Технологии для мокрой погоды

Русский бизнес
Москва, 07.10.2013
«Эксперт Северо-Запад» №40 (637)
Самое сложное для малой инновационной компании, даже если она выпускает очевидно нужный продукт, –донести идею до потенциальных потребителей

Фото: Interpress / Сергей Куликов

Каждый год в Петербурге встает вопрос, как бороться с наледью на крышах и тротуарах и как спасти от сырости старый жилой фонд. Воспринимаются эти проблемы как данность – классика слякотного Петербурга, от которой никуда не деться. Тем временем в свете трендов всеобщей экономии бизнесу, власти и просто горожанам, может быть, было бы выгоднее заложить небольшую статью расходов на инновационные влагозащитные разработки, чем тратить миллионы на ликвидацию последствий. Эту идею уже девять лет пытается донести до своих потенциальных потребителей генеральный директор научно-производственной компании «Нео+» Ирина Розенкова. Инновационная компания, специализирующаяся на разработке и производстве гидрофобизаторов (водоотталкивающих покрытий) для использования в строительстве и домашнем хозяйстве, в прошлом году вышла на оборот 17 млн рублей в год и рентабельность 12%. Для малого инновационного предприятия со штатом 20 человек, пережившего суровый кризис 2008-го, это неплохие показатели, но с руками разработки пока не отрывают.

История создания и инвестиции

Бизнес-история Ирины Розенковой началась с химического факультета тогда еще Ленинградского государственного университета. После его окончания в 1983 году она осталась преподавать на химфаке. «Параллельно с этим я вела научные исследования и очень интересовалась дисперсными системами в коллоидной химии – это ключевая тема моих последних работ», – рассказывает Ирина Розенкова. Впоследствии именно эти исследования легли в основу гидрофобизаторов, выпускаемых «Нео+». Возможно, эти труды так и остались бы в стенах университета, если бы в 2000 году на факультет не обратилась одна небольшая петербургская компания-застройщик с просьбой разработать средство защиты строительных материалов от влаги. Это задало вектор исследований на четыре года вперед, пока Ирина Розенкова с коллегами-учеными не погрузилась в тему настолько, что она стала делом всей жизни.

Первым этапом выхода из научной среды стал грант программы «Старт» Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере в 2004 году. К тому моменту Ирина Розенкова уже работала в Государственной полярной академии и, собрав инициативную группу ученых из университета (десять человек), подала заявку на участие в программе «Старт» и неожиданно для себя выиграла, получив относительно небольшой грант – 4,5 млн рублей на три года. Необходимо было на этапе создания технологической линии и запуска производства привлечь частного инвестора на паритетных с фондом условиях. Поначалу пытались получить банковские кредиты, но из-за отсутствия ликвидного залога новоиспеченным инноваторам не удалось найти общий язык с банками. «А с инвестором мне просто повезло. Мы очень долго ходили, показывали всем свой бизнес-план, его штудировали финансисты, и один такой поход выстрелил. Вот почему очень важно не сдаваться, даже когда кажется, что уже все, конец», – рассказывает Ирина Розенкова. Частный инвестор вложил в производство около 10,5 млн рублей. На эти деньги и создали первую технологическую линию.

Технология

В 2005 году «Нео+» запустила в производство две научные разработки (на сегодняшний день выпускаются уже 11). В лаборатории работают три человека, исследования проводятся без привязки к конечному результату. «Изначально мы делали покрытия только для кирпича и гипса, недавно стали выпускать гидрофобизаторы для дерева и ткани. За металлы пока не брались, хотя это тоже интересное направление», – говорит Ирина Розенкова. Периодически компания проводит исследования на заказ. Как правило, за договорными НИОКР обращаются компании, которые работают с нестандартными материалами или сами их производят.

Первой продукцией компании стали гидрофобизирующие составы для применения в промышленности, строительстве и на транспорте. Гидрофобизатор – это состав, который делает материал стойким к атмосферным осадкам, грунтовым водам и кислотным воздействиям. Он наносится кисточкой, валиком или распылителем на сухую поверхность. Подобные водоотталкивающие составы в зависимости от типа могут проникать вглубь материала более чем на 10 мм. В отличие от гидроизоляторов, таких как лаки или краски, эти средства не закупоривают поры, не создают пленку, а значит, не препятствуют паро- и газообмену. Правда, если на поверхности уже были  мох или плесень, при нанесении гидрофобизатора они не исчезнут.

Срок службы составов может варьироваться в зависимости от типа материала и выбранного защитного средства, но в среднем – от пяти лет. «Нео+» производит влагозащитные составы для кирпича, газо- и пенобетона, дерева, гипса и тротуарной плитки. Некоторые гидрофобизаторы можно наносить даже при минусовой температуре – это не избавит от снежных завалов, но предотвратит образование наледи. «Среди наших клиентов есть те, кто берет гидрофобизаторы, чтобы зимой обрабатывать дорожки возле дома: снег подтаивает, заполняет поры материала, и эту наледь потом убирают ломом. Скользко, тротуарная плитка портится, – рассказывает Ирина Розенкова. – А если обработать гидрофобизатором, скользко не будет и все легко можно убрать обычной лопатой».

Потребители

Казалось бы, для Петербурга с его дождями, снегом, заледенелыми тротуарами и сосульками подобные средства – универсальная находка. Однако донести до потенциальных потребителей мысль о необходимости использовать гидрофобизаторы оказалось едва ли не сложнее, чем разработать высокотехнологичный состав. Во-первых, сказывается консервативность строительного рынка. Во-вторых, в российской действительности даже по-настоящему стоящие инновационные разработки ассоциируются скорее с какими-то очередными фокусами и профанацией, чем с последними достижениями науки и техники. «Кроме того, как выходцы из науки мы очень сложно говорили. Мне кажется, если бы я занималась исключительно исследовательской работой и у меня не было бы опыта преподавания (а это все-таки общение), я бы так и осталась в мире университетской лаборатории», – добавляет Ирина Розенкова. Из всего списка потенциальных клиентов самыми понимающими оказались производители строительных материалов, которые владеют терминологией и не чураются сложных графиков.

Отчасти поэтому компания изначально ориентировалась исключительно на B2B-сектор. Кроме того, розница требовала больших вложений в рекламу. Производители стройматериалов стали первыми клиентами – один из крупнейших контрактов на поставку гидрофобизатора для гипса заключен с компанией «Кнауф» почти сразу после запуска производства в 2006 году. Правда, в прошлом году компания отказалась от контракта в пользу иностранного производителя. Позже пул клиентов пополнили Павловский кирпичный завод и Экспериментальный завод по производству тротуарной плитки. Меньшая по объемам заказов группа клиентов – компании-застройщики и ремонтные организации.

Ирина Розенкова 021_expertsz_40.jpg
Ирина Розенкова

На самоокупаемость «Нео+» удалось выйти через три года. Мощность производственного цеха, который расположен в поселке Кикерино и занимает сегодня небольшую площадь – 200 кв. м, к 2013 году доведена до 60 тонн в месяц. Правда, по словам Ирины Розенковой, пока что стандартная ежемесячная загрузка не превышает 20 тонн. «Производители строительных материалов могут тестировать продукцию до двух лет. Это долго, поэтому мы решили расширить перечень клиентов и теперь пытаемся привлечь к сотрудничеству девелоперов, работающих на загородном рынке. С прошлого года решили выйти в розницу, – рассказывает Ирина Розенкова. – Можно сказать, переориентировались на премиум-класс».

Выход именно в загородный сегмент обусловлен сроками возведения объектов. От завершения строительства загородного дома до его продажи может пройти несколько лет: все-таки это менее ликвидный продукт, чем недвижимость в городской черте, а используемые материалы, такие как дерево или кирпич, очень подвержены разрушающему воздействию воды. Ирина Розенкова надеется, что девелоперы, по крайней мере частные клиенты, заинтересованы в сохранении надлежащего облика таких домов или просто законсервированных объектов. В компании подсчитали, что, например, обработка дома площадью около 120 кв. м обойдется в 5-20 тыс. рублей в зависимости от материала фасада и выбранного типа защитного покрытия. Срок действия такого гидрофобизатора – восемь лет. Но заказчик получает и экономию теплоэнергии: если обработать фасад здания, теплопотери можно снизить примерно на 17%. Хотя для подобных частных клиентов гидрофобизация загородных домов – скорее некий штрих, графа в статье «Дополнительные расходы», и при наступлении любых негативных экономических веяний они могут отказаться от покупки водоотталкивающих покрытий. Тем не менее, по мнению Ирины Розенковой, сектор В2В никуда не денется даже в кризисные годы  – объем может сократиться, но сохранится обязательно. «Люди, которые делают строительные материалы, будут их делать. Объем продаж гидрофобизаторов может упасть, но не исчезнет, – говорит она. – А что касается В2В, то мне кажется, за такими присадками вообще может быть будущее, потому что они экологически безопасны, аккуратно предохраняют материал. Пока есть вода, есть необходимость защищаться от нее – не зря на Дальнем Востоке после наводнения все вокруг поливали антисептиками».

Санкт-Петербург

Региональный проект медиахолдинга «Эксперт»

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №40 (637) 7 октября 2013
    Внутренний туризм
    Содержание:
    Доморощенный туризм

    На Северо-Западе набирает обороты въездной туризм, причем при активной поддержке местных администраций: если регионам и не удастся существенно пополнить свои бюджеты, то по крайней мере будет обеспечена занятость населения

    Реклама