Промышленники готовы использовать площадку клуба «Экспертная политика» созданного при журнале «Эксперт Северо-Запад» для продвижения своих интересов

Не будет преувеличением сказать, что за период «кудриномики» промышленная политика стала словом ругательным. Реализация в стране либерально-монетарной модели привела к развалу производства, снижению устойчивости экономики, драматическому повышению уровня нашей зависимости от иностранных капиталов, технологий, продукции. Поскольку  «свято место пусто не бывает», то на место национальной продукции в результате деиндустриализации экономики пришел импорт, который занял национальный рынок. Так, доля импорта в станкостроении, легкой промышленности сегодня превышает 90%, в тяжелом машиностроении, радиоэлектронике, медицинском оборудовании – 80. Российские предприятия перестали получать деньги от продажи своей продукции, так как она оказалась вымыта с рынка импортной. У промышленников даже перестало хватать средств на обновление оборудования.

 046.jpg

Логика решений, принимаемых в 2000 годы, понятна: перед государством сначала стояла задача рассчитаться по долгам, а затем использовать «жирные» годы для того, чтобы накопить необходимую подушку безопасности. Но при отсутствии четкого понимания, в какие сферы экономики должны идти накопленные средства, деньги просто собирались в кубышку и не шли в экономику. Профильные ведомства имели возможность с помощью научного сообщества определить те приоритетные направления, в которые необходимо вкладываться, но не сделали этого.

Некоторое время общий упадок и утрата целых направлений производственной деятельности маскировались доходами от экспорта сырья, однако геоэкономические вызовы, с которыми сталкивается российская экономика, обострили противоречия, заложенные в предшествующие десятилетия. На текущий момент российские власти находятся на развилке. Выбор стоит между развитием России по инерционному и инновационному сценариям, продолжением деиндустриализации и структурной перестройкой экономики на базе передового технологического уклада (реиндустриализация). 

На мой взгляд, реиндустриализация, основанная на высоких технологиях, – единственно возможная стратегия, позволяющая преодолеть стагнацию нашей экономики. Государственная промышленная политика должна носить селективный характер и предоставлять поддержку и преференции не тем отраслям, которые эффективны сейчас, а тем, которые способны в средне- и долгосрочной перспективе сыграть ключевую роль в будущем. Наша страна еще не исчерпала возможностей формирования высокотехнологичной индустрии в ряде важнейших направлений – в авиации, энергетике (в первую очередь – атомной), телекоммуникациях и других наукоемких секторах экономики, позволяющих получить выдающиеся интеллектуальные, материальные и финансовые результаты.

При всех недостатках советской промышленной системы она обеспечивала производство более 30% мирового парка самолетов. И сегодня – стоимость одного пассажирского самолета (до 100 млн долларов) равнозначна стоимости едва ли не десяти тысяч легковых автомобилей массовых марок. А создание «под ключ» одного нового станкостроительного производственного комплекса обеспечивает добавленную стоимость, аналогичную производству десятков миллионов платьев или джинсов.

Помимо всего прочего, создавая сложную технологическую продукцию, мы формируем заказ науке и образованию и, что еще важнее, формируем потребность в развитии «человеческого капитала», ориентируем промышленную политику на формирование через 15-20 лет новой России – страны квалифицированных рабочих, талантливых конструкторов, ученых, педагогов.

Среди основных практических шагов, которые необходимы, я бы выделил три пункта. Первый – эффективное целевое финансирование индустриального развития (дешевый кредит и т.п.). Второй – осуществление политики «индустриального протекционизма» (защита на внешних рынках, налоговая поддержка). И, наконец, третий – разработка и реализация крупных долгосрочных государственно-частных инновационных проектов развития современных высокотехнологичных индустриальных секторов.

Организационно-правовое обеспечение реиндустриализации должно опираться на специально созданные для этого институты долгосрочного развития, обеспечивающие снижение административных барьеров в финансово-кредитной, налоговой, таможенной системе. Одновременно с этим необходимо расширение государственной поддержки в таких сферах, как защита интеллектуальной собственности, патентование, сертификация технологических процессов и продукции.

Решение локальной задачи импортозамещения по своей институциональной сути, целям и в значительной мере механизмам решения совпадает с более широкой задачей реиндустриализации экономики. Начав с поэтапного, углубляющегося от простого к сложному импортозамещения, продолжаемого соответствующей реструктуризацией экспорта, мы можем развернуть настоящую реиндустриализацию страны. Отметим, что приоритеты импортозамещения, набор стратегических субзадач и направлений, этапность их реализации в целом ясны и даже в какой-то мере зафиксированы в документах правительства и Минпромторга. При этом становятся ясными не только глобальные цели и задачи реиндустриализации, но и приоритеты и механизмы ее реализации.

У партнеров

    Реклама