Менеджер виден издалека

Общество
Москва, 03.02.2014
«Эксперт Северо-Запад» №6 (653)
Петербургский рынок программ MBA подстраивается под изменяющиеся условия, связанные с ситуацией в экономике

В сравнении с Москвой, где в сфере MBA-образования работают около 80 учреждений, Петербург выглядит существенно скромнее – активных игроков на рынке немногим более десятка.

По «происхождению» и нацеленности на тот или иной сегмент аудитории все школы можно условно поделить на три группы: зарубежные (Vlerick Leuven Gent Managment School, Стокгольмская школа экономики), негосударственные российские (ИМИСП, Открытая школа бизнеса МИМ ЛИНК и др.) и существующие при государственных вузах (Высшая школа менеджмента СПбГУ, Высшая экономическая школа СПбГУЭФ и др.).

Первые, находясь в высшей ценовой категории, предлагают целиком импортированный образовательный продукт и отвечают запросам в первую очередь тех, кто хочет, не уезжая из Петербурга надолго, получить европейское бизнес-образование. Вторые нацелены на более широкий охват отечественного бизнеса. «Если в Стокгольмскую школу идут прежде всего сотрудники иностранных компаний, то к нам – те, кто работает в российских. Средний бизнес, переходящий в крупный, малый, переходящий в средний, – все это наши слушатели», – поясняет директор по развитию и внешним связям MBA ИМИСП Дмитрий Павлов. В третьей группе определенную долю аудитории составляют выпускники того же вуза, и до отмены с 1 сентября 2013 года государственного диплома MBA эту ступень бакалавры рассматривали как вариант магистерского образования.

По совокупности факторов

Все экспертные рекомендации по выбору школы MBA в качестве основного критерия качества называют наличие международной аккредитации: AMBA (ее дает Британская ассоциация MBA), EQUIS/EPAS (Европейский фонд развития менеджмента) и AACSB International (Американская международная ассоциация школ бизнеса). В Петербурге все три аккредитации имеет только бельгийская Vlerick Leuven Gent Managment School. Кроме нее в топ-группу входят Стокгольмская школа экономики (EQUIS), бизнес-школа ИМИСП, Открытая школа бизнеса МИМ ЛИНК и Высшая школа менеджмента СПбГУ (у всех – AMBA).

Помимо цены в числе значимых факторов выбора оказываются язык программы, возможность зарубежной стажировки, форма обучения. Хорошее знание английского языка – обязательное условие приема во Vlerick (необходима дистанционная сдача GMAT и TOEFL/IELTS), на англоязычную программу в Стокгольмскую школу и Международный банковский институт.

Стажировка за рубежом входит в стоимость программ Vlerick, Стокгольмской школы и ВШМ СПбГУ (везде – два недельных выезда), а также ВШЭ СПбГУЭФ (программа «Управление человеческими ресурсами», поездка в Швейцарию) и ВОЕНМЕХа (недельная бизнес-практика в Норвегии). MOD?ART заявляет о четырехмесячной рабочей стажировке за рубежом. Большинство остальных школ имеют возможность предложить учебно-ознакомительный выезд за рубеж за дополнительную плату.

Что касается формы обучения, то на петербургском рынке абсолютно преобладает режим part-time (очно-заочный) в различных вариантах: очные занятия проводятся в выходные и вечером в будни, часто компонуются в ежемесячные модули и т.п. Некоторые школы стремятся так выстроить учебный процесс, чтобы он не просто шел параллельно рабочему, но и дополнял и оптимизировал его.

Берут ли всех

Перечни условий приема, которые школы обнародуют в общедоступных источниках, не слишком разнятся. В большинстве случаев (особенно для поступающих на программу Executive) требуется, чтобы кандидат имел опыт работы на руководящей должности. В качестве вступительных испытаний применяют тестирование, написание эссе и собеседование (структурированное интервью).

Препятствием для поступления в иностранную школу часто становится недостаточное знание английского языка – по словам заместителя директора по развитию Vlerick Leuven Gent Managment School Анны Дацко, из-за этого отсеиваются около 50% кандидатов. Впрочем, в школах ценового «премиум-класса» действует еще одно условие – негласное, его можно назвать «социальный или деловой статус». «Сейчас у нас конкурс полтора человека на место, – говорит руководитель маркетинговых коммуникаций Стокгольмской школы экономики Анна Измайлова. – Обусловлен он тем, что мы стремимся подобрать в группу людей, которые бы говорили на одном языке, понимали друг друга. Ведь руководитель рассчитывает, что он будет сидеть за столом и обсуждать кейсы с руководителем такого же ранга. При этом мы также стараемся, чтобы в группе были представители из разных сфер: производство, маркетинг и т.д.».

В российские школы поступить проще, но отсев случается и там. «Конкурса как такового нет, но в среднем в группе бывает по два-три отказа. Иногда – пять-семь, – уточняет Дмитрий Павлов. – Поступающие пишут тест и проходят собеседование, и подход не является жестко формализованным: если поступающий не набрал 55 баллов из 100, а, скажем, только 48, но у него горят глаза и высока мотивация, он будет принят. Менеджер виден издалека». По словам руководителя программ MBA Санкт-Петербургского государственного экономического университета Валентина Галенко, отказывать чаще приходится кандидатам без управленческого стажа и тем, кому по специфике работы полезнее будет не MBA, а программы профпереподготовки, например бухгалтерам.

Умеренная экономия

Взрыв спроса на образование MBA остался позади, в докризисных нулевых, и едва ли в ближайшие годы можно ожидать существенного оживления. Впрочем, востребованность этого образования сохраняется, и руководители школ характеризуют ее уровень в течение последних нескольких лет как умеренный и в целом стабильный.

«Спрос упал в 2009 году, после кризиса, – поясняет Дмитрий Павлов. – В 2010-м не-много вырос, в 2011-м оказался взрывным – возник эффект отложенного спроса, а в течение двух-трех последних лет держится умеренно средний. Все идет в энергосберегающем ключе».

«Спрос падает, – говорят в отделе маркетинга Открытой школы бизнеса. – Приходится прилагать больше усилий, чтобы убедить людей пойти учиться. У нас прием не сокращается, все идет более или менее ровно, но это за счет корпоративных клиентов. Способствует падению спроса и появление на рынке школ, предлагающих полностью дистанционное онлайн-обучение, которое в несколько раз дешевле».

«Спрос не меняется, – считает Анна Дацко, – скорее меняется профиль наших кандидатов. Российский рынок становится более зрелым и самостоятельным. К нам приходят студенты, которые больше не хотят только копировать западный опыт, а хотят придумывать свои ноу-хау, собственные пути развития».

Жить без статуса

С 1 сентября 2013 года по новому федеральному закону «Об образовании» программа MBA относится к дополнительному образованию и государственный диплом по ней не выдается. Впрочем, рынок этого изменения, похоже, практически не заметил.

Понятно, что оно никак не коснулось иностранных школ, но и российские, особенно имеющие международную аккредитацию, не считают утрату программой госстатуса проблемой. «Динамика спроса на наши программы МВА никак не связана с возможностью или невозможностью получения государственного диплома, – убежден первый заместитель декана ВШМ СПбГУ Игорь Баранов.– Ни один слушатель не отметил госдиплом как фактор принятия решения». «Отмена госдиплома на нас никак не отразилась, – отмечает Дмитрий Павлов. – Мы – частная школа, для нас важнее репутация, рекомендации, которые дают наши выпускники своим знакомым».

Но сетования по поводу «лишения статуса» все же иногда звучат. «Статус программ МВА с 1 сентября неопределенный, поэтому спрос падает: часть людей, которые раньше у нас шли на МВА, идут в магистратуру – им нужен государственный диплом о высшем образовании», – говорит заведующая департаментом магистратуры и аспирантуры Международного банковского института Татьяна Лебедева. «Мы вынуждены на год приостановить программу МВА, которая у нас была десять лет. Причина – правовая неопределенность. Не всех студентов устроило бы, что не будет государственного диплома», – комментирует ситуацию директор Северо-Западного филиала Международного университета в Москве Александр Белявский.

Впрочем, многие представители «вузовского МВА» склонны считать такой настрой аутсайдерским и не соответствующим сути программы. По мнению Валентина Галенко, ориентироваться в сложившейся ситуации нужно на ведущие бизнес-школы, которые «давно поставили водораздел между магистратурой, являющейся академическим образованием, и МВА». Продуктивный путь, который позволит школе остаться на рынке, – учить тому, что действительно необходимо руководителям-практикам в бизнес-среде.

В числе ближайших перспектив МВА-образования участники рынка называют усиление отраслевой направленности программ и увеличение числа корпоративных программ, доходы от которых в портфеле ведущих петербургских школ уже сейчас достигают 50%.

Санкт-Петербург

Основные игроки на рынке MBA-образования в Петербурге

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №6 (653) 3 февраля 2014
    Петербургская агломерация
    Содержание:
    Решение проблемы роста

    Власти Ленинградской области пытаются взять под контроль рост агломерации, готовясь комплексно развивать территории, попадающие в 30-километровую зону вокруг Санкт-Петербурга.

    Реклама