример: финская Outotec разработала технологию, которая позволяет перерабатывать твердые отходы птицефабрик в фосфор и азот и даже использовать их для генерации энергии. До сегодняшнего дня основная часть таких отходов просто смывалась в море, а теперь их можно использовать как сырье. Проблема подобных отходов глобальна, и теперь Outotec может по всему миру зарабатывать на технологии, созданной для Балтийского моря.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама