Кому достаются сливки

Русский бизнес
Москва, 06.10.2014
«Эксперт Северо-Запад» №41 (684)
Равиль Даутов: «Говоря об импортозамещении, продовольственной безопасности, никто не хочет посмотреть правде в глаза, разобраться в деталях: что же на самом деле мешает отечественным продовольственным компаниям наращивать производство?»

Фото: Архив «Эксперт С-З»

В агропромышленном комплексе Новгородской области 53,4% объемов производства занимает животноводство. Специализируется отрасль на мясном животноводстве. Производство молока всегда было проблемой для региона: при годовой потребности в 160 тыс. тонн новгородские аграрии в 2013 году получили 87,8 тыс. тонн. И в первом полугодии 2014 года Новгородстат фиксирует снижение производства молока и сыра на 6%, продаж молочных продуктов – на 1,6%.

Крупнейший переработчик молока в Новгородской области – компания «Лактис» – за семь лет сократил производства в 2,5 раза. Только ли перманентный дефицит сырья подкосил производство  компании, что еще в 2010 году занимала доминирующее положение с долей 35% на региональном товарном рынке молочных продуктов или были более глобальные причины? Есть ли у компании потребность и возможности наращивания объемов выпуска продукции и планы по импортозамещению? Об этом разговор с генеральным директором Равилем Даутовым.

– Равиль Ахметович, актуальная повестка сегодня – санкции ЕС и США против российских компаний. Коснулась ли эта проблема регионального переработчика?

– Да, и гораздо раньше, чем в стране активно заговорили о нашем ответном продовольственном эмбарго. «Лактис» стал испытывать трудности еще в апреле, когда наметилось ухудшение отношений между финансовыми институтами России и ЕС. И вот почему: лет 10-15 назад мы покупали в европейских странах много технологического оборудования. В этом году планировалось масштабное техническое перевооружение. И, собственно, работа уже началась – мы наладили хорошие партнерские отношения с эстонскими банками и по факторингу с лимитом 500 тыс. евро и отсрочкой платежа на 60 дней пополняли собственные оборотные средства, закупая нужные технологические линии и оборудование. В апреле эта очень привлекательная для нас финансовая схема просто остановилась. В «лоб» мы получили отказ в поставках заказанных линий от двух европейских компаний, остальные откровенно тянут время, не говоря ни «да», ни «нет».

Мы долго и тщательно готовились к производству продуктов частных марок, то есть, к копекингу, когда из давальческого сырья выпускается продукт с определенной торговой маркой. Назвать я ее не могу, это европейская компания. Собственно, мы уже начали выпускать продукт в тестовом режиме. Эстонская компания, с которой у нас сложились прочные партнерские отношения, под наш заказ закупала сырье на европейской бирже. Заказчик  выдвинул условие – продукт готовится на «Лактисе» только из европейского сырья. Его беспокоили проблемы со стабильностью качества российских поставщиков. В итоге мы только и успели протоптать сырьевую тропинку, зарегистрировать здесь, на предприятии, зону таможенного контроля и сделать пробные партии продукта.

– Чем обернулся форс-мажор и как вы намерены разрулить ситуацию?

– Конечно, это отразилось на объемах. Замечу, с 2007 года производство упало в 2,5 раза. Почему? Удвоилась (с 8,5 до 18 рублей за кг) стоимость сырья, при этом объемы потребления резко упали, ведь «молочный» бюджет семей оставался прежним. А главное, на этом товарном рынке с приходом ретейла очень большой сегмент заняла импортная продукция. Об этом надо говорить подробнее и предметнее. Наша ситуация связана с геополитикой, повлиять на нее мы не в силах. Остается лишь надеяться на здравый смысл политических лидеров стран ЕС, России.

Наращивать объемы мы, разумеется, будем. Для этого и создавали собственную сырьевую базу с несколькими аграрными хозяйствами. Ведь «Лактис» с его 45-летней историей от рядового молокозавода шагнул к современному развивающемуся холдингу, став предприятием полного цикла производства молочной продукции с ассортиментным портфелем из 130 наименований продуктов 12 товарных категорий.

Пора разобраться в деталях

– Планы по импортозамещению у «Лактиса» тоже наверняка есть?

– Говоря об импортозамещении, продовольственной безопасности, никто не хочет посмотреть правде в глаза, разобраться в деталях: что же на самом деле мешает отечественным продовольственным компаниям наращивать производство? И вот одна из проблем. В 2013 году холдинговая компания «Лактис» заплатила федеральному ретейлу 73,5 млн рублей (замечу, сумма сопоставима с той, что была заложена на техническое перевооружение предприятия) бонусов – платы за реализацию продукции. Платили по ставке 21,3% от суммы реализации товара. Эта норма закреплена в федеральном законе «О государственном регулировании торговой деятельности в России», его во время своего президентства подписал Дмитрий Медведев. В первом полугодии нынешнего года сетям уже заплачено 43 млн рублей,  ясно, по итогам года сумма заметно вырастет к прошлогоднему уровню. А где взять деньги на оплату бонуса? Конечно, заложить в цену товара, напрягая кошелек потребителя. Хотя мы видим – продажи и так сокращаются.

Ну и как в таких тисках ретейла развиваться сельскому хозяйству, переработчикам? Я вместе с руководителями крупных новгородских компаний, перерабатывающих мясо, рыбу, выпекающих хлеб, неоднократно бывал на совещаниях с участием Дмитрия Медведева, где шел эмоциональный разговор о давно назревшей необходимости внести изменения в федеральный закон о торговле. И, насколько я владею информацией, на осенней сессии Госдумы этот вопрос будет рассматриваться. Мы очень надеемся, что давление ретейла на поставщиков хоть немного уменьшится. На тех же многолюдных совещаниях Дмитрий Медведев обещал еще в 2012 запустить программу поддержки пищевой и перерабатывающей отраслей России. Больше того, программа детально обсуждалась, мы давали аргументированные предложения. Но все это оказалось неподкрепленным мандатом, декларацией…

Равиль Даутов проводит на заводе экскурсию для областной администрации 017_expertsz_41.jpg Фото: Архив «Эксперт С-З»
Равиль Даутов проводит на заводе экскурсию для областной администрации
Фото: Архив «Эксперт С-З»

На мой взгляд, дело идет к тому, что в недалеком будущем на этом товарном рынке не останется игроков формата «Лактиса», их вытеснят компании, управляемые из-за рубежа, имеющие иностранных собственников, такие как Danone – номер один в мире по производству кисломолочных продуктов, Wimm Bill Dann, мажоритарным акционером которой вообще является американская Pepsi Co. Из открытых источников известно, эти компании держат больше 70% российского рынка молочной продукции. Говорить при этом о продовольственной безопасности, импортозамещении – чистой воды лицемерие.

Но у нас есть несколько проектов и опыт производства сливочных сыров типа «Филадельфия» и маскарпоне. Понятно, мы им дадим другие имена. К сырам мы начинали приглядываться несколько лет назад. К нам приезжала компания с пилотной установкой для производства этих видов сыров, мы вместе и весьма успешно выпустили пробную партию продукта. Теперь вернемся к этому производству, оснастившись оборудованием по лизинговой схеме. Правда, хотелось бы при этом дождаться внятной программы от правительства и изменений в закон о торговле.

Во весь рост поднимется еще одна проблема. На днях я встречался с менеджментом  крупного сетевого ретейла, мне заявили, что товар на реализацию возьмут уже с 30-процентным бонусом и поделились ближайшими планами: на полках сетевика, имеющего больше 1800 магазинов только в европейской части России, будет до 40% молочной продукции собственной торговой марки. Другая компания, имеющая самую крупную сеть в Великом Новгороде, еще два года назад  сообщала: до 70% объема продаж молочной продукции будет обеспечивать собственной торговой маркой. Таким образом, ретейл стремится себя развивать, выдавливая небольшие перерабатывающие предприятия с товарного рынка. Во всяком случае, тенденции таковы.

– То есть отношения с ретейлом довольно сложные?

– Отвечу таким примером. Пару лет назад я был в Польше на предприятии такого же формата, как «Лактис». И, конечно, спросил у руководителя, какой бонус они платят сетям за реализации продукта? Оказалось, 3-5%. В Северной столице, где сети держат 80-85% рынка продовольствия, мощным давлением на розничный продовольственный рынок уже озаботились. В Великом Новгороде, «переплюнувшем», как заявлял мэр, Чехию по количеству площадей на одного жителя, строить гипермаркеты продолжают, хоть и со скандалами. Мы пытались отстаивать свои интересы в сетях, остановить ценовую войну, которую время от времени устраивают сетевики в разных магазинах, продавая наш товар ниже отпускной цены, что оборачивается спадом продаж, когда ценовые игры завершатся. Тем более что у ретейла всегда есть предложения от других поставщиков из южных регионов страны, где себестоимость молока совсем иная. Увы,  прийти к согласию с некоторыми сетями так и не удалось, пришлось расторгать ряд контрактов и искать другие форматы.

Новые ниши

– Означает ли это, что «Лактис» совсем отказался от услуг гипермаркетов?  Как и где компания будет продвигать свой товар?

– Мы расстались с несколькими компаниями, однако полностью из сетей, конечно, не ушли. Но решили перестроить работу, усилить другие направления. В рознице будем искать «паровозы», и на их полки отдавать свой товар. А еще будем тесно сотрудничать с ресторанным бизнесом, поставляя целый ряд новых продуктов, как, например, сливки кондитерские, кулинарные. Это тот продукт, из которого делают сливочные соусы. Изготавливать его планируем здесь, в Великом Новгороде, тут предприятие оснащено лучше, чем Лужский молочный завод, являющийся структурным подразделением холдинга. Поставщики сырья уже есть, специалисты-консультанты – тоже. Даже с « железом» – оборудованием – нет проблем. Словом, есть все, чтобы быстро запустить этот проект и разливать сливки в литровые упаковки.

Под новые проекты мы хотим переформатировать и кредитный портфель. Сейчас в нем много кредитных договоров с годовым сроком займа. И наши финансисты массу времени отдают обслуживанию документооборота. Мы же поставили задачу получить трехлетние кредиты и улучшить качество обслуживания кредитного портфеля, поэтому при поддержке правительства региона ведем активные переговоры со Сбербанком.

– А ассортиментный портфель, где уже есть 130 наименований продуктов, будет наполняться другими товарами, кроме тех, о которых вы уже  рассказали?

– Наши маркетологи говорят: у каждого продукта есть свой срок жизни. Жизнь стремительно меняется, вкусовые предпочтения людей – тоже. Компания обязательно подстраивается под эти процессы, предлагая новые продукты или улучшая вкусовые свойства тех, что уже стоят на потоке. К примеру, мы запустили греческий йогурт, над которым работали с участием консультанта-технолога из Греции. Продукт неплохо продается и предназначен в том числе для детского питания. При этом давно выпускаем большую группу йогуртов.

Большие планы  наша компания связывает с другим проектом – производством белка  лактоферина. К этому проекту, который осуществляется с участием российских и белорусских ученых, я отношусь суеверно, потому не стану вдаваться в подробности. Белок лактоферина содержится в грудном молоке кормящей матери. Он способен защитить грудничка, у которого еще не сложились собственные иммунные механизмы, от бактерий и вирусов, грибков и перепадов температуры, стрессов и болей. Ученым столичного Института биологии гена РАН удалось ввести человеческий ген козе, чтобы в ее молоке появился ценнейший белок. О ценности этого продукта говорит тот факт, что один грамм белка лактоферина на мировом рынке стоит 3 тыс. долларов, а весь мировой рынок оценивается в 6 млрд долларов. Генетики свое дело сделали, теперь нужно тиражировать коз.

«Лактис» долго и тщательно готовился к производству продуктов частных марок, когда из давальческого сырья выпускается продукт с определенной торговой маркой 018_expertsz_41.jpg Фото: Архив «Эксперт С-З»
«Лактис» долго и тщательно готовился к производству продуктов частных марок, когда из давальческого сырья выпускается продукт с определенной торговой маркой
Фото: Архив «Эксперт С-З»

«Лактис» давно имеет собственное аграрное хозяйство в Псковской области, специализирующееся на козоводстве. Здесь уже построена и новая, на 4 тыс. голов, ферма для разведения коз особой породы. Очевидно, этот фактор и уровень оснащенности головного предприятия стали решающими при выборе базовой компании для производства белка лактоферина и продуктов из него. Так мы стали участниками большого проекта Союзного государства. Впервые в мировой практике на промышленном предприятии, на технологической линии, полученной по лизингу из фонда Сколково, мы изготовили около 3 тонн белка лактоферина. Образцы нашего продукта успешно прошли испытания в Институте биологии гена РАН. Замечу, в этой межгосударственной программе, финансируемой из бюджета Союзного государства, в одной связке работает почти два десятка научных институтов, исследуя сферы применения белка от косметологии до онкологии.

Мы со своей задачей справились – белок получили. И теперь ждем запуска третьего этапа межгосударственной программы, переживая, что дело движется очень медленно, государство вяло использует научное открытие, хотя другие страны дышат в затылок и ищут способы получения белка. Но ускорить процессы, разумеется, не в наших силах, хотя попытки и предпринимались. Вместе с губернатором Новгородской области Сергеем Митиным мы встречались с руководством Института биологии гена РАН, и губернатор гарантировали любую помощь от регионального правительства в продвижении проекта. Но все понимают: тут нужна инициатива собственника этого открытия – Союзного государства.

Новгородская область

Новости партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №41 (684) 6 октября 2014
    Превращение начинается
    Содержание:
    Ломать – не строить

    От редакции. Почему россиянам всегда нужен гром, чтобы перекреститься?

    Реклама