К росту через сокращения

Есть мнение, и оно широко тиражируется СМИ в последнее время, что санкции – это шанс для нашей российской экономики. Шанс на импортозамещение, развитие отраслей, повышение конкурентоспособности товаров. А рынок труда, в свою очередь, потребует более эффективной отдачи от работников во всех отраслях

 Другими словами, санкции преподносятся чуть ли не как благо для всех и каждого. Так ли это?

Не совсем так. Вынужденные меры редко бывают эффективны одномоментно. Импортеры из «недружественных» стран будут замещены на импортеров из «дружественных». Но это приведет к росту закупочных цен и, как следствие, розничных. Развитие отраслей выглядит сомнительным в условиях падения потребительского спроса на широкие группы товаров. Повышение конкурентоспособности – дело не одного месяца; да и отсутствие конкуренции – сомнительный стимул.

Откуда же уверенность в благом эффекте санкций? Основная причина – отсутствие понимания базовых экономических принципов у подавляющего большинства населения России. И нежелание считаться с реальностью. Как следствие, люди не готовы к скорости изменений в макроэкономике. Кризис 2008-2009 годов успешно преодолен и забыт. А уровень расхождения собственных ощущений от рыночных реалий порой достигает эпических пропорций.

Соискатель, который ищет работу и не может ее найти более полугода, будет удивлен, узнав, что процент безработицы в России (по данным Росстата) в июле упал до 4,9% и тренд на уменьшение идет с 2011 года. Еще в начале 2013 года безработица составляла около 6%.

Тот же самый соискатель решит обратить внимание на секторы, которым обещан рост. Производство, дистрибуция, розничная торговля. Что там с вакансиями? Выясняется, что не очень. Многие ли из производителей готовы быстро нарастить производство, не зная, когда случится отмена санкций? Лучше увеличить цену, не трогая затраты. А как быть дистрибуторам и перевозчикам, которые потеряли часть своих поставщиков и клиентов: нанимать персонал или сокращать?

Продуктовый ретейлер, которому пообещали государственное регулирование цен, понимает, что проще отказаться от товара, чем продавать его с отрицательной маржой. Производитель понимает, что легче отказаться от производства товара, чем производить в убыток. А избежать отрицательной маржи поможет только сокращение издержек, как прямых (экономия на качестве ингредиентов), так и косвенных (экономия на качестве и количестве персонала). Что там с вакансиями? Тоже как-то не очень.

При инфляции, особенно ощутимой в продуктовом ретейле, логично предположить что в структуре расходов обычной российской семьи, затраты на питание возрастут (сейчас они составляют 30,3% по данным РИА Рейтинг). Значит, среднестатистической семье придется либо экономить на питании, либо тратить меньше на одежду, лекарства, косметику, бытовую технику, содержание автомобиля и пр. А это в свою очередь означает, что производители, дистрибуторы и ретейлеры пострадают от падения спроса. Автомобильный рынок уже просел на 22,9% в июле по сравнению с прошлым годом (по данным АЕБ). Помочь внутреннему потреблению могло бы увеличение объемов потребительского кредитования, но розничные банки уже жалуются на высокий процент просроченных кредитов и не будут их выдавать с той же беспечностью, как ранее. Новые вакансии в этих секторах? Минимум.   

Получается, что ждать роста от рынка вакансий в условиях войны санкций несколько наивно. Ожидания соискателя становятся лишь его собственной проблемой. Для появления вакансий нужен развивающийся (читай: эффективный и конкурентоспособный) бизнес. А чтобы бизнес мог развиваться, он должен пройти стадию реструктуризации, что означает сокращение затрат и ликвидацию части рабочих мест. Как следствие, увеличится безработица, включая долю застойной безработицы с нынешних 25% (данные Росстата) минимум до 40%. В некоторых компаниях, особенно малом и среднем бизнесе, стоит ожидать возврата серых схем оплаты труда. Так что соискателю придется умерить ожидания относительно будущей зарплаты.

Неужели снова 2009 год? Пока нет. Сокращения будут точечными, но если представить, что сокращения коснутся 5% занятых в реальном и государственном секторе, то безработица вырастет до 11%. Это приведет к смещению ожиданий соискателей и работодателей. Работодатели получат выбор: нанять сотрудника без работы, который готов выйти с понижением, или взять человека с тем же набором компетенций, но имеющего работу, с повышением. При одинаковом уровне знаний и опыта возьмут более «дешевого» сотрудника. Будет пользоваться популярностью аутсорсинг, но везде и всюду основным критерием станет цена и уровень затрат.

Важно помнить, что в рыночной экономике спад и рост – явления цикличные. Откладывая спад, мы откладываем рост. Санкции лишь ускорят движение по синусоиде. Очень не хочется покидать зону комфорта, но выбор сейчас очень прост: работай лучше или останься без работы; потеряй в доходе, но найди работу, если попал под сокращение. Для обывателя это означает период стресса: туманные перспективы роста, стагнация в уровне доходов при растущей инфляции, риск потери работы. Это реальность, к которой нужно быть морально готовым уже сегодня.

Москва

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №37 (680) 8 сентября 2014
    Самим вырастить, сохранить и съесть
    Содержание:
    Самим вырастить, сохранить и съесть

    Власти и бизнес ищут способы контроля над розничными ценами через создание в регионе современных агропарков, способных работать с отечественными сельхозпроизводителями

    Реклама