Маленькие женские секреты

Русский бизнес
Москва, 03.03.2014
«Эксперт Северо-Запад» №10-11 (658)
Татьяна Парфенова: «Я люблю всякую работу, которую мне предлагает жизнь, как ту, о которой я всегда мечтала»

Фото: МД «Татьяна Парфенова»

Модный дом «Татьяна Парфенова» (МД) существует в Санкт-Петербурге уже 19 лет. В одном из рейтингов журнала «Эксперт» он был назван одним из пяти самых популярных петербургских брендов наравне с Мариинским театром и Эрмитажем. Сохраняя традиции, компания активно развивается, а глава дома – модельер Татьяна Парфенова – продолжает удивлять своим творчеством и собирать восторженные отзывы критиков из мира не только моды, но и дизайна, современного искусства, театра.

– В 2013 году Ленинградская торгово-промышленная  палата вручила вам деловую премию «Бизнес как искусство» в номинации «Лучшая женская роль в бизнесе». В чем секрет успеха дома?

– Если составить перечень проектов, которые были реализованы только за прошлый год, то это и костюмы к спектаклю «Мадам Бовари» петербургского театра «Русская антреприза» имени Андрея Миронова, и выставка «На одном дыхании. Мода и дизайн от Татьяны Парфеновой» в московском музее-заповеднике «Царицыно», и участие в экспозиции «Звучащее вещество» в Мраморном дворце. К ежегодному проекту «Ассоциации» в Царском Селе МД подготовил перформанс «Китайская опера», а для  фестиваля короткометражного кино о моде A Shaded View On Fashion Film мы сняли два фильма. Помимо коллекции «Скрипучий дом» для конкурса-показа Chengdu Couture Fashion week в Китае было придумано уникальное платье из десяти метров китайского шелка, которое было отмечено высшей наградой и передано в Музей шелка города Чэнду. А сколько было прекрасных нарядов для невест!

И это лишь малая часть списка. И у нас каждый год такой насыщенный.

Наверное, секрет в том, что мы просто выпускаем хорошие коллекции и вещи, которые люди носят подолгу и с удовольствием. Каждая коллекция открывает новые возможности – это такое поступательное движение. В какой-то момент ты можешь решить, что через пять лет у тебя должно быть десять магазинов, и начать упираться в эту цель. Но может быть, если бы ты не упирался, у тебя к назначенному сроку было бы уже 20 магазинов? Ведь жизнь, если ты хорошо работаешь, преподносит тебе сюрпризы, подарки, хороших людей и вообще интерес.

– В прошлом году дом запустил новую демократичную линию WHITE by Parfionova. Изначально вы не ориентировались на массового потребителя и не фокусировались на молодежной моде – сейчас ваши планы изменились?

– Мы принципиально не разделяем одежду по возрасту. Человек должен сам решать, может он эту вещь надеть или нет. Я вообще против выражения «молодежная одежда». Есть одежда, которая может быть навеяна пристрастием людей к определенной музыке, вроде хард-рока, или какому-либо течению по интересам, например байкерам или готам. Но думать, что эта одежда – для молодых, а эта – для людей среднего возраста, неправильно. Где тогда одежда для старых? Не могу сказать, что линия WНITE – молодежная. Она просто яркая. Если человек вышел летом на прогулку вдоль берега моря и у него есть силуэт, то неважно, какого он возраста.

У нас есть разные линии, которые отличаются друг от друга объемом работы, в них вложенной и, безусловно, тиражом. Потому что есть вещи, которые, конечно, можно тиражировать, но это совсем непросто, и речь скорее идет о повторе. Например, кутюрное платье можно пошить ограниченное количество раз. Оно достаточно узнаваемо, и таких платьев много быть не может. Но мотивы этой линии могут переходить в pret-a-porter. Активную линию WНITE действительно можно воспроизводить серийно – мы это делаем и сейчас представляем ее на профессиональных парижских выставках. И балетная одежда Diana Vishneva by Parfionova – тоже серийная.

– Ваш пример доказывает, что, несмотря на кризисы, можно развивать свое дело и создавать что-то новое.

– Да, но только если ты не можешь не создавать. Модный дом объединяет так много всего! И здесь очень важен баланс: если провал в одном секторе, мы просто перетекаем в другое направление. Например, одно время рынок наводнился готовой одеждой и люди стали меньше ее покупать. Тогда мы задумали интерьерную линию Home Collection, сократили производство pret-a-porter, но увеличили индивидуальный пошив. Прошли кризисные годы, мы вернулись к созданию  pret-a-porter, и наши молодые клиентки высоко оценили появление линии недорогой одежды WHITE by Parfionova. Параллельно с кутюрной линией теперь существует линия для отдыха и спорта. В нашем МД все взаимосвязано и одно направление поддерживает, «подпитывает» и развивает другое.

– Развитие новых направлений требует открытия дополнительных магазинов в Петербурге и других городах?

– Думаю, для Санкт-Петербурга нашего модного дома достаточно (панорамная витрина здания №51 на Невском проспекте широко известна петербуржцам со времен основания МД в 1995 году. Помещения находятся в собственности компании, используются как магазин, офис, примерочные ателье и т.д. – «Эксперт С-З»). Сегодня интернет-магазины снизили потребность в создании собственной сети бутиков. Вещи, заказанные на официальном сайте дома, мы отправляем в самые разные города и страны.

В Модном доме Татьяны Парфеновой на Невском проспекте 020_expertsz_010.jpg Фото: МД «Татьяна Парфенова»
В Модном доме Татьяны Парфеновой на Невском проспекте
Фото: МД «Татьяна Парфенова»

– Как вас находят клиенты?

– Клиенты узнают о нас по-разному. У нас есть витрина МД на Невском проспекте, которая привлекает прохожих. Кто-то узнает о доме через публикации в журналах или видит платья на своих знакомых. Мы проводим модные показы – это одновременно и новые контакты, и продажи, и привлечение внимания СМИ. И позиционирование: когда дом себя показывает, о нем знают и говорят. На недавнем показе новой кутюрной коллекции «Я садовником родился!» собрались самые разные люди, в том числе и представители интернет-сообществ, специализирующихся на индустрии моды. Наши клиенты по всему миру видят фотографии с показа, присылают запросы на понравившиеся модели. Например, у меня одевается балерина Маша Кочеткова (прима-балерина «Балета Сан-Франциско» (США). – «Эксперт С-З»).

К нам периодически из Москвы приезжает ее мама, покупает выбранные дочерью вещи и отправляет в Америку.

– Стоимость ваших изделий различается в России и за рубежом?

– Мы создаем одежду в Петербурге, но демонстрируем и продаем ее в разных местах. И покупатели у нас самые разные. Но мы не делаем различий: это для российского рынка, а это – для зарубежного. Вещи с именем дома везде должны стоить одинаково.

Только для профессионалов

– Ваш МД – один из немногих русских домов моды, участвующих в профессиональных зарубежных выставках. Есть ли интерес к русской моде на Западе?

– Я не знаю, как в Европе относятся к русской моде вообще, но к нашей марке интерес есть, и большой. Мы с удовольствием участвуем в различных проектах за рубежом. В прошлом году в сентябре в день VOGUE Fashion’s Night Out мы представили образы из коллекции «Скрипучий дом» для выставки DA! Russian Atelier в Милане. Что касается профессиональных международных экспозиций, то ранее мы в них участвовали регулярно, на протяжении шести сезонов. Но потом сделали десятилетний перерыв, который был связан с кризисом, в том числе и в России. В 2001 году мы закрыли линию   (изделия именно этого уровня дизайнеры традиционно выставляют на профессиональных выставках. – «Эксперт С-З»), открыли линию Haute couture и ателье. А с 2014-го возобновили эту практику и в конце февраля приняли приглашение организаторов престижной экспозиции TRANOI в Париже.

Коллекция «Я садовником родился!» 021_expertsz_010.jpg Фото: МД «Татьяна Парфенова»
Коллекция «Я садовником родился!»
Фото: МД «Татьяна Парфенова»

– Профессиональные международные экспозиции модной индустрии открыты для всех?

– Многие профессиональные выставки открыты для желающих принять в них участие, но есть и такие, куда приезжают показываться только по спецприглашению. Например, на участие в парижской выставке TRANOI дизайнер не может просто прислать заявку. Организаторы проводят серьезный отбор и выбирают только самое интересное. Они изучают показы всех марок по всему миру, выбирают из них только сотню и высылают приглашение с коммерческим предложением. Компания-участник должна быть готова к расходам, но это и есть часть политики отбора. Стоимость участия зависит от аппетитов компании, начинается от 10 тыс. евро – платы за аренду стенда небольшой площади. К этой сумме надо прибавить средства на его оформление, таможенные расходы на официальный вывоз и ввоз коллекции, оплату работы, перелета и проживания сотрудников, которые будут представлять МД, и т.д.

Само участие в профессиональной выставке моды – это и вклад в историю МД, и заявление о себе перед потенциальной аудиторией международных байеров.

В результате это возможность получить контракты и заказы на коллекцию, заработать деньги. Выставляя коллекцию на специализированной выставке, ты предлагаешь ее байерам. Речь идет не о том, чтобы просто отдать вещи на реализацию и получить прибыль, когда одежду в бутиках раскупят, как это делают в России. На выставке профессионалы индустрии смотрят на коллекцию, оценивают историю дома, его имидж и многие другие факторы, и решают, имеет ли смысл в этом сезоне вкладывать в него средства. Если да, то они составляют перечень наименований заказа и вносят предоплату – 50-70%. Затем модный дом начинает производство заказанных вещей, а в момент отправки получает остаток суммы по контракту с закупщиком.

– Как скоро заметен эффект от участия?

– Для достижения результата – получения крупных заказов – необходимо участвовать в целой серии выставок. Экспозиции обычно приносят результаты лишь после второго-третьего сезона, так как байерам нужно присмотреться к марке. Я не жду результатов от TRANOI срочно, но думаю, что все будет хорошо. Многочисленные публикации в иностранных изданиях и интерес, который мы наблюдаем со стороны иностранных критиков моды, дают право на высокие ожидания.

Секреты успеха

– Что в вашей деятельности приносит прибыль, а что вы делаете исключительно для души и творческого самовыражения?

– Вообще, вся деятельность – это бизнес. Все выставки и проекты – это все бизнес, конечно. Допустим, издательство «Эксмо» выпустило мою книжку-раскраску («Модная книга для творческих барышень». – «Эксперт С-З»), потом сделало еще четыре тиража – это же бизнес, а что же еще? В прошлом году мы сделали для петербургского Михайловского театра коллекцию палантинов, записных книжек и футболок – тоже бизнес. Но это не значит, что работа не может быть твоим удовольствием, это как раз все не скучно. Для меня бизнес – это творчество.

– А что вас вдохновляет?

– Я вообще слово «вдохновение» не понимаю, оно такое странное. Кто знает, как его поймать? Это невозможно. Есть просто работа, взгляд, решение. Я не импульсивная, я последовательная. Я не спонтанная, я все время нахожусь в жестких условиях постоянного создания чего-либо. У меня нет такого, чтобы я захотела. Слов «хочу» и «не хочу» также не существует. Есть просто жизненные обстоятельства, которые ставят меня в положение, когда мне надо что-либо сделать. И я это принимаю как что-то, о необходимости чего уже давно подумала. А кто-то меня услышал и решил, что это мне надо.

– Какое у вас профессиональное кредо?

– Я люблю всякую работу, которую мне предлагает жизнь, как ту, о которой я всегда мечтала. Потому что если ты ее не полюбишь, ты ее хорошо не сделаешь. И это касается всего.

Очень просто, имея в собственности помещение на Невском проспекте, сдать его в аренду или открыть здесь ресторан или банк. Получать доход, жить на Лазурном Берегу... Но мне как раз интересно заниматься делом. Потому что бездельничать, я считаю, вообще стыдно. Я, например, не для этого родилась.

– Модный дом «Татьяна Парфенова» – это семейный бизнес. Какие это дает преимущества?

– Работать с родными интересно и приятно. Хорошая компания – это вообще дружная большая семья. Раньше мне казалось, что это просто слова. Но сейчас, когда в МД много молодых сотрудников, я особенно ощущаю, что мы все – большая семья.

– Сложно сейчас работать в вашей сфере?

– Думаю, сегодня сложно в любом деле. Вообще, я всех коллег уважаю, потому что знаю, как все это тяжело. Создавать вообще тяжело.

Если говорить о нас, то мы полностью независимы и рассчитываем только на себя. Помещения на Невском проспекте, где расположен МД, мы не арендуем, это наша собственность. Компания не пользуется господдержкой и кредитами, не обращается за поддержкой к спонсорам. Мы зарабатываем деньги и вкладываем их в бизнес, снова зарабатываем и опять вкладываем. Например, делаем показ коллекции, и это большие расходы. Но это часть нашего дела, необходимая, чтобы получить следующий доход. Мы шьем платья из представленной коллекции, они продаются, привлекаем новых клиентов, а наши постоянные покупатели видят, на что идут их деньги. Это такой постоянный круговорот.

Тонкости производства

– Для создания коллекций вы выбираете материалы отечественного производства или зарубежного?

– Для линии высокой моды TATYANA PARFIONOVA используем в основном ткани из Швейцарии и Франции, для pret-a-porter – из Англии, Италии и Франции. Принты на материал мы наносим как в России, так и в Италии. В общем, у нас разнообразная география поставок.

– Почему вы не сотрудничаете с российскими текстильными фабриками?

– Производителей текстильных групп в России сейчас нет. Я не могу их найти. Еще не было такого, чтобы ко мне пришли и показали отечественный шелк или хлопок такого качества, чтобы я могла закупить его для коллекций. Фабрики сегодня приобретают, чтобы заполучить землю под ними и превратить здания в лофты, бизнес-центры и выставочные залы. Помимо текстиля я очень хочу работать с фарфором, но с Императорским фарфоровым заводом, например, это неинтересно и грустно. Как тканей у нас нет, так и фарфора нет. Новые формы они делать не умеют, а бесконечно декорировать старые неинтересно.

У нас вообще проблема в том, что никто не создает новое. Хотя недавно нам поступило предложение от мебельной компании, представители которой говорят, что умеют использовать интересные решения. Посмотрим.

– Все производство сосредоточено исключительно в МД или вы привлекаете компании на подряд?

– Да, нам не хватает мощности собственного производства. В новой коллекции традиционно много вышивки. Загружая своих мастеров, мы обеспечиваем заказами еще три компании: примерно 75% работы выполняем сами, а 25% отдаем подрядчикам, московским и петербургским ателье. Свадебные и вечерние наряды создаем в кооперации с петербургским домом Topaza Pella. Но требуются еще большие мощности, поэтому сейчас собственное производство расширяется.

– Хотите развить ваш модный дом до уровня всемирно признанных гигантов индустрии?

– Сегодня масштабы производства МД невелики. Мы же не H&M и не ZARA. У нас именной дом. И цели стать большим производственным гигантом у меня сейчас нет. Может быть, это понадобится в будущем – с ростом производства, с повышением востребованности этих вещей среди клиентов. Но это очень много работы, гигантское количество технической работы.

А я все-таки художник. Мне очень сильно подчинять свою жизнь бизнесу не хочется. Хочу лия столько проблем, сколько стоят эти деньги? Я не хочу цинизма, а там, где начинается большой бизнес, неизбежно появляются цинизм и снобизм. Просто я для себя еще не решила, надо мне это или нет. Мы в МД так интенсивно и интересно живем, так много делаем, у нас так много творческих возможностей. Поэтому с нами и сотрудничают многие компании. И это тоже бизнес – когда мы делаем для кого-нибудь коллекции, разрабатываем дизайн-проекты или фирменный стиль, и т.п.

Если бы, например, у меня была своя фабрика, это было бы здорово. Я бы хотела иметь замкнутый цикл: швейная и текстильная фабрики, сеть собственных магазинов. Но это очень большой путь и много вложений. И это – традиция, которая у нас прервана. У нас страна с прерванными традициями, и нам надо очень много времени, чтобы все заново построить.

Свободная тема

– В каждом платье вашей новой коллекции «Я садовником родился!» можно пойти к алтарю – такие они воздушные и цветочные. Но в принципе, почему финальным аккордом многих показов является выход модели в свадебном платье?

– Это традиция для коллекций Haute couture. Скрытый посыл в том, что весь показ девушки наряжаются, чтобы выйти замуж. Зрители из них выбирают-выбирают – и одна из моделей в финале становится невестой. И свадебное платье – всегда самое сложное и самое образное из всего показа.

– Каким должен быть идеальный наряд невесты?

– Идеальное свадебное платье – это то, о котором девочка мечтает с самого рождения, когда думает, в чем она будет выходить замуж.

– Когда клиенты переступают порог МД, вы сразу понимаете, что именно они ищут?

– Обычно когда девушка ищет наряд на выпускной, у нее нет выражения лица, она в полной прострации. И я сразу отличаю, выпускной в школе или выпускной в университете. И, конечно, свадьбу: это обязательно девушка с мамой или, иногда, с будущей свекровью. Но бывает, что приходят две подруги: одна выбирает, а другая ей советует. Это самый ужасный вариант, потому что подруга выбирает как для себя, но у них разные взгляды.

С подругой вообще нельзя выбирать платье, даже если вы очень хорошие подруги. Иногда с невестой приходит жених, потому что он знает, что ей надо, какой хочет ее видеть. Вернее, потому, что он считает, что у него есть вкус.

– Бывает, что у человека нет вкуса?

– Нет, не бывает. Просто один человек может его выразить, а другой – нет, для этого и нужны профессионалы. Когда поговоришь с человеком, поймешь его страсть, что у него в душе, то ты можешь выразить это профессионально, и его видение себя совпадет с нарядом. И будет красиво, с помощью специалиста может получиться шедевр. Но если он попытается сам, очень вероятно, что это будет китч, что-то неправильное.

– Что помогает проявить свой стиль?

– Для развития собственного вкуса и стиля нужна уверенность в себе, которая позволяет носить сложные вещи, ведь они многоговорящие. Очень часто нейтрально одетые люди считаются людьми хорошего вкуса, а странно одетые личности, если они не умеют носить вещи, считаются плохо одетыми. Важно учитывать и качество вещей. Если оно в целом безукоризненное, то речь о вкусе вообще не идет. В моде так много всего придумано: и треш, и гранж, и винтаж. Столько направлений, такой большой выбор… Всегда можно найти одежду для себя.

Санкт-Петербург

Направления работы Модного дома

  • линия Haute couture (фр. «высокая мода» – уникальные модели, задающие тон в международной моде, часто выполняемые в единственном экземпляре);
  • линия pret-a-porter (фр. «готовое платье» – модели одежды стандартной линейки размеров и более широкого тиража). С 2013 года в нее входит линия WHITE by Parfionova – одежда для спорта, отдыха и развлечений;
  • линия балетной одежды для репетиций, созданная в сотрудничестве с лицом модного дома балериной Дианой Вишневой, – Diana Vishneva by Parfionova for Grishko (производитель – российская компания Grishko);
  • интерьерная коллекция Home Collection (с 2011 года). Включает в себя мебель, текстиль, одежду для дома, посуду, картины и др.;
  • ателье индивидуального пошива (с 2013 года создают не только женские, но и мужские модели);
  • другие проекты: разработка дизайна и фирменного стиля на заказ, выпуск книг и  т.п.  

Стоимость изделий и услуг МД «Татьяна Парфенова»

  • платье линии Haute couture: готовый образец – 250-700 тыс. рублей, выполненное на заказ – от 350 тыс.;
  • одежда линии pret-a-porter (WHITE by Parfionova) – 8-80 тыс. рублей, средняя цена платья – 15-20 тыс.;
  • индивидуальный пошив одежды – от 100 тыс. рублей в зависимости от изделия;
  • интерьерная коллекция TATYANA PARFIONOVA Home Design: блокнот – 400 рублей, ароматическая свеча из натуральных масел – 2 тыс., кресло – около 50 тыс. рублей.  

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №10-11 (658) 3 марта 2014
    Регионы
    Содержание:
    Послать по бюджету

    Дефицит региональных бюджетов растет, СЗФО – в общем тренде. Обеспокоенный бесконтрольным наращиванием госдолга Минфин предлагает поправки в Бюджетный кодекс

    Реклама