Конформизм в искусстве нонконформизма

Первое, что обнажает очередная выставка старого доброго нонконформистского искусства, – влияние условного 1991 года, трагичное для многих деятелей неофициального искусства. Сразу видно, где кончается искусство и начинается новый конформизм, эксплуатирующий сам себя

Фото: Емельян Тихомиров
На выставке в артцентре «Пушкинская10»

Недавно в арт-центре «Пушкинская-10» открылась выставка, посвященная 40-летию группы художников «ИНАКИ», куда входят Виктор Богорад, Сергей Ковальский и Борис Митавский. Представлены их работы за все эти годы. Что можно здесь увидеть? Старые добрые работы, вероятно, уже раскупили, поэтому на десять новых (созданных после 1991 года) приходится всего одна старая (до 1991 года). Отсюда проблема.

Существует манифест 1973 года, в котором художники настаивали на том, чтобы их работы не относили к абстракции или сюрреализму. К сожалению, без этого не обойтись, по крайней мере применительно к новым произведениям. Если быть точным, мы имеем дело с салонным сюрреализмом, легкодоступным для понимания.

В кинематографе есть термин «эксплуатационное кино», когда в фильме эксплуатируется некая банальная тема с целью максимального заработка при минимальных вложениях. Нечто подобное мы можем видеть на примере актуального нонконформизма, который зачастую занимается эксплуатацией самого себя, тех образов, которые были придуманы еще при СССР. Разумеется, случается, некоторые темы не теряют актуальности на протяжении длительного времени. Но их на самом деле не так уж много, как представляется художниками.

Одна из проблем того поколения художников – притеснение официального искусства компетентными органами при СССР. По этой причине, находясь на пике творческой активности, они не смогли найти подходящих условий для развития. Как результат – искусство создавалось для внутреннего потребления, питалось лишь своей средой, и продолжалось это довольно долго. Не привыкнуть к этому было сложно. И по сей день продолжается игра в нонконформизм, которая заканчивается продуцированием похожих друг на друга соцартовских сюжетов. Есть еще одна проблема, о которой говорить не хочется, но мимо нее не пройдешь. Алкоголь. Он сгубил многих художников...

Художник Сергей «Африка» Бугаев вычленяет другую проблему, более глобальную. Замкнутость российского, и прежде всего петербургского, художественного сообщества, зацикленность на самом себе. Немудрено, что художники оказываются оторванными от всего того, что происходит в мировом искусстве.

«Циркуляции внутри художественной деятельности нет никакой. Есть момент стагнации, – считает Бугаев. – При этом у нас до сих пор происходит деление на официальное и неофициальное искусство». В этом смысле границы теперь вообще могут быть стерты, ведь тот, прежний нонконформизм уже давно мог стать официальным гламуром.

«Африка» также говорит о том, что в настоящий момент отсутствует хорошая выставочно-музейная инфраструктура, которая дает художникам возможность показывать свои работы в других городах. Предметы искусства застаиваются. А ведь действительно, время жизни выставки – неполный месяц. А что потом? Потом картины вернутся обратно в мастерские...

Что касается вопроса внутреннего потребления искусства, то это, по сути, проявление снобизма по отношению к тем, кто «не понимает». Получается, владеть предметами искусства – прерогатива «понимающих» (только не у всех есть на это «понимание» деньги).

К народному искусству в современном обществе чаще относятся как к чему-то зазорному, ненастоящему. Несмотря на то что Русский музей наполнен как раз произведениями народного творчества.

А вот в Германии, к примеру, покупка обывателем картины молодого интересного, актуального художника, который в своих работах демонстрирует противостояние системе, считается нормальным явлением.

Ректор Академии художеств им. И.Е. Репина Семен Михайловский призывает не рефлексировать по поводу «Пушкинской-10», поскольку уже давно не существует ни ее как таковой, ни всего того, что с ней связано. Разумеется, художников старого поколения помнить стоит, но пора перестать воспринимать их работы как актуальное искусство. Понятия нонконформистского искусства устарели, и если уж как-то позиционировать себя в контексте музея, то соответствующим образом. Искусственно маргинализировать самих себя не имеет смысла, в противном случае это окажется лишь попыткой создания надуманного конфликта. Подобные выставки по большей части действительно делаются для себя, а в самих авторах рынок искусства не заинтересован. Тем людям, для которых «Пушкинская-10» – постороннее явление, такие темы просто неинтересны.

Хотите в наши дни совершить поступок подлинного нонконформиста, сделать что-либо вопреки официальной идеологии и неофициальному искусству? Повесьте дома картину в жанре соцреализма, выполненную в классической манере, на которой изображены студенты, поднимающие целину. Красиво и против системы.