Аттестация вредности

Русский бизнес
Москва, 02.12.2013
«Эксперт Северо-Запад» №48 (645)
С 2014 года производителям необходимо улучшать условия труда рабочих, занятых на вредном производстве, либо выплачивать им компенсации. Но это повлечет за собой рост себестоимости конечной продукции

Фото: Арсений Третьяков

Минтруда России 12 декабря 2012 года издал приказ №590н «О внесении изменений в Порядок проведения аттестации рабочих по условиям труда», последствия которого в виде жалоб работников и судебных разбирательств проявились только сейчас. По мнению экспертов, приказ также стал поводом для проверки условий труда и массовой переаттестации.

Кроме того, работодателей волнует новый проект федерального закона «О специальной оценке условий труда», который, как предполагается, вступит в силу 1 января 2014 года. Для бизнеса в новом законе остаются неясными порядок и методика аттестации рабочих мест, а также подход к выплате компенсаций сотрудникам, занятым на вредном производстве. При этом до конца 2018 года заводам нужно соблюдать и старый, и новый регламенты вредности производства и по обоим платить компенсации. По мнению экспертов, этот законопроект может заменить постановление №870, по которому работник на вредном производстве получает доплату не менее 4% от оклада и имеет 36-часовую рабочую неделю. Проблемы нововведений в трудовом законодательстве обсуждались на круглом столе, организованном «Экспертом С-З».

Трудности аттестации

Управляющий отдела охраны труда, окружающей среды и безопасности предприятия «Филип Моррис Ижора» Виктор Стригунов   поднял вопрос о будущих методиках аттестации – в условиях, если постановление №870 прекратит свое действие. За пять лет со времени принятия этого постановления так и не определился порядок его применения. Виктор Стригунов предполагает, что по аналогии после 2018 года карты аттестации, которые есть и которые будут сделаны на переходный период (до 2018-го), могут прекратить свое действие уже в следующем году.

«Если закон вступит в силу, то про 870-е постановление можно будет забыть – там все положения изменятся. Специальной оценки не избежать. Но, может быть, даже хорошо, что работодатель получает возможность влиять на составление перечня рабочих мест, подавая декларацию на свой страх и риск», – рассуждает начальник охраны труда и госэкспертизы условий труда Комитета по труду и занятости Петербурга Константин Дженжеруха.

Сегодня аттестация, по мнению чиновников, не всегда проходит качественно. По словам начальника отдела по охране труда Госинспекции труда Петербурга Светланы Аверьяновой, аттестация рабочих мест нередко бывает некачественной, а ее результаты неизвестны. «Минтруда дало нам поручение проводить дополнительные проверки и давать работодателям разъяснения о необходимости аттестации рабочих мест до принятия закона “О специальной оценке условий  труда”», – подчеркнула она.

А исполнительный директор Американской торговой палаты Мария Чернобровкина заявила, что действующая методика аттестации устарела, поскольку есть современные технологии, которые исключают вредное влияние на человека.

Вынужденная доплата

В советское время система компенсаций за вредность существовала в виде списков и расчетов в зависимости от должности. Законодательство изменилось, но другого подхода не появилось. По подсчетам экспертов, на компенсации, связанные с условиями труда, тратится «огромная цифра» – 40-60 млрд долларов. Это 2-3% ВВП России.

«Мы находимся в неком правовом вакууме, – говорит генеральный директор ГК “Городской центр экспертиз” Александр Стаканов. – Я понимаю тех работодателей, которые не платят компенсаций. Нет механизмов проверки – только аттестация. Приходится вести разъяснительные беседы, собирать аттестационные комиссии, составлять какие-то протоколы». Он отмечает, что производство должно стремиться не к выплате дополнительных надбавок рабочим, а к устранению вредных факторов. Кроме того, в законе не учитываются условия самого производства, поскольку кто-то тратит на защиту одного сотрудника 55-60 тыс. рублей, а кто-то – 5-6 тыс. При этом может быть такая ситуация, что обоим заводам по закону придется платить одинаковые надбавки за вредное производство. Кроме того, работодатель для сохранения прибыли может изначально вкладывать компенсации в зарплату рабочего. «Мы ратуем не за те несчастные 4% зарплаты в виде компенсаций, а за то, чтобы были нормальные условия труда», – говорит Александр Стаканов. Одна из возможностей устранить вредное производство – модернизация, но она, как правило, приводит к сокращению рабочих мест. Такой путь избавит предприятия от жалоб, переаттестаций и вынужденных компенсаций, чего, по словам экспертов, отчасти и добивается Минтруда. С другой стороны, из-за этого может увеличиться себестоимость товара.

По словам старшего юриста компании Baker & McKenzie Анны Гавриловой, до вступления в силу последних документов компенсации предоставлялись людям специальных профессий в 5% случаев. «Когда предприятие выплачивает компенсации (а мы приходим к этому), у него образуются многомиллионные расходы», – добавила она. Рост себестоимости настораживает, говорит Мария Чернобровкина. По ее мнению, себестоимость производства товаров в России растет «дикими темпами», в том числе из-за растущих затрат на трудовые ресурсы. «На весь этот комплекс мероприятий по аттестациям, компенсациям и прочему нужно 100 тыс. рублей на человека в год, а это лишь малая составляющая. Проблема не в том, что заводы не хотят платить, а в том, что министерства должны изменять законы в соответствии с современными реалиями и технологиями производства и убирать устаревшие параметры», – уверена Мария Чернобровкина.

Кроме того, подчеркивают специалисты, вне зависимости от класса вредности условий труда компенсация будет одинаковая, то есть по закону между звуковым шумом и радиацией нет разницы в размере денежных надбавок. Управляющий по внешним и корпоративным связям по Северному региону «Филип Моррис Ижора» Мария Камаева предполагает, что в связи с нововведениями и уменьшением рабочего дня из-за вредного производства, нужно нанимать больше работников, которых и так мало. «Если предположить, что к 2018 году 50% населения города станет работать по 36 часов в неделю, то через три года возникнет дефицит рабочих кадров в Петербурге», - говорит она.

Избежать ответственности

И действующее, и новое законодательство оставляют широкое поле для различного рода махинаций. Например, никогда нельзя заранее знать, какой сертификат приобретает предприятие у независимых экспертов – настоящий или поддельный.

Или, например, аттестацию проводят сторонние организации на условиях работодателя, после чего в отчете указывают, что вредного производства на предприятии нет. Конфликт с профсоюзами неизбежен.

Кроме того, по словам Константина Дженжерухи, средние и малые предприятия вообще не знают об аттестации, пока не приходит инспекция.

С другой стороны, эксперты уверены: действующее законодательство нуждается в усовершенствовании. «Например, на одном химическом заводе подсчитали: чтобы постановление №870 заработало, нужно к их 2 тыс. сотрудников нанять еще 600 человек», – говорит Константин Дженжеруха. Другой пример приводит Мария Чернобровкина. По ее словам, одно из последствий аттестации – обращение к заемному труду, чтобы избежать ответственности бизнеса за такого сотрудника при наступлении несчастного случая. «Вот здесь разводят руками и говорят, что в штатном расписании такого работника нет. При этом иногда возникают скрытые трудовые отношения», – говорит Мария Чернобровкина.

Формально представителям бизнеса придется проводить аттестацию при каждом изменении законодательства, связанного с вредным производством. Что, в свою очередь, будет влиять либо на зарплату работников, либо на себестоимость продукта.

В итоге ряд компаний, прочитав новый документ, решили, что компенсации предоставлять не обязательно.

Санкт-Петербург

СПРАВКА

По данным экспертов, в Петербурге в 2013 году аттестовано около 70 тыс. рабочих мест, за последние десять лет – около 800 тыс. (30-40% рабочего населения). При этом в целом по России 5-10% аттестованных рабочих мест. 

У партнеров

    Реклама