Никто в России сейчас никуда инвестировать не собирается.

Эксперт Estate
Москва, 13.07.2015
«Эксперт Северо-Запад» №29-33 (711)
Александр Вахмистров: «Отсутствие сыра – это ерунда. Но отсутствие в России дешевых денег – это самая существенная неприятность».

Фото: Архив «Эксперт С-З»

В мае совет директоров ПАО «Группа ЛСР» избрал новым генеральным директором, председателем правления основателя и основного акционера группы Андрея Молчанова. Александр Вахмистров (с2003 года в течение семи лет проработавший вице-губернатором Санкт-Петербурга по строительству), руководивший холдингом «Группа ЛСР» с июня 2010 года, продолжает руководить строительными проектами в Санкт-Петербурге. Крупнейшее на Северо-Западе России строительное объединение «Группа ЛСР», включенное Минэкономразвития в перечень199 стратегически важных системообразующих организаций России, в 2014 году более чем вдвое увеличило свою выручку – до92,3 млрд рублей. Стратегия компании на ближайшее будущее – сконцентрироваться исключительно на тех сегментах, где есть реальные рыночные преимущества. О стратегии развития холдинга на петербургском и российском рынке, о том, как работают производственные площадки AEROC на Украине и планах на экспортную деятельность, а также о перспективах сектора элитного жилья и опыте редевелопмента промзон «Эксперту СЗ» рассказал первый заместитель генерального директора «Группы ЛСР» Александр Вахмистров.

– Каковы результаты группы в первом квартале 2015 года?

– Операционные результаты «Группы ЛСР» за первый квартал 2015 года сложно сравнивать с аналогичными показателями2014 года, когда мы наблюдали первую волну ажиотажного спроса на жилую недвижимость, вызванную макроэкономической ситуацией. Снижение продаж в первом квартале в первую очередь объясняется тем, что компания работала в условиях очень низкого предложения в связи с аномально высоким спросом четвертого квартала 2014 года. Уже в первых числах второго квартала мы вывели на рынок несколько новых проектов. Мы не планируем корректировать прогноз продаж недвижимости на весь 2015 год и сохраним его на уровне 850 тыс. кв. м, так же как и объемы ввода в эксплуатацию – 750 тыс. кв. м

– А как вы сегодня оцениваете инвестиционный климат в Петербурге и России, в том числе в строительной отрасли, на рынке стройматериалов?

– Любой инвестор, разумеется, хочет что-то заработать. Но у инвесторов своих собственных денег, как правило, нет. И никто из них не ходит с чемоданами наличных. Для чего банки существуют? Для проектного финансирования. Инвестор должен разработать какую-то идею, внести, конечно, часть своих денег, но и получить кредиты в банках. Но кто сейчас будет брать кредиты в банках под20%, тем более в рублях, на фоне укрепления рубля? В стране сейчас нет дешевых денег – нам их перекрыли санкциями. Отсутствие сыра – это ерунда. Но отсутствие денег – это самая существенная неприятность. Сегодня в европейских банках нормальная ситуация – депозиты с минусовыми ставками, порядка минус 0,11%. Ничего не заработать, и даже немного потеряешь. И для инвесторов деньги там дешевые, а у нас – дорогие. И никто в России у нас сейчас никуда инвестировать не собирается. Что касается «Группы ЛСР» и влияния динамики курса валют, то самое главное, что нам удалось сделать за эти годы с 2010 года,– мы закончили всю модернизацию всех домостроительных комбинатов. Все предприятия и заводы новые, и как минимум года три мы не будем ничего усовершенствовать. Мы уже год занимаемся, и еще два года будем заниматься снижением себестоимости продукции, не за счет экономии, а за счет снижения издержек. По данным финансовой отчетности мы за последние пять лет выросли практически в два раза, по натуральным показателям – тоже почти в два раза. А количество персонала осталось без изменения и даже немного сократилось, не за счет сокращения кадров, но за счет совершенствования производств.

– Обрисуйте, пожалуйста, текущую рыночную обстановку для «Группы ЛСР» в целом: и по всем направлениям деятельности, и по ее географии.

– По сути дела, у нас в группе три направления. Во-первых, стройматериалы с девизом «Производим то, что мы умеем», но это не значит, что завтра мы начнем строить завод по производству керамической плитки, а послезавтра – завод по производству утеплителя или сантехники. Второе направление – девелопмент, включая редевелопмент промышленных территорий, комплексное развитие и штучное строительство, но только элитное. Мы сейчас не строим эконом-класс в объеме 2030 тыс. кв. м. Мы начинаем от200, как минимум, а в основном у нас сейчас объекты от 300 тыс. кв. м. Это крупные массивы, которые мы вводим по очередям, что создает безопасность и для дольщиков, так как мы не начинаем строить все сразу, и мы сами можем выстраивать долгосрочное планирование. И третье направление – индустриальное домостроение. По географии мы, как и прежде, будем работать по трем направлениям. Санкт-Петербург для нас по-прежнему основной рынок. В Москве мы каждый год наращиваем свое присутствие, и у нас есть цель когда-нибудь сравнять московские объемы строительства с петербургскими и даже перегнать их. И Екатеринбург останется третьим по масштабу, у нас там хорошие перспективы. Сейчас по девелопменту соотношение Петербург/Москва/Екатеринбург примерно 50/30/20,планируется 40/40/20 или 40/45/15. Но вы должны понимать, что это соотношение в первую очередь зависит от рынка, например, в Екатеринбурге он в пять раз меньше петербургского.

– Заводы AEROC на Украине сейчас работают?

– Производства хорошо отработали в 2014году и в начале 2015 года тоже показывают положительные результаты. Сейчас на украинском рынке есть сложности с ценообразованием, на него сильно влияет девальвация гривны. Но если смотреть цифры в гривнах, без пересчета на рубли, а тем более в евро, то заводы работают очень хорошо.

Нишевые стратегии.

– Сегмент коммерческой недвижимости «Группу ЛСР» больше не интересует?

– Можно было развивать «коммерцию», но она долго окупается и нужны крупные обороты. И хотя промстройматериалы окупаются еще дольше, но нельзя и здесь, и там «длинные деньги» использовать, их просто не хватит. И мы приняли решение уйти из этого сегмента. Еще раньше, в 20102011 годах мы решили окончательно уйти из сегмента загородной недвижимости. Мы не можем во всех секторах быть лидерами и рассредоточиваться тоже нельзя.

– Какая сейчас обстановка на рынке элитного жилья?

– Мы по-прежнему остаемся лидерами в элитном секторе. И ужесточения градозащитной политики в центре города мы, как бы ни звучало парадоксально, только приветствуем. Тем более что эти правила распространяются для всех участников рынка. В прошлом году мы вывели новый объект– Verona на Крестовском острове (Морской проспект, дом 29). В этому году выведем в продажу «Невский68» в виде апартаментов и «Русский дом» на углу улицы Короленко и Баскова переулка, первые сделки здесь уже регистрируются. Мы заканчиваем объект на улице Радищева (дом 39) вблизи Таврического сада, «Дом на Дворянской» (улица Куйбышева, дом 13), закончили «Парадный квартал», продолжаем строительство «Смольного парка» и скоро будем вводить здание на Смоленской улице… Жилой комплекс «Европа сити» на проспекте Медиков у нас очень хорошо получился, добротный проект. В Москве у нас отличный объект на Садовнической улице, расположенный недалеко от Кремля. Опять же «ЗИЛ» – пусть это и не элитный проект, но это будет хороший бизнес класс. Если возникнут еще какие-то предложения, то будем их рассматривать обязательно. Хотя интересных участков, что логично, становится все меньше и меньше с каждым годом. Спрос на жилье в абсолютном выражении, может быть, и просел чуть-чуть, но элитный сектор всегда найдет своего покупателя. Мы начинаем новые стройки и выводим их в продажу, не боясь, что не будет притока денег.

– Сотрудничество с Министерством обороны по госконтрактам «Группа ЛСР» продолжает?

– У нас отношения с Минобороны сложились прекрасные, мы много сотрудничали. Но за последние два года министерство изменило свою стратегию по строительству жилья. Они сейчас его практически не строят – ушли в военную ипотеку, в выдачу субсидий и т.д. Проектирование нового комплекса Военно-медицинской академии имени Кирова в Сестрорецке мы закончили. Там были некоторые сложности, в связи с изменениями кадрового состава ведомства, но в итоге на уровне министра обороны и президента было принято решение поставить точку в корректировках и направить документацию в экспертизу, что мы и сделали. Контракт мы закончили и закрыли. Мы построили в Анапе прекрасный госпиталь для высокотехнологичной медицинской помощи личному составу воинских частей и членам семей военнослужащих, проходящих службу в Краснодарском крае. Стройка давно закончена, года два он уже работает. Мы завершили стройку по всем ранее заключенным контрактам, сейчас занимаемся только до оформлением квартир в собственность и передачей ключей новым владельцам – так сложилось, что эта процедура поручена нам. Также мы признаны так называемым единственным поставщиком плит аэродромного покрытия, согласно Постановлению Правительства РФ, что дает право заключать договора с нами без конкурса. Сейчас готовятся первые контракты. Последние полтора года мы вели очень серьезную работу над внесением изменений в ГОСТ на аэродромные плиты. Сами изменения очень простые, они касаются экономии металла за счет использования при изготовлении железобетонных конструкций пред напряженной арматуры. Но их согласование очень длительное и сложное. Это не только научные обоснования и тестовые испытания – после создания таможенного союза с Казахстаном и Белоруссией изменения приходится согласовывать и на этом уровне.

– Вы присматриваетесь к сегменту транспортного строительства и возведения инфраструктурных проектов?

– Сами мы не планируем выходить в этот сегмент, но у нас есть целый ряд наработок по изделиям. Так, мы сейчас наладили выпуск железобетонных дорожных разделительных ограждений для установки в качестве защитного барьерного ограждения в центральной полосе и на обочинах автомобильных дорог. За основу нами была принята система, которая широко используется на территории стран Европейского союза, в частности, в Италии. Но мы ее усовершенствовали. Разработанные нами элементы можно устанавливать прямо на готовое дорожное полотно, в том числе и на уже существующих трассах. Монтаж не требует дополнительных креплений и за счет конфигурации самих блоков, и благодаря использованию внутреннего силового арматурного каркаса. Надежность изделий подтверждена серией натурных испытаний, проведенных на полигоне Государственного научного центра Российской Федерации ФГУП «НАМИ». По результатам испытаний было получено заключение Московского автомобильно-дорожного государственного технического университета»(МАДИ) о соответствии изделий ГОСТам. Мы одними из первых в России сертифицировали производимые дорожные ограждения на соответствие требованиям Технического регламента «ТР ТС 014/2011»,действующего на территории стран Таможенного союза Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Согласно международным договоренностям, с 15 февраля 2015 года в России действуют требования об обязательной сертификации ряда изделий, включая  и эти ограждения. Наличие сертификата позволяет использовать дорожные ограждения, произведенные компанией, на всей территории государств, включая и трассы федерального уровня. Интерес к этой продукции был проявлен и министром транспорта Максимом Соколовым во время его визита на завод «Группы ЛСР» по производству железобетонных изделий в городе Гатчине в июне2015 года.  Сейчас мы готовы заключать первые контракты на поставки этих разделительных ограждений. И работаем над дальнейшим расширением ассортимента железобетонных изделий.

Материальные ценности.

– Сегодня в составе «Группы ЛСР» действует четыре подразделения по производству стройматериалов. Недавно стало известно о продаже цементных заводов, в компании сейчас идет консолидация вокруг наиболее перспективных направлений?– В производстве стройматериалов мы себя чувствуем прекрасно. Не секрет, что мы действительно вышли из цементного бизнеса – это было удачное стечение обстоятельств. Логика была такая: мы построили, пожалуй, самый лучший цементный завод в России на тот момент, с современным оборудованием и с относительно низкой производственной себестоимостью по сравнению с существующими. В 2013 и в 2014 годах мы забирали все большую долю рынка, при том что 50%продукции потреблялось внутри «Группы ЛСР». У нас был проект и на вторую очередь завода, но мы понимали, что скоро его не начнем. Потому что еще с выходом нашей первой очереди стал профицитным, пошло падение цен, но мы этого ожидали. Вообще, заниматься цементным бизнесом надо, имея е сколько заводов, один завод – это не бизнес. А «Евроцемент» понимал, что ему здесь со своим Пикалево не выжить из-за жесткой конкуренции. У них были свои взгляды на развитие в регионе, их предложение совпало с нашими ожиданиями. Это абсолютно не было нашей тактической ошибкой. Сделка состоялась, в декабре прошлого года мы передали предприятие в управление. Также мы передали небольшой валютный долг в 135145 млн долларов, что даже при скачках курса в общей массе не очень заметно, остальной долг был в рублях. В итоге мы вышли с прекрасным финансовым результатом.

– Какие это сегменты и как вы оцениваете перспективы разных направлений индустрии производства строительных материалов в сегодняшних рыночных условиях?

– Во-первых, это производство песка. По добыче морского песка мы фактически монополисты. У нас есть специальный флот, есть все необходимые земляные насосы, есть баржи, есть складские площади. У нас еще около года будет действовать хранилище песка опять же на площадке на Октябрьской набережной. Но это все та же проблема: туда можно завести и насыпать гору песка, но его оттуда опять же сложно вывезти. Для этих целей мы сейчас подыскиваем новую складскую площадку в Ленобласти, может быть сразу за КАД, может быть, в районе Бронки...У нас и карьеры хорошие. И мы уже в 2015году купили у частного продавца на рынке новый карьер Равань в Тосненском районе Ленинградской области, вблизи будущей скоростной трассы «М11» Москва – Петербург. Таким образом, мы во всех крупных объектах принимали и принимаем участие. И станцию метро «Новокрестовская» мы насыпаем-намываем, и на стройке ЗСД работали  на наземной части, и сейчас намывали острова под опоры надводной части, и Бронку отсыпали всю, на трассу «Скандинавия» ведем поставки. Сейчас будем активно выходить на дорогу «М11» Санкт-Петербург – Москва, где будет большое потребление и песка, и щебня. Все понимают, что у нас есть свои лаборатории и песок у нас качественный. По щебню мы тоже хорошо работаем. Все наши заводы оказались самыми конкурентоспособными. Карелия сейчас совсем неконкурентоспособна из-за дорогой и долгой доставки – там транспортное плечо оченьдлинное и доставка сейчас стала дороже. А конечного покупателя интересует не цена щебня где-то в Карелии, а итоговая цена на стройплощадке в Петербурге или области. В производстве кирпича тоже все великолепно. Но не потому, что мы монополисты, хотя, безусловно, мы имеем большую долю рынка, а потому что мы постоянно внедряем новые продукты. Так, мы расширили палитры лицевого кирпича, и я уже запутался в его оттенках и не отличаю оттенки песика, абрикоса и соломы (смеется).

– Спрос на кирпич в этом году не снизился со стороны сторонних для «Группы ЛСР» потребителей?

– Наоборот, в этом году кирпич продается намного лучше, чем в прошлом, и это вполне понятно. Многие подрядчики закупают кирпич впрок, так как это непортящийся товар, и он может храниться, тем более в нашей спецупаковке. Например, у нас заказчик из Казахстана весной закупил 3 млн штук с отложенной поставкой в июле. Там строят павильоны к международной специализированной выставке «Астана ЭКСПО2017», и  требовался кирпич специального цвета. Кирпич у нас самый разнообразный. В прошлом году мы произвели порядка 330млн штук. Есть такое ощущение, что в этом году, наверное, сделаем даже больше, потому что и кирпич, и газобетон сейчас пользуются хорошим спросом, несмотря на кризис. Индивидуальное строительство не останавливается. А застройщики кинулись завершать начатые проекты, что, по моему мнению, абсолютно правильно для компаний средней руки, вместо того чтобы начинать новые. Мы четко понимаем, что годовую программу по кирпичу и по газобетону выполним.

– А в целом много стройматериалов идет на экспорт?

– Мы понимаем, что экспорт  стройматериалов – это не бизнес. Но мы сертифицировали  всю свою продукцию. Например, в России аналогов нашему клинкерному кирпичу нет, только немецкий, но его сегодня уже в Россию не везут, так как он стал стоить в два раза дороже. И до девальвации рубля у нас была цена ниже, если пересчитывать в евро, а после смены курсов эта разница в ценах стала еще ощутимее – у нас до 50% дешевле.

– То есть вы не стали поднимать свои цены вслед за курсом евро, как многие производители на российском рынке?

– Нет, наша цена осталась на прежнем уровне. Но ежегодное сезонное повышение цен будет и по бетону, и по цементу. Каждый год образуется типичная кривая цены: начало сезона, летний пик и снижение цен к декабрю года.

– Экспортную составляющую вы планируете наращивать?

– Мы весь кирпич сертифицировали, он полностью соответствует европейским стандартам. И сейчас мы готовимся выйти на рынок Финляндии. Сразу скажу, что это не бизнес – рынок небольшой и специфический. Тот же клинкерный кирпич там мало востребован – для мощения есть гранит и т.д. Но нам важно, чтобы наша продукция вышла на европейский рынок. Сейчас мы готовим пробные партии, заключаем первые контракты на поставки. Но это действительно не столько бизнес, сколько самоудовлетворение от того, что мы действительно способны в России производить материал мирового класса, признаваемый международными экспертами. Мы будем рассматривать и другие страны, но Финляндию мы выбрали, естественно, из-за ее транспортной доступности. В той же Германии наша цена будет сопоставима с местной.

– Какие-то новые направления по стройматериалам вы рассматриваете?

– Пока нет, мы расширяем ассортимент в рамках существующих направлений.

– Ранее лишь порядка 15% производимых стройматериалов шли на нужды собственных площадок «Группы ЛСР». А сейчас?

– Сейчас эта доля стала еще ниже, порядка10%, так как мы увеличили объемы выпуска продукции. Например, кирпича и газобетона мы сами используем около 12%, песка и щебня около 10, бетона и железобетона – 1015%.Производство стройматериалов для нас – это не натуральное хозяйство, это полноценное участие в рынке.

Путь редевелопмента.

– Сейчас «Группа ЛСР» застраивает территорию бывшего завода «Электрик» на проспекте Медиков в Санкт-Петербурге, в третьем квартале 2015 года компания приступит к застройке 65 га промзоны «ЗИЛ» в Москве. Чем комплексная реновация бывших промышленных территорий отличается от точечной застройки?

– В последние годы много говорят о реновации, о том, что строители вредят городу  и вместо сохранения промышленности все хотят застроить жильем… Но реальная ситуация обратная. Приведу конкретный пример: жилой комплекс «София» во Фрунзенском районе рядом с парком Интернационалистов. На этой территории был кирпичный завод «Победа ЛСР» и завод «Строй фарфор». Там выпускалось чуть меньше 100 млн штук кирпича в год. Пусть каждый кирпич в среднем весит 4 кг. Значит, суммарный вес продукции около 400 млн кг, или 400 тыс. тонн. Для транспортировки машинами по 20 тонн потребуется 20 тыс. машин только для того, чтобы вывести готовую продукцию. А учитывая, что кирпичный завод работал уже на привозном сырье, то еще примерно столько же машин надо, чтобы его привезти. При этом глину и песок привозят одни самосвалы, а кирпич вывозят совсем другие. Значит, 20тыс. машин должны въехать на территорию, и минимум 20 тыс. выехать. Получается, что минимум одна машина должна приходить сюда примерно каждые 10 минут. И этот объект еще находится в Купчино, относительно недалеко от КАД, но трафик все равно просто невозможный. Или второй объект – наша «Баррикада» на Октябрьской набережной. Там мощность где-то 200 тыс. кубометров железобетона, или 500 тыс. тонн в год. И опять же, арматуру, песок, щебень и цемент надо завезти одними машинами, а готовую продукцию отсюда вывезти другими. Из-за трафика это было уже просто невозможно сделать. Когда мы выиграли конкурс на освоение территории завода имени И.А. Лихачева «ЗИЛ», московская администрация планировала не только оставить, но и в какой-то степени модернизировать и расширить автомобильное производство на соседнем участке. В июне 2014 года прошел конкурс, в июле туда приехал мэр Москвы Сергей Собянин и расширенный состав его команды, включая главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. К нашему удивлению и удовлетворению, они провели там три часа, обсуждая предложения по застройке и в том числе рассматривая перспективы автосборочного производства. В результате власти сами пришли к выводу, что сохранить промзону невозможно. Даже если это будет просто сборочное производство – это все равно огромные объемы грузоперевозок. Но на сегодняшнем этапе развития мегаполисов перегруженный трафик, пробки и разбитые дороги стали острым негативным фактором. Поэтому такая материалоемкая промышленность уже не может жить не только в центре города, но и в городе в целом. Санкт-Петербург, несмотря на сложную конфигурацию, как и многие европейские города, имеет круговое развитие. Первоначально создавался исторический центр, потом начала развиваться промышленность в зоне Обводного канала, Выборгской набережной. В конце ХIХ– начале ХХ века наступил второй этап развития промышленных зон в районе Обуховской Обороны, Путиловского завода. В советское время был задан новый импульс развития, в том числе создан Кировский завод. Конечно, в около центральной части промышленность может и должна сохраняться, но не материалоемкая. А материалоемкую надо переводить или за пределы города, или на окраину близко к границам города, к КАД – это просто требование времени. Удачные примеры уже есть: авто кластер, фармацевтический кластер в Пушкине, особые экономические зоны. Может быть, еще лет через 100 наступит момент, когда и эти зоны окажутся в черте плотной городской застройки – это нормальный процесс кругового развития. Но сейчас это оптимальное и объективное решение.

– У «Группы ЛСР» есть и собственная производственная площадка вблизи центра на Октябрьской набережной, где сейчас находится завод AEROC, а ранее также располагался завод железобетонных изделий «Баррикада». Вы говорили о планах по ее закрытию в конце 2017 – начале2018 года. Здесь может быть  реализован проект, сравнимый с «ЗИЛ»?

– В Санкт-Петербурге, в части редевелопмента, у нас близится к завершению объект «Европа-сити» на проспекте Медиков, на месте завода «Электрик». ЖК «София» мы тоже завершим к 2017 году примерно. Площадку «Баррикада» мы закрыли и с SetlGroup уже начали там стройку жилого комплекса «Зима-Лето». На Октябрьской набережной утвердили два проекта планировки. На всей территории будет построено около 750 тыс. кв. м только жилья, плюс соцкультбыт – итого 850 тыс.кв. м. И это большая территория. Объект мы активно проектируем, в конце года подадим документацию на рассмотрение в экспертизу, в октябре – декабре ожидаем получить разрешение на строительство. Несмотря на кризис, планируем выйти на площадку до конца 2015 года. Конечно, первые дома там будут готовы не раньше 2017го.Завод AEROC, которому в этом году исполнилось 10 лет, прекрасно работает и будет находиться там до последнего. Мы разработали такой план, что даже когда на этой земле появятся первые дома, а это будет относительно далеко от AEROC, мы еще раз проверим соблюдение санитарных зон, и если они позволят, то временно оставим там производство. Если нет – то мы будем переводить производство одновременно с вводом домов в эксплуатацию, чтобы жильцы не чувствовали дискомфорта. У нас есть куда его перевести. Безусловно, впоследствии часть оборудования придется докупать, как вы понимаете, «два переезда равны одному пожару», в нашем случае это «пол пожара». Это будет уже четвертый наш проект редевелопмента. Также у нас есть площадка бывшего аэродрома Ржевка в Ленинградской области – но этот объект мы к редевелопменту не относим – это скорее комплексное освоение территории. Редевелопмент – это одно из наших ключевых направлений. И Москва будет активно идти по этому пути. Если будут попадаться какие-то новые предложения территории, мы будем их рассматривать. Но смотреть всегда надо очень внимательно, предложения требуют здравой оценки. Второе направление, которое у нас остается, – комплексная застройка территорий. Это наши «Ручьи» – проект «Цветной город». С момента, как мы к нему приступили, построив часть ЖК «Новая  Охта», прошло уже около трех лет, и мы удовлетворены и темпами продаж, и тем, что у нас получается. Все проекты планировок «Цветного города» утверждены, на все 4 млн кв. м документация имеется. Вопросы инженерного обеспечения также решены. Нам остается только постепенно осваивать.

Полный текст интервью читайте на www.expertnw.ru сейчас, Роман Романюк

Справка о компании:

ПАО «Группа ЛСР» – диверсифицированная строительная компания, осуществляющая свою деятельность в нескольких взаимодополняющих сегментах рынка. Компания создана в 1993 году, название происходит от «ЛенСтройРеконструкция». Основные направления деятельности: производство стройматериалов, строительство и девелопмент. Группа объединяет предприятия по добыче и переработке нерудных ископаемых, производству и перевозке стройматериалов, строительству зданий – от крупнопанельного жилья массовых серий до элитных домов по уникальным проектам. Основной бизнес «Группы ЛСР» сконцентрирован в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Москве и Московской области, Екатеринбурге и Уральском регионе. Портфель недвижимости компании составляет 10 млн кв. м рыночной стоимостью 135 млрд рублей (по оценке Colliers на 31.12.2014). В 2014 году выручка «Группы ЛСР» (в соответствии с отчетностью, подготовленной по МСФО) составила 92 347 млн рублей.

«Группа ЛСР» является публичной компанией: глобальные депозитарные расписки обращаются на Лондонской фондовой бирже, обыкновенные акции – на фондовом рынке Группы ММВБ-РТС. Основной  акционер «Группы ЛСР» (61% через компанию Streetlink Ltd.) – бывший член Совета Федерации Андрей Молчанов. Более 30% акций компании обращается на бирже. В 2014 году компания начала мотивационную программу ,по которой топ-менеджеры группы становятся ее акционерами. По итогам года 0,5% акций были распределены между шестью руководителями, в том числе 0,0116% акций перешли к генеральному директору Александру Вахмистрову. Акционерами группы также являются топ-менеджеры Василий Кострица (0,21% акций), Ольга Шейкина (0,13% акций), Елена Туманова (0,13% акций) и другие. По итогам 2013 года сумма дивидендов по обыкновенным акциям составила 4,121млрд рублей, в 2014 – 8,036 млрд.

Финансовые показатели «Группы ЛСР» за 2014 год:

Выручка составила 92 347 млн рублей – выросла на 53%.

EBITDA составила 21 588 млн рублей – выросла на 84%.

Рентабельность по EBITDA составила 23%.

Совокупная прибыль составила 9 715 млн рублей.

Прибыль на акцию составила 89,78 рублей.

Чистый долг сократился на 93% и составил 2089 млн рублей.

Общий долг сократился на 20% до27 367 млн  рублей.

Соотношение чистый долг/EBITDA снизилось с 2,4 до 0,1.

У партнеров

    Реклама