Национальная эволюция

Этнический состав Петербурга со времени основания города неоднократно менялся. В разные исторические периоды варьировалась как численность национальных общин, так и степень их ассимиляции, но по мере своего развития Петербург становился все более многонациональным

Фото: архив «Эксперт С-З»
Объединение общин в XVIII-XIX веках происходило преимущественно вокруг церкви

Официально зарегистрированных в Петербурге национальных объединений более 130. По данным последней российской переписи населения 2010 года, среди указавших свою национальность численность русского населения в городе составила 92,5%, или 3,9 млн человек, далее по убывающей расположились украинцы (1,5%), белорусы (0,9%) , татары (0,7%), евреи (0,6%), узбеки и армяне (по 0,5%). Еще меньше перепись выявила азербайджанцев, таджиков и грузин, хотя нельзя не учитывать, что около 13% населения Петербурга вообще не указали свою этническую принадлежность.

Реальные цифры, конечно, разнятся с сухой статистикой. Даже если взять не самую многочисленную сейчас армянскую диаспору, то в Петербурге и Ленобласти, по официальным данным, на тот момент проживало около 27 тыс. армян. В Армянской национально-культурной автономии Петербурга считают, что реальная цифра по городу и области почти в три раза больше – около 100 тыс. Хотя выявить точные данные по численности диаспор сложно не только из-за не указавших свою этническую принадлежность граждан и нелегальной миграции – а это в первую очередь касается бывших республик СССР, но и из-за разного уровня сплоченности, национальной «централизации» через общественные объединения и церковь.

В рыночных условиях

С развитием Петербурга как современного мегаполиса в последние несколько лет активно росли азербайджанская, таджикская и узбекская диаспоры.

Азербайджанская, например, за эти годы стала одной из самых многочисленных в городе. По данным Азербайджанской национально-культурной автономии, на конец прошлого года в Петербурге официально проживали около 380 тыс. азербайджанцев, неофициально – в два раза больше. Если не брать в расчет некоторые статистические погрешности, данные автономии по численности азербайджанцев в Петербурге сопоставимы, например, с данными по численности украинцев.

Однако миграция чаще всего ассоциируются с приезжими из азиатских республик СССР. Они более заметны в городской среде не только из-за внешних отличий, но и потому, что мигрантам из тех же Азербайджана, Узбекистана или Таджикистана сложнее ассимилироваться с городской средой из-за разности религий и, как следствие, кардинальной разницы культур.

Причины современных миграционных процессов лежат на поверхности. Из стран СНГ основная часть мигрантов приезжает на заработки. Рынок создает предпосылки, формируя спрос на дешевую и нетребовательную в вопросах трудоустройства рабочую силу. Можно сказать, что это еще один этап миграции в масштабах бывших республик Советского Союза после его распада, когда из-за внутренней политической напряженности и обострения отношений между вновь образовавшимися государствами начались массовые этнические переселения.

Этносы у истоков

Между тем история национальных общин в Петербурге кардинально отличается от истории их зарождения и эволюции в других городах России. Петербургу как городу, появившемуся не стихийно и не в силу своей географии, а основанному царской волей, требовались те, кто будет его строить и налаживать его быт.

Чтобы запустить проект такого масштаба, Петру I были нужны не только зарубежные специалисты в самых разных отраслях, но и потенциальные инвесторы, и те, кто стал бы двигателем «прогрессивной мысли», насытив Петербург богатой культурной и светской жизнью и придав городу столичный лоск. Вкупе с этими предпосылками расположение на северо-западных рубежах России, морская связь и близость к Европе и предопределили дальнейшее многоэтничное развитие города.

«Коренными» петербургскими национальными общинами можно считать финскую и шведскую. После активной военной экспансии Петра I на «невские болота» и взятия Ниеншанца на территориях будущего Петербурга остались не только военнопленные, но и жители разрушенного правого берега Невы, переселившиеся на левый ниже по течению реки. Там были заложены шведская и финская церкви. Часть финского населения, покинувшего дельту Невы во время Северной войны, вернулась по окончании военных действий. Однако, как писал академик, этнограф и путешественник Иоганн Георги (его «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопримечательностей в окрестностях оного» было выпущено в конце XVIII века), финнов в городе того периода было немного. В основном они проживали в небольших деревнях в окрестностях города (Волково и Купчино), часть можно было встретить на Васильевском острове. Малочисленность финнов Георги объясняет тем, что «нрав их весьма разнствует от нрава городских обывателей», соответственно, ассимилировались русским населением они плохо.

Преимущества иностранцам

Для строительства новой столицы Российской империи Петр I выписал жителей из других губерний, ставших впоследствии рабочими и солдатами. Помимо русских, составивших основную часть, в Петербург прибыли татары, белорусы, украинцы. Присланные рабочие преимущественно становились плотниками, выполняли земляные работы – засыпали болота и строили набережные. Такие «работные люди» прибывали в Петербург как на вахту, и партии приезжих постоянно менялись. Параллельно с этим вышли несколько царских указов, обязавших переселиться в Петербург нескольких крупных купцов и ремесленников.

Иностранные специалисты понадобились императору не только чтобы привнести зарубежный опыт в создание города. Можно предположить, что будущую столицу Петр I изначально видел многонациональной – не секрет, что царя вдохновляла Голландия, в частности один из самых многонациональных и веротерпимых городов того времени Амстердам. Показателен пример: когда Петр I предложил своему сподвижнику шотландцу Якову Брюсу высокий государственный пост и тот стал отказываться, ссылаясь на свое происхождение, царь отвечал, что русский  – тот кто Россию любит и России служит.

Чтобы привлечь на свою землю иностранных купцов и ремесленников, Петр постарался создать для них благоприятные условия. Переселившиеся иностранцы могли любыми «честными образами», от искусств до ремесел, зарабатывать себе на жизнь и проводить богослужения. Кроме того, они имели право покинуть Петербург со всем нажитым. Эти традиции целым рядом законов продолжила Екатерина II, расширив преимущества для иностранцев. По наблюдениям Георги, к концу XVIII века уже примерно седьмая часть петербуржсцев были иностранцы. Но переписи населения тогда не велись – предпринимались только первые попытки к систематизации данных и подсчету душ мужского пола. Позже стали проводить более тщательные ревизии, но из-за непроработанной методологии сбора данных точную численность населения того периода определить сложно. По разным оценкам, к концу XVIII века в Петербурге проживали от 215 до 230 тыс. человек.

Общины вокруг церкви

В числе первых в городе поселились голландцы, немцы и англичане. Говоря современным языком, эта были высоко квалифицированные кадры – купцы, ремесленники. Меньше было приглашенных французов и шведов. Еще меньше, по наблюдениям Георги, итальянцев, испанцев, поляков и других европейцев. Исследователь пишет, что среди жителей Петербурга того времени были также армяне – «суть купцы, мастера галантерейных вещей, банщики и пр.», грузин и татар вместе взятых было столько же, сколько и армян, калмыков и арабов – очень мало. Поскольку прибывавшим в Петербург из-за рубежа позволялось беспрепятственно покидать город, многие спустя какое-то время уезжали, некоторые потом возвращались. Соответственно, уровень их интеграции в городскую среду был не слишком высок.

Важную роль в процессах ассимиляции того времени и сплочении общин играла религия, и Петр I, стремившийся создать веротерпимый город, позволил всем этносам Петербурга «справлять свою веру» свободно. Например, в городе уже тогда были армянская, финская, немецкая, шведская лютеранская церкви. Изначально лютеране и реформаты локализовались на Адмиралтейском острове (историческое название территории, ограниченной Большой Невой и Мойкой), где у них был общий приход. У мусульман и евреев на тот момент своего прихода не было – открытие синагоги и мечети пришлось лишь на конец XIX – начало XX века.

В целом по расположению церквей и иноверческих кладбищ можно проследить расселение этносов на территории Петербурга. Так, лютеранские церкви тяготеют к Васильевскому острову и началу нынешнего Невского проспекта, где проживали немцы, финны и шведы. Здесь же «базировались» и армяне – этому свидетельствует Смоленское армянское кладбище на набережной Смоленки и расположенная здесь же церковь Воскресения Христова.

Расширение империи

При Екатерине II, которая имела немецкие корни, в Российскую империю началась экспансия немцев. Указ императрицы от 1764 года «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах» поспособствовал появлению немецких поселений на Волге (по данным учета колонистов, в 1769 году здесь проживали более 23 тыс. немцев). Активно пополнялась немецкая община и за счет высших слоев. Процесс аккультурации у них происходил активнее – политическая лояльность не препятствовала распространенному в этой среде двуязычию, а через язык в повседневную жизнь проникали традиции и культура. В принципе немцы занимали твердые позиции среди петербургских этносов до Первой мировой войны, когда начался их массовый отток на родину. Первая перепись населения в 1897 году выявила в городе более 50 тыс. немцев. На конец XIX века это была самая крупная община Петербурга.

Целый национальный пласт получила Российская империя после раздела Речи Посполитой. Около миллиона евреев, проживавших на вошедших в состав Российской империи территориях, так и остались в так называемой черте оседлости. Отчасти это ограничение поспособствовало сохранению их национальной самоидентификации. Чтобы упорядочить процесс управления русскими евреями, была создана специальная комиссия, в которую пригласили представителей еврейских сообществ. Приезжая по делам в Петербург, они постепенно образовали здесь небольшую общину, хотя фактически временем основания общины считается начало 1800-х годов, когда была куплена территория в лютеранской части Волкова кладбища под еврейские захоронения.

В правление Екатерины II к Российской империи были присоединены еще несколько «этнических» территорий, среди которых Крым и Правобережная Украина, Белоруссия, Литва и Курляндия (герцогство в Латвии). Можно предположить, что, поскольку присоединялись целые территории, ассимиляция этих национальных групп, как и в случае с евреями, происходила неактивно, но благодаря наличию церквей более безболезненно.

В начале XIX века империя присоединила северный Азербайджан. Тогда в Петербурге начала складываться азербайджанская диаспора – из Азербайджана в Петербург преимущественно за военной карьерой и образованием ехала знать. Так в городе укрепились мусульманские традиции.

Таким образом, во второй половине XIX века в Петербурге сформировалось несколько крупных этнических групп: немцы, поляки и литовцы, евреи и разросшаяся финско-шведская группа.

Война переиграла

Свое отношение к этническим группам в начале XX века пытались выработать большевики. Чтобы обеспечить себе возможность внедрять свои идеи в массы, российская социал-демократическая партия в своей программе 1903 года закрепила право на самоопределение за всеми нациями, право получать образование на родном языке и введение его наравне с государственным в школах. Под лозунгом борьбы с самодержавием и буржуазией ускорились и процессы ассимиляции этнических групп.

Послереволюционная эпоха для многих общин Петербурга, как и в целом для страны, стала трагической – конфискация ценностей, произведений искусства, закрытие церквей. Возрождение общин началось лишь во второй половине XX века. По данным переписи населения Петербурга за 1970 год, в городе на тот момент проживали примерно 89% (около 3,5 млн человек) русских. Вторыми по численности были евреи (около 4% населения, или 162,5 тыс. человек), что связано с массовой миграцией во второй половине ХХ столетия. Далее шли украинцы и белорусы. Все остальные национальности составляли менее 1% населения.

Эти этнические группы – евреи, украинцы и белорусы, занимали лидирующие по численности позиции практически до 2010 года. Правда, еврейское население постепенно шло на убыль и к 2010 году в списках переписи населения опустилось на строчку ниже татар.

Стоит отметить, что во время переписи 2002 года около 8% петербуржцев не указали своей национальной принадлежности (для сравнения: в 1989 году эта цифра составляла 0,08%). В 2010 году процент не указавших свою национальность значительно вырос – до 13. Очевидно, что эта часть – не русское население, поэтому процент других национальностей составляет около 20. Переписи 2002 и 2010 годов показали, что в начале 2000-х не только заметно усилилась миграция из среднеазиатских республик, но и в целом в городе появилось больше этносов.

Санкт-Петербург

Материал подготовлен в рамках государственного контракта по программе «Толерантность»