Мы – пятая колонна

Общество
Москва, 07.07.2014
«Эксперт Северо-Запад» №28-29 (675)
Евгений Федоров: «В России существует 4,9 тыс. законов, и все они выстроены под иностранное управление. Значит, надо будет менять все законы. И СМИ – элемент этого процесса»

Фото: архив «Эксперт С-З»

Часть общественности считает, что все крупные российские СМИ – это пятая колонна в России, и их цель – ведение прозападной (проамериканской) пропагандисткой работы, нацеленной на ликвидацию суверенитета страны.

Один из авторов законов об иностранных агентах и саморегулировании СМИ, депутат Госдумы, основатель Национально-освободительного движения (НОД) Евгений Федоров рассказал «Эксперту Северо-Запад» о принципах работы пятой колонны в СМИ, о том, что произошло с телеканалом «НТВ» в 2001 году, и о том, как россияне сами оплачивают эту пятую колонну.

– Что вы имеете в виду, когда называете СМИ пятой колонной?

– Под пятой колонной мы понимаем несколько более сложное явление, чем СМИ иностранных компаний или иностранных государств. Пятая колонна в СМИ – это механизм проведения информационной политики, основанный на вранье. Оно бывает двух видов. Первый вариант – подача ложных фактов или балансовое вранье. Это когда ерундовое событие занимает основное место, а события, сопоставимые с ним по общественной значимости, либо занимают место в десятки раз меньшее, либо о них умалчивается. Это означает, что с точки зрения системы СМИ пятая колонна – в основном СМИ, имеющие большой радиус распространения.

Во втором варианте небольшие газеты могут выполнять только вброс ложных фактов и в условиях интернета большой роли не играют. СМИ никогда не дают реальную картину. По разным причинам. Например, у вашего издания очень маленький бюджет – и что вы будете делать? Сокращать расходы и часть новостей брать откуда? Из других СМИ, чтобы таким образом восполнить недостаток возможности производить собственный качественный контент.

Есть информационные порталы, которые вообще не производят своих новостей. А если вы зайдете на «Яндекс. Новости», то там большая часть новостей – негативного характера. Это способ воздействия на человека, который ставит его в безвыходное положение. При агрегировании существуют определенные стандарты, по которым СМИ начинают делать новости. Например, вы – журналист, учитесь на американских курсах, и вам говорят, что на негативные новости люди клюют лучше. И вы думаете в таком ключе: чтобы ваше СМИ было более притягательно, самый легкий способ – это дать негативную новость.

Также вранье бывает в балансах информации и, что реже, в подаче фактов. Крупные медиаресурсы редко врут в подаче фактов, а в балансе – ежедневно. Пример: сегодня на Украине происходят события. Утром смотрю новости. Упорно и все крупные телевизионные ресурсы называют украинской армией силы коллаборационистов, и все остальные называют захвативших власть в результате военного переворота на территории Украины украинской властью, и их мнение выдают за мнение Украины. Такая система продуцирующих подходов создана за рубежом. Указание – называть вещи не своими именами, что и происходит в постоянном режиме, и события вокруг Украины тому пример. В России существует Национальное освободительное движение, которое часто проводит всероссийские акции в 100 городах России одновременно, и СМИ это упорно не замечают. А если у Навального партию зарегистрировали/не зарегистрировали, то это будет новостью абсолютно для всех, и в течение многих дней она будет повторяться, хотя это абсолютно несопоставимые позиции по участию людей, последствиям для страны.

В этом и есть логика пятой колонны в СМИ. По сути, это называется оккупационная пропаганда, и к ней относятся все ведущие информационные ресурсы страны. И чем ресурс крупнее, тем больше он втягивается в систему внешнего управления, поскольку тот факт, что газеты кому-то принадлежат, – это уже методика. Их несколько: 1) собственник – это очень редкая вещь; 2) агенты во власти; 3) системная методика – это относится к механизму финансирования, потому что все крупные СМИ финансируются под иностранным контролем. Например, Первый канал не может выпустить рекламу без договоров, которые заключаются по методике, разработанной в Нью-Йорке. А в самом Нью-Йорке уже Первый канал может заключать с «Газпромом» договор о рекламе (основном источнике дохода) за рубежом под иностранным присмотром.

По сути, телеканал работает под иностранным управлением через механизм финансирования. Добавьте к этому школу подготовки людей, общие конституционные основы, по которым в СМИ нельзя вмешиваться на национальном уровне, при этом в бюджете США имеются денежные средства на российские СМИ.

По нашим расчетам, на СМИ тратят порядка 5-6 млрд долларов в год, на пропаганду.  Эту сумму США берут из средств, изъятых из российской экономики, то есть через валютно-финансовую систему, – 365 млрд долларов. Кроме того, они нам возвращают 8 млрд через пятую колонну. В итоге эту пятую колонну фактически оплачиваем мы. Как британские колониальные войска в Индии оплачивались индийцами в виде возврата дани, которую Индия перечисляла в Лондон. Плюс примерно 500 млрд долларов – это прибыль иностранных компаний. Часть этих денег возвращается на поддержание грантов в науке, образовании, культуре, и это инвестиции для поддержания контроля на территории.

– Должна же быть часть СМИ, независимая от американцев.

– Чтобы быть независимым, надо где-то деньги получать. Рекламодатели под американцами. А мелкие издания Вашингтону не нужны.

– А те СМИ, где частные инвестиции?

– Интересы заказчика всегда носят политический характер, а национальных денег в России нет, и он берет их за рубежом.

Качественная пропаганда

– Телеканалы – это массовая аудитория, а что делать с аудиторией «Коммерсанта», «Эксперта», «Делового Петербурга» и прочих?

– В Советском Союзе были массовые пропагандистские ресурсы – и были элитные, направленные на более узкую и квалифицированную аудиторию: управленцев, ученых, интеллигенцию в целом. Точно так же и внешняя система управления США: есть широкий пропагандистский ресурс – и есть более узкие ресурсы, к которым, например, относится газета «Коммерсантъ». Это люди высочайшей квалификации, великолепные профессионалы, но они на 100% являются агентами США. То есть они отобраны, идеологически подготовлены и направлены на пропагандистскую работу в России. При этом они не гнушаются распространять ложную информацию.

Когда американцам понадобилось мобилизовать ресурсы, чтобы сбросить Путина, тот же «Коммерсантъ» печатал на развороте якобы дворцы Путина, которых не было, потому что тогда сразу же появлялись собственники этих дворцов, которые говорили: «Что вы врете?» «Коммерсантъ» в полном объеме выполнял чисто пропагандистскую роль. Сейчас ситуация немного поменялась, но логика во многом осталась. Это элитарные узкопрофильные механизмы для влияния на управляющую элиту оккупационной машины США.

– А что это было, когда был захват НТВ в 2001 году?

– Это было первым восстанием Путина, когда он попытался сбросить олигархическую систему управления. Нужно понимать, что с момента захвата до того, как там поменялись собственники, НТВ принадлежал Гусинскому, который входил в систему семибанкирщины. Это система олигархического политбюро, которое управляло Россией. А семибанкирщина – это только иностранные предприниматели, которым мандат на управление Россией выдан в США. Они создали орган управления, который стал выше президента. И их управление было направлено на решение двух задач: развал и ликвидация страны и обогащение управляющих.

Раскол страны

– Например, на локальном петербургском уровне «Петербургский дневник» стал получать гранты, портал «Фонтанка.ру» стала частью шведского медиахолдинга. Это, на ваш взгляд, можно назвать решением проблем на локальном уровне?

– Я думаю, система выглядит так: в посольстве есть человек, отвечающий за СМИ. У него есть система подчиненных грантополучателей. Это несколько тысяч офисных работников, которые сидят на грантах, но являются фондами и структурами при посольстве. Это те самые иностранные агенты, которые подпадают под закон об НКО. И эти несколько тысяч человек постоянно ведут анализ ситуации в России. Это такой политотдел. Поэтому они и видят, что какое-то СМИ продвигается, а какое-то слабеет, и они как раз и выбирают, какое СМИ надо перехватывать. Они инициируют дополнительные инвестиции в эту сферу, в том числе за счет грантовых денег.

– А что касается информационных вбросов и провокаций со стороны «Дождя», либеральных и узконационалистических изданий…

– Они на поле игроков мелкие игрочочки, но более крупные СМИ цитируют их. Большие СМИ, которые являются иностранными агентами, берут их контент. «Дождь» – это чисто иностранный проект, и никто этого не скрывает, там даже рекламы нет сейчас… Иностранный проект, который обеспечивает узкопрофильную помощь. Это такой боевой листок воинской части, а воинская часть – это пятая колонна в России. Они источник источника, они производят то, что другие разносят.

– Получается, что, например, французские и немецкие СМИ не подчинены США?

– Подчинены, но там больший люфт свободы, и у них в меньшей степени работают механизмы, которые мы описали. Кроме того, в Германии тоже существует достаточно мощное национальное освободительное движение.

– Какие должны быть созданы условия, чтобы российские СМИ вышли из этой системы?

– СМИ это не решат, так как стране надо менять Конституцию. Как минимум убирать статьи о внешнем управлении – 13-ю и 15-ю. И это создаст общий фон для изменения всей системы. В России существует 4,9 тыс. законов, и все они выстроены под иностранное управление. Значит, надо будет менять все законы. И СМИ – элемент этого процесса. Но ускорение может придать закон о саморегулировании, закон о национальной рекламной бирже и другие законы, меняющие экономику СМИ.

– Какое отношение к этому имеет Закон о саморегулировании СМИ?

– Это стратегический механизм в условиях действующей Конституции, которая запрещает цензуру и передает полномочия по обеспечению иностранных интересов России на уровень самих журналистов и редакций. Система саморегулирования позволяет включить механизмы гражданского общества и отслеживать национальные интересы этого общества за счет журналистов, без государственного вмешательства. То есть это форма демократии, прямой и жесткой. В этом случае в области контроля за СМИ государство передает свои полномочия, которыми оно не пользуется, журналистскому сообществу. Но поскольку журналисты в целом не уедут за рубеж, так как в большинстве своем они не смогут выстроить профессиональную жизнь за границей, то сработает инстинкт самосохранения и сообщество само выработает правила, которые запретят СМИ врать как минимум в тех случаях, когда это касается национальных интересов. И этот закон создаст вектор решения проблемы.

Само решение проблемы должно быть через другие законодательные акты, связанные с общим переводом национальной экономики в национальное русло. На это направлен закон о статусе национального бизнеса, а поскольку СМИ – тоже бизнес, то на это должен быть направлен специальный закон о национальной рекламной бирже. То есть это ряд других законов, которые создают национальную экономику СМИ, отрезая деньги от механизма внешнего управления.

Санкт-Петербург

Справка

Евгений Федоров родился 11 мая 1963 года в Ленинграде. Общественный и политический деятель, депутат Госдумы от партии «Единая Россия», советник председателя Высшего совета секретариата организационного управления ЦИК политической партии «Единая Россия», координатор Национально-освободительного движения.

Кандидат экономических наук. Окончил Ленинградское высшее военное инженерно-строительное училище имени генерала армии А.Н. Комаровского, ФГОУ «Северо-Западная академия государственной службы», НОУ «Санкт-Петербургская юридическая академия». С 1985-го по 1997 год служил в Вооруженных силах СССР и РФ. Участник боевых действий в Афганистане (1985-1988 годы).

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№28-29 (675) 7 июля 2014
ЖКХ
Содержание:
Отключим газ

Северо-Западный федеральный округ выбился в число лидеров по долгам населения перед коммунальными службами и энергетиками. По данным Росстата и Национальной службы взыскания, за пять месяцев 2014 года коммунальные службы региона недосчитались в своем кармане 128 млрд рублей

Реклама