Антитабачный закон: общественное пространство и личные интересы

Пятый угол
Москва, 10.06.2013
«Эксперт Северо-Запад» №23 (620)
Вступивший в силу с 1 июня закон о запрете курения формально решает задачу оздоровления нации, неформально – выступает еще одним фактором раскола в обществе

Фото: архив «Эксперта Северо-Запад»

Позитивное действие антитабачного закона не вызывает сомнений. Уходят в прошлое залы для курящих в кафе и ресторанах, которые нередко доминируют над парой-тройкой столиков для некурящих, холлы и лобби-бары отелей, где раньше тоже разрешалось курить, туалеты медицинских учреждений (в том числе детских), где нередко можно было встретить облаченных в белые халаты людей с сигаретами в зубах… И наконец, издевательского содержания таблички «Извините, у нас не курят» (за то, что курят, почему-то не извиняются).

И хотя запрет на курение в отелях и заведениях общепита вступит в силу только в 2014 году, многие владельцы этих предприятий уже приняли меры, ограждающие некурящих клиентов от табачного дыма.

Однако негативные результаты действия антитабачного закона не заставили себя ждать. Закон запрещает курить в общественных местах, но в нем ничего не сказано о личном пространстве, например салоне автомобиля, который его владелец использует как такси.

До 1 июня, вызывая машину, можно было сказать диспетчеру, что необходим салон для некурящих. В конце мая, в преддверии вступления в силу закона, диспетчерская служба, принимая заявку, стала сообщать, что салон автомобиля – личное пространство водителя и только он решает, можно ли в нем курить.

Те же отели и рестораны являются частными заведениями, и где должна проходить граница между личным пространством владельца компании и общественной территорией, предназначенной для оказания услуг клиентам, в законе не пропишешь. Особенно затруднительно разделить на зоны мини-отели, организованные в квартирах жилых домов.

Елена Треховицкая 046_expertsz_23_1.jpg
Елена Треховицкая

Вообще, антитабачную тему уместнее было бы обсуждать с точки зрения сочетания интересов предпринимателей и их клиентов. Возможно, это помогло бы и законодательно регулировать взаимоотношения некурящих и курильщиков.

В перспективе территории, свободные от курения, могут стать одной из «фишек» кампаний по продвижению услуг. В свою очередь, курение следует «продвигать» как занятие немодное, непрестижное и неинтересное. Тем более что курить действительно станет неинтересно. Ведь согласно антитабачному закону, специальными комнатами для курения должны быть оборудованы только офисы и предприятия.

Таким образом, навязываемые ранее кинематографом и литературой образы респектабельного господина с сигарой и бокалом виски или элегантной дамы с сигаретой и чашечкой кофе станут неактуальными. Вряд ли курилки на предприятиях будут оборудованы подобно комфортабельным салонам или забойным молодежным барам. Напротив, логистику заводов и бизнес-центров можно организовать так, чтобы места для курения оказались не самыми проходными.

Здесь актуальным может стать вопрос мотивации курящих сотрудников. Если человека отправляют курить в дальний угол, не сочтет ли он это ущемлением личных интересов? Расколоть людей на курящих и некурящих несложно – важно понять, с какой целью это делается.

И если разделить на табачную и антитабачную группы сотрудников компании или клиентов общепита возможно, то проложить границу в условиях мегаполиса затруднительно.

Один из запретов, которые начнут действовать в 2014 году, отодвигает курильщиков на расстояние более 15 м от вокзалов, аэропортов и станций метрополитена. В Петербурге, выполнив это условие, можно оказаться как раз на пути следования людей. Особенно в центре города: 15 м от станции метро «Маяковская» – это и вовсе проезжая часть.

Если отмерить 15 м от Московского или Финляндского вокзалов, опять же окажешься там, где обычно ходит немало людей. То есть в том самом общественном пространстве, которое антитабачный закон якобы защищает от табачного дыма и непогашенных окурков.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама