Последнее штормовое предупреждение

Тема недели
Москва, 26.01.2015
«Эксперт Северо-Запад» №5 (694)
Северо-Запад станет идеальным полигоном для реализации антикризисных программ, предложенных Правительством РФ. Именно те отрасли (и промышленные кластеры), которым в первую очередь будет оказана господдержка, традиционно считались драйверами роста для экономики региона

Фото: ТАСС/ZUMA

Среди таких секторов экономики – промышленность, в особенности оборонная, жилищное строительство, производство продуктов питания (тесно завязанное на агропромышленный комплекс), машиностроение, транспортное и инфраструктурное строительство. Все это ключевые направления, на которых следует ждать прорывов. И не просто ждать, но их готовить.

Ретейл: колосс на глиняных ногах

Ключевые представители реального сектора СЗФО, как и остальные игроки российского рынка, столкнулись с целым рядом ограничений, препятствующихм появлению новых и развитию прежних точек роста.

К примеру сектор сетевой розничной торговли в 2014 году первым ощутил на себе последствия разворачивающегося кризиса. Согласно данным Росстата, доля оборота розничной торговли розничных торговых сетей в общем объеме оборота розничной торговли по итогам 2013 года в Санкт-Петербурге составила порядка 53%, в Ленинградской области (второй показатель по СЗФО) – 41,1%. Всего, по СЗФО показатель равен 38,5%. Если же говорить о долеи оборота розничной торговли именно пищевыми продуктами, то аналогичные показатели равны 75,7; 48,4 и 48,2% соответственно. Санкт-Петербург и СЗФО по-прежнему остаются лидерами российского сектора розничных сетей.

Уже осенью продовольственный ретейл испытал шок от введения продовольственного эмбарго из стран ЕС, из-за которого цены на товарные группы, попавшие под запрет, подскочили на 15-20%. Следующий удар был нанесен со стороны валютного рынка – резкая девальвация привела к пересмотру планов продаж на 2015 год, и ухудшила платежные балансы импортеров. В конце 2014 года ряд закупок импортных товаров (бытовой техники, одежды и электроники) был вовсе заморожен. Сейчас импортеров, по их же словам, более всего беспокоит именно фактор неопределенности, риск высокой волатильности курса. Поддавшись обыкновенной панике и желанию спасти свои рублевые накопления, население ринулась в магазины скупать импортные товары. Официальная статистика говорит, что рост оборота розничной торговли в декабре 2013 года по сравнению с ноябрем того же года составил почти 20%. Однако есть основания полагать, что обновленные данные Росстата, готовящиеся к публикации, констатируют больший скачоек спроса по итогу аналогичного периода 2014 года. В начале 2015-го мы можем стать свидетелями оскудения ассортимента, а по отдельным группам – дефицита продовольственных товаров.

Резко обострились и отношения сетей с поставщиками продукции. В поиске компромисса в снижении дебиторской задолженности и недопущения корпоративного банкротства весомая часть поставщиков пытается сократить длительность отсрочек по оплате товаров с нынешних 45 до 14 дней. Подобные меры в управлении кредитными рисками неизбежны при остром дефиците свободных средств на финансовом рынке. «Компания Coface Россия в конце 2014 года провела исследование, призванное выяснить, насколько принятая в российских компаниях система управления кредитными рисками адекватна ухудшающейся экономической ситуации. В выборку попали представители нескольких сот компаний, работающих в 13 регионах России в самых разных отраслях – от сельского хозяйства и пищевой промышленности до машиностроения. Почти 80% из них сообщили, что взаимодействуют со своими клиентами на условиях отсрочки платежа», – комментирует к.э.н., руководитель подразделения Coface в Петербурге Александр Щелканов.

Что же касается непосредственно пересмотра ассортимента в пользу отечественных производителей или просто более дешевой продукции, то такие решения принимаются на уровне самих сетей. «Если мы видим, что тот или иной импортный товар в текущих условиях становится слишком дорогим для нашего покупателя, мы ищем ему замену на российском рынке. Осенью мы получили большой опыт по замещению запрещенных к импорту товаров российскими аналогами и сегодня активно используем его в условиях дешевеющего рубля. Покупатель понимает ситуацию и одновременно с нами меняет свои предпочтения, пробует новые товары», – говорит директор по связям с общественностью и государственными органами торговой сети «Лента» Анна Мелешина. Всего, по данным Петростата, темпы прироста цен на продовольственные товары в Санкт-Петербурге составили 13,4 и 6,6% на непродовольственные товары. В то же время за 11 месяцев 2014 года по сравнению с аналогичным периодом 2013-го оборот розничной торговли уменьшился в Северной столице всего на 0,1%, а оптовой – на 0,8%.

Стройкомплекс: выжидательная позиция

Второй чувствительной точкой экономического кризиса в Санкт-Петербурге и во всем федеральном округе становиться сектор строительства. По оценке международной консалтинговой компании в сфере недвижимости Colliers International, инвестиционный рынок Петербурга по-прежнему ориентирован на операции с земельными участками и объектами для собственного использования. Порядка 80% игроков рынка – это российские компании, в то время как среди иностранных участников превалируют финские и шведские компании. По итогам 2014 года, общий объем инвестиций в недвижимость в городе (включая покупку земельных участков под жилую застройку) составил 1,5 млрд долларов или 57,6 млрд рублей по средневзвешенному курсу за 2014 год (1 доллар равен 38,4 рублям), что на 7% больше прошлогоднего показателя. Что же касается совокупной стоимости сделок (инвестиционных и под собственные нужды), то она составила всего 330 млн долларов или 12,7 млрд рублей по тому же средневзвешенному курсу (на 57% меньше предыдущего периода). По мнению аналитиков Colliers International, компании «заняли выжидательную позицию».

Тревожным с точки зрения долгосрочного макропрогнозирования стало резкое повышение процента приобретаемого жилья в конце декабря 2014 года. Этот тренд был обусловлен как попыткой сохранить свои накопления в условиях быстро дешевеющего рубля, так и ситуацией на ипотечном рынке. Например, компания ЛСР увеличила в четвертом квартале общую сумму заключенных сделок на 35% в сравнении с аналогичным периодом 2013 года. К концу 2014 года средняя процентная ставка составила 13,5-14% годовых. Однако прием заявок на получение ипотечного кредита был приостановлен большей частью банков, за исключением крупнейших игроков.

Дальнейшие риски строительного сектора будут связаны с негативными ожиданиями по уровню спроса, и с невозможностью работать по финансовой модели, ориентированной на долгосрочные займы.

Выживет сильнейший

Вслед за секторами с наиболее эластичным спросом – ретейл и строительство – под ударом окажутся все отрасли промышленности, завязанные на крупные, а главное – долгосрочные инвестиции.

По данным оценки деловой активности организаций в России, проведенной в декабре 2014 года Росстатом, средний уровень загрузки производственных мощностей составил в декабре 2014 года 62%. При этом 11% респондентов указали на избыточность имеющихся мощностей по отношению к ожидаемому в ближайшие полгода спросу на их продукцию (в опросе не участвовали малые предприятия). Среди ключевых, сдерживающих развитие производства факторов были названы: недостаточный спрос на внутреннем рынке, экономическая неопределенность, высокие налоги, дефицит финансовых средств и высокие процентные ставки по кредитам. В то же время, согласно опросу РБК «Что мешает малому и среднему бизнесу в России?», главными проблемами именно для МСБ стали: дорогие кредиты, опять-таки неопределенность в экономике и высокие налоги, а также нестабильность налогового законодательства и нарушение прав предпринимателей со стороны регулирующих органов. Интересно, что стоимость заемных средств так важна именно для МСБ и значительно менее проблематична для крупных игроков, которые в свою очередь не сослались на какие-либо институциональные проблемы, в отличие от МСБ.

Изменения в реальном секторе крупного бизнеса можно рассмотреть на примере автоиндустрии. Так, на рынке легковых автомобилей по итогам 11 месяцев 2014 года продажи новых транспортных средств в России упали на 11% – до 2,3 млн штук. При этом, наиболее ощутимый спад приходиться на конец года. Падение продаж сказывается и на автопроизводителях, расположенных в Северо-Западном регионе. Так, четыре петербургских автозавода – Toyota, GM, Nissan и Hyundai – за период с января по ноябрь 2014 года сократили суммарное производство на 8%, отмечают аналитики агентства Auto-Dealer-СПб. «Если сохранится уровень производства этого года, то в городе вполне может быть произведено порядка 400 тыс. автомобилей (с учетом ввода второй очереди завода Nissan). Но пока предпосылок к этому не видно из-за прогнозов по падению спроса на новые машины в России на 20% и более. Пессимистичный прогноз – выпуск порядка 300 тыс. автомобилей», – говорит генеральный директор Auto-Dealer-СПБ Михаил Чаплыгин.

На падение продаж влияет все та же девальвация и падение деловой активности в стране. Из-за высокой доли иностранных комплектующих в конечной цене автомобиля производители вынуждены поднимать отпускные цены. В 2014 году цены на новые автомобили иностранных брендов выросли на 10-15%, в то время как в 2015-м, по прогнозам экспертов, цены на новые иномарки вырастут на 40%. Тем не менее завод Nissan открыл в декабре 2014 года новую линию с увеличением производственных мощностей в два раза (до 100 тыс. автомобилей). Проект обошелся в 167 млн евро, что составляет сегодня порядка 12,5 млрд рублей. По данным портала «Сделано у нас», в планах компании – повышение уровня локализации производства с 39 до 45%, в связи с чем предприятие заключило соглашение  с японской компанией «Юнипрес» о размещении на территории петербургской площадки производства автокомпонентов.

Дальнейшее падение покупательной способности россиян будет подталкивать автопроизводителей к смене стратегий своих сборочных производств в сторону снижения зависимости от импортных комплектующих и увеличения экспорта собранных на территории Санкт-Петербурга автомобилей. «Сегодня уровень локализации комплектующих на автосборочных предприятиях иностранных производителей, расположенных в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, составляет менее 50%. В соответствии с подписанным соглашением они должны увеличить его до 60%», – отмечает ведущий аналитик агентства «Автостат» Азат Тимерханов. По данным того же агентства, к концу года средняя цена нового легкового автомобиля в России превысила отметку 1 млн рублей. При этом доля продаж в кредит планомерно снижается и по итогам 2014 года, вероятнее всего, не превысила превысит 35%. В следующем году стоит ожидать дальнейшего сокращения как этого сегмента, так и объемов внутреннего спроса в целом.

В поисках точек роста

Наиболее трудоемкими, в намечающемся изменении структуры экономики (по данным Росстата, в 2013 году доля обрабатывающего производства в ВВП России составляла 13% в текущих ценах) остаются по-прежнему диверсификация не сырьевого экспортного производства и, масштабное импортозамещение. И то и другое – задачи по обеспечению денежной массы товарами и услугами собственного производства.

Однако в текущей экономической ситуации говорить о каком-либо развитии не просто. Без учета волатильности курса национальной валюты, достигающей 20% в день, и текущих процентных ставках для корпоративного сектора в 25% рентабельность большинства предприятий реального сектора составляла не более 10-15%. В итоге вся экономическая деятельность начала 2015 года имеет скорее инерционный характер, и менее всего ориентирована на среднесрочное и тем более долгосрочное планирование.

По данным Петростата, за первые 11 месяцев 2014 года объем капитальных инвестиций крупного бизнеса увеличился на 20% по Санкт-Петербургу и составил 238,4 млрд рублей (или 3,5 млрд долларов по курсу на 15 января 2015 года). Для сравнения, строительство всей автомагистрали «Западный скоростной диаметр» в Санкт-Петербурге оценивается 212 млрд рублей. Что касается Ленинградской области, то аналогичный показатель снизился на 15% и составил 104,3 млрд рублей (или 1,6 млрд долларов по курсу на 15 января 2015 года).

Тем не менее, примером положительных изменений может, как ни странно, стать металлургическая отрасль, где сложились более-менее благоприятные условия на фоне разворачивающегося экономического кризиса и упрямого наращивания производства со стороны Китая. Внутрироссийский спрос неспешно восстанавливался на протяжении всего 2014 года, в ответ на это, цены на ключевые товарные категории также растут. Эксперты считают, что главными причинами для оптимизма стали поддержка металлургов со стороны государства с его инфраструктурными мегапроектами и снижение конкуренции за счет значительного сокращения поставок металла с Украины. Кроме того, все тот же слабый рубль говорит в пользу увеличения объемов экспорта. Не исключено, что совокупность факторов, способствующих долгожданной оттепели на рынке металлопродукции, приведет к росту рентабельности отрасли по EBITDA до 20% уже по итогам третьего квартала 2014 года, что более чем в два раза превышает показатель годичной давности.

Новая индустриальная политика

Среди успешных проектов по расширению внешних рынков в СЗФО можно, к примеру, отметить петербургскую компанию ЗАО «АтомПроект», которая получила подтверждение намерений от парламентов Венгрии и Финляндии построить на своей территории АЭС по собственному проекту «АЭС 2006». Незадолго до этого Ижорские заводы отгрузили крупную партию оборудования в рамках реализации проекта ЗАО «АтомПроект» строительства АЭС Тяньвань. Компания Biocad, расположенная в свободной экономической зоне «Нойдорф» в Стрельне, заключила контракты на поставку субстанций и готовых лекарственных форм за пределы России на сумму порядка 500 млн долларов.

В Северо-Западном регионе осуществляются также проекты и по импортозамещению. К примеру, новгородская компания «Компенз-Вибро» по производству компенсационного оборудования успешно разрабатывает и внедряет новые образцы резиновых компенсаторов и гибких трубопроводов. В Гатчине (Ленинградская область) открыт новый комплекс научно-производственного предприятия «5Микрон Инжиниринг» для разработки и изготовления сложных технических изделий с автоматизированными гидро- и электроприводами, а также комплектующих для радионавигационных систем, в частности, для морской навигации, узлов для авиаприборостроения, оптических приборов и роботизированных комплексов. Объем инвестиций составил 300 млн рублей и при создании 100 новых рабочих мест.

Также в Сертолово (Ленинградская область) открылось производство пластиковых автокомпонентов при заводе «Орион» (ГК «Мир упаковки»). В частности, одним из покупателей продукции является альянс Renault Nissan. Открытие данного предприятия обошлось 400 млн рублей и позволит нанять до 70 новых сотрудников.

Многие из подобных объектов являются ключевым звеном в цепи новой индустриальной политики, направленной на импортозамещение, с одной стороны, и попытку найти новые внешние рынки – с другой. Не исключено, что все большую роль в данном процессе будут играть именно предприятия малого и среднего бизнеса (на сегодняшний день оборот не более 1 млрд рублей).

В частности, Минэкономразвития внесло документ (постановление), подготовленный в рамках реализации плана мероприятий (дорожной карты) «Расширение доступа субъектов малого и среднего предпринимательства к закупкам инфраструктурных монополий и компаний с государственным участием» (утвержден распоряжением правительства от 29 мая 2013 года). Согласно данному постановлению, госкомпании обязаны закупать у представителей малого и среднего бизнеса не менее 18% товаров в 2015 году (25% к 2018 году), в том числе 10% из них – непосредственно прямые контракты с МСБ. В пункте 7 также приведены некоторые ограничения по видам закупаемых товаров, отведенных для МСБ, например, продукция оборонного комплекса, атомной энергетики, естественных монополий, финансовых услуг, энергоносителей и пр. Подобные условия госзакупок большая часть игроков рынка считает слишком жесткими и настаивает на их пересмотре. В частности, если максимальная цена лота не превышает 50 млн рублей, то госкомпания обязана провести закупку у МСБ;, если же цена варьируется от 50 до 200 млн рублей, обязанность сменяется на «право» осуществить закупку у того же МСБ. Обеспечение заявки не должно превысить 2%, а обеспечение исполнения договора – 5% (в случае отсутствия аванса). Товар оплачивается в срок не позднее 30 дней, а обеспечение заявок тех, кто не прошел конкурс, должно быть возвращено не позднее семи рабочих дней.

Как утверждают представители некоторых госкомпаний, такой способ стимулирования развития малого и среднего бизнеса в стране больше напоминает принуждение к деятельности, так как небольшие предприятия, как правило, не проявляют большого интереса к расширению спроса в секторе госзакупок.

В результате, по итогам выполнения дорожной карты, объем закупок у представителей малого и среднего бизнеса должен увеличиться с сегодняшних 700 млрд рублей до 1,2 трлн рублей в 2015 году и 1,8 трлн рублей в 2018-м. Для сравнения приведем данные из доклада Минэкономразвития «О ходе реализации мер поддержки малого и среднего предпринимательства в 2010-2013 годах и основных направлениях развития малого и среднего предпринимательства на ближайшую и среднесрочную перспективу», подготовленном осенью прошлого года. Из документа следует, что оборот субъектов МСБ в номинальном выражении рос в период 2011-2013 годов, и в 2013 году составил 38,8 трлн рублей, однако с учетом инфляции сократился. Также, необходимо отметить значительное сокращение оборота средних предприятий с 5,2 трлн рублей в 2011 году до 4,3 трлн в 2013-м, или на 16,6%. В структуре оборота (выручки) по всему кругу предприятий субъекты МСБ занимают сегодня долю 33%. А в структуре инвестиций в основной капитал – 9%. Следовательно, доля государственного спроса в обороте МСБ может быть увеличена с сегодняшних 1,8 до 3% в номинальном выражении.

Рынок труда: секвестр без индексации

В нынешних условиях кадровая политика российских (и северо-западных, компаний в частности) компаний, неизбежно претерпевает  изменения в пользу ее ужесточенияужесточается. Порядка трети петербургского предпринимательского сектора, по данным опроса, проведенного рекруитинговым порталом HeadHunter, заявили о намерении оптимизировать – читай «сократить» – численность персонала. Кроме того, около половины опрашиваемых подтвердили отсутствие планов по индексации заработных плат в связи с изменениями курса валют и высокими показателями инфляции. Вместе с изменениями настояний настроений работодателей меняются и настроения соискателей – более половины опасаются того, что им будет трудно найти работу в случае увольнения. Вместе с этими опасениями ожидается и новое для крупных российских городов явление – конкуренция среди кандидатов на вакантную позицию, притом в первую очередь речь идет о высококвалифицированном труде.

В сегменте рабочих профессий в краткосрочном периоде напряженность уменьшается преимущественно из-за массового отъезда иммигрантов ввиду ухудшения экономической ситуации.  – но долгосрочные прогнозы дать уже труднее.

Интересно, что кадровая ситуация в крупных и мелких городах серьезно различается, и это также связано с экономическими причинами. Если для крупных мегаполисов ключевыми секторами с профицитным рынком труда (растущей безработицей) являются оптовая и розничная торговля, общественное питание, дистрибуция, а также госсектор, то вопрос трудоустройства в малых населенных пунктах и моногородах стоит значительно жестче. Минэкономразвития уже планирует вновь заняться проблемой диверсификации экономической деятельности в российских моногородах, включая программы перепрофилирования незадействованной и (или) высвобождаемой рабочей силы. По мнению заместителя председателя Правительства РФ, Ольги Голодец, высказанному на сессии VI Гайдаровского форума, «первостепенная задача в социальной сфере – сохранение покупательной способности населения и уровня жизни. Сейчас появился шанс изменить структуру занятости населения и создать институт переоттока работников из областей, которые в нынешней ситуации будут сокращаться, в новые отрасли экономики».

И тем не менее судя по всему, не взирая на частные тенденции отдельных рынков и решения отдельных экономических ведомств, 2015 год сулит российской экономике новые разочарования.  И чтобы выжить в этих условиях, участникам рынка придется всерьез потрудиться – причем прежних навыков и компетенций может оказаться недостаточно.

В условиях «идеального шторма»

 011.jpg
В прошедшем 2014 году российская экономика, по словам министра экономического развития Алексея Улюкаева, попала в «идеальный шторм». В первую очередь закрылись внешние рынки капитала, резко упали объемы экспортной выручки, начала сокращаться норма прибыли российского бизнеса. В роли основных условий для «идеального шторма» выступили как экономика постоянно растущих издержек, так и геополитическая напряженность, а также падение цен на нефть. В результате экономика России вошла в кризис, который, по собственному признанию главы ведомства, «мы в каком-то смысле готовили сами». Под ударом оказались и финансовый сектор, и реальный, включая рынок труда.

Одним из ключевых обстоятельств, обеспечивших должный уровень неопределенности в системе, оказалось отсутствие доступа к денежным средствам на внутреннем долговом рынке (о чем многократно говорили критики жесткой хайекианской доктрины, столь пристально воспроизводимой экономическими властями). Большая часть корпоративного сектора, как среднего, так и крупного, занимала на внешних рынках и, следовательно, в иностранной валюте. В это время Центральный банк продолжал таргетировать монетарную инфляцию в ущерб уровню ликвидности в экономике и растущим рискам по инвестированию в реальный сектор.

Не стоило, однако, забывать, что из-за  высокой доли иностранных средств в общем объеме долгосрочных капиталовложений российская экономика, как и экономика ряда развивающихся стран, могла успешно функционировать лишь при увеличении экспортных доходов. В противном случае она была обречена на перманентный валютный кризис по окончанию каждого инвестиционного цикла, как это неоднократно случалось и продолжает случаться в странах Латинской Америки.

Так и случилось. Валютный кризис последних месяцев максимально повысил риски обвала всей плохо диверсифицированной, чрезмерно зависимой от импорта экономики. Ускорившийся рост инфляции привел к запоздалой попытке Центрального банка стабилизировать ситуацию при помощи увеличения стоимости заемных средств, что вновь способствует дальнейшему росту инфляции. В таких условиях началось снижение реальных доходов населения, падение потребительской и инвестиционной активности, а при увеличении рисков банкротства заемщиков банки вынуждают наращивать нормы резервирования. По сути, мы имеем дело с замкнутым кругом, выход из которого – изменение структуры экономики и ряд институциональных реформ. Альтернативный вариант – дождаться отскока нефтяных цен и восстановить текущий дисбаланс еще на несколько месяцев, кварталов или даже лет. Но даже если и так, открытым остается вопрос международных санкций и, главным образом, тех, которые касаются погашения крупных долговых обязательств.

Оборот розничной торговли в РФ, СЗФО и Санкт-Петербурге в январе – ноябре 2014 года, % к соответствующему месяцу предыдущего года
Основные показатели социально-экономического положения федеральных округов и субъектов РФ, находящихся в пределах СЗФО в январе – сентябре 2014 года

У партнеров

    Реклама