Движение «из спорта в бизнес»

Русский бизнес
Москва, 19.10.2015
«Эксперт Северо-Запад» №43 (717)
Александр Глушковский, генеральный директор компании Red Fox и председатель совета директоров ООО «Бассейны», рассказал корреспонденту журнала «Эксперт Северо-Запад» о российской outdoor-индустрии, нехватке бассейнов и о том, что, прежде чем идти в горы, нужно несколько раз подумать

Фото: Пресс-служба ООО «Басейны»

В 1989 году Александр Глушковский совместно с партнером Владиславом Морозом создал компанию Red Fox, специализирующуюся на производстве одежды и экипировки для экстремального спорта и активного отдыха, которая сегодня считается лидером outdoor-индустрии в России. С 2011 года он также руководит проектом строительства спортивных плавательных комплексов «Атлантика» в Санкт-Петербурге. Ведь, как выяснилось, в городе существует острый дефицит бассейнов: их только около 10% от нормы.

Мастер спорта международного класса по альпинизму не забывает и о своем призвании спортсмена, продолжая покорять новые высоты. Так, например, этим летом он поднялся на высшую точку Боливии – вершину Сахама (6542 м). По мнению А.Глушковского, развитие массового спорта в России имеет большое значение.

– Расскажите, пожалуйста, каким образом вы из спорта пришли в бизнес?

 – Мы с партнером Владиславом Морозом (он мастер спорта по альпинизму) начали бизнес в период перестройки. Были членами сборной Советского Союза по альпинизму, выезжали за рубеж и прекрасно понимали, что экипировки для спорта и активной жизни у нас в стране фактически не было. Абалаков много лет назад придумал рюкзак – зеленый, круглый. Я тоже с таким начинал. Сейчас, конечно, трудно представить, что с этим рюкзаком кто-то идет в горы, но тогда это была реальность. Как и зеленая штормовка, неплохая, только тяжелая, и в какой-то момент она начинала промокать.

Вот мы и начали понемногу шить. Сначала нанимали швей на дому, потом арендовали цеха. Через некоторое время стало возможно заниматься нормальным легальным бизнесом. И в 1989 году мы организовали компанию Red Fox, которая сейчас, пожалуй, является лидером на рынке outdoor-индустрии страны.

– Расскажите, пожалуйста, о рынке outdoor-индустрии в России.

 – Это довольно узкий рынок. Если идти на Эверест или на Северный полюс, заниматься фрирайдом или другим экстремальным спортом, то наша экипировка прекрасно подойдет, но и активный отдых, конечно, никто не отменял. Ведь даже для поездки на шашлыки вам нужна удобная одежда, в которой будет комфортно: пошел, например, дождь, а вы не промокли, или подвигались активнее, а вам тепло, но не жарко.

В целом, рынок сейчас падает. Это связано с общей ситуацией в стране, с покупательной способностью. Нельзя сказать, что падают наши продажи, они растут, но медленнее, чем курс доллара. К тому же в производстве мы используем довольно много зарубежных тканей. Российские ткани есть, но их, к сожалению, крайне мало. Эта промышленность только начала развиваться. Недавно, например, открылась новая фабрика в Ростовской области. Есть еще ряд производителей, но их продукция больше годится для армии. Они в этом направлении и работают, потому что это большой рынок. А мы в основном работаем на рынке outdoor’а, где требуются функциональные ткани, такие как, например, флис. В Ивановской области есть производство флиса, оно неплохое, но по качеству пока не дотягивает до необходимых показателей.

Что касается конкурентов, их не очень много. В основном это западные компании. Примерно 20-30 ведущих мировых фирм, с одной стороны, производящих качественную одежду, которая может использоваться при восхождении на Эверест, с другой – у них есть и линейки повседневной одежды.

– Расскажите, пожалуйста, о другом направлении вашей деятельности – строительстве спортивных плавательных комплексов.

– В 2010 году Президент Российской Федерации Владимир Путин, выступая в Государственной Думе, объявил, что в стране необходимо строить бассейны. Он привел информацию из Постановления Правительства РФ от 1999 года, в котором указано, что на 10 000 человек должно приходиться 800 кв. м зеркала воды. То есть норма для Санкт-Петербурга – 327 000 кв. м зеркала воды, или около 1300 бассейнов по четыре-пять дорожек. В 2011 году, когда мы начали наш проект, в городе было примерно 80 бассейнов, включая фитнес-клубы, и общая площадь зеркала воды составляла примерно 20 000 кв. м. То есть не хватало около 1150 бассейнов.

В сложных экономических условиях к 2015 году город и «Газпром» построили два хороших пятидесятиметровых бассейна, в которых можно проводить соревнования. Кроме того, «Газпром» построил несколько ФОКов (физкультурно- оздоровительных комплексов), в которых присутствовали бассейны, но основной их функцией было проведение занятий в спортивных залах. Открылось также порядка десяти довольно дорогих фитнес-клубов с небольшими бассейнами. То есть фактически для массового плавания не открылось ничего.

Сейчас в городе работает три наших спортивных плавательных комплекса «Атлантика» (в Невском, Красногвардейском и Фрунзенском районах). Они сделаны по самому современному плану, с передовым очистным оборудованием, вентиляцией и пр. Ежедневная проходимость комплекса составляет около 2400 человек. В каждом из них есть большая чаша длиной 25 м на двенадцать дорожек, чаша для женской аквааэробики, для плавания мам с детьми в возрасте от одного месяца, чаша для обучения плаванию детей, а также четыре спортивных зала – тренажерный, зал сухого плавания, единоборств и т.д. Кроме того, для женщин есть возможность заниматься фитнесом на подводных беговых дорожках и велосипедах. В первом полугодии 2016 года мы планируем ввести в эксплуатацию еще три новых комплекса.

– Вы строите спортивные плавательные комплексы, затем сами их эксплуатируете. Но вы говорите, что это социальный проект с невысокими ценами для посетителей. Как окупаете его?

– Комплексы посещает большое количество людей. Конечно, это небыстрая окупаемость, она займет примерно семь-десять лет. Цены у нас действительно гуманные. Есть также, например, бесплатные часы посещений для ветеранов.

– Расскажите, пожалуйста, о ваших планах по строительству комплексов. Вы действительно планируете построить 1000 недостающих бассейнов?

– Нет, мы не в состоянии без государства решить эти вопросы. Только оно может в таких объемах инвестировать в строительство бассейнов для населения. Изначально мы планировали построить в Петербурге 20 комплексов, но по мере проработки документации и проведения изысканий, их количество уменьшилось: где-то их оказалось невозможно построить по объективным причинам, где-то жители не захотели. Но надеемся, что в итоге получится 10-15 комплексов.

– Но все равно это большой объем. Есть ли место в городе для их размещения?

– Ситуация с землей в городе более или менее понятна. Конечно, в центре построить бассейн площадью полтора гектара нельзя. В новых районах земля еще есть. Бассейны в большей степени нужны для спальных районов. Мы планируем строительство комплексов также в Ленинградской области.

– Сколько времени и средств требуется на постройку одного такого комплекса?

– Срок строительства при наличии средств небольшой – полтора года. Но стандартный срок получения согласований и разрешений тоже около полутора лет. По затратам комплексы бывают разные: один поменьше, другой побольше. Поэтому на сегодняшний день их стоимость в среднем составляет от 250 до 650 млн рублей.

– Повлиял ли кризис на ваш бизнес по строительству плавательных комплексов?

– Конечно, сейчас стало сложнее. Примерно полгода назад строительство чуть-чуть замедлилось, но сейчас мы восстановили наши темпы, и все идет по плану. Надеемся, что при нашей погоде вода и бассейны в Петербурге будут востребованы. Ведь всегда присутствует нехватка воды. К сожалению, почти невозможно прийти и свободно поплавать одному на дорожке, как это бывает в других странах. У нас нет очереди, но всегда плавает несколько человек.

– Как вы оцениваете возможности и инфраструктуру для занятий любительским спортом в Петербурге?

– Если говорить про инфраструктуру для фитнеса, то она довольно широко развита. Правда, все фитнес-центры не очень прибыльны. Поэтому большого роста, я думаю, в ближайшее время не будет. То же самое и с бассейнами. С точки зрения занятия спортом вообще (я буду говорить об outdoor-направлении, в котором больше разбираюсь) за последние два-три года в городе открылось несколько скалодромов, которые стали очень популярны. Раньше они были только профильные, тренировались спортсмены, а тенденция этих лет – скалодромы для любителей.

На Западе популярны либо очень простые восхождения (семейные), либо горные трекинги по специально подготовленным маршрутам. В Альпах везде можно найти тропы с обозначениями, где будет написано: «Сюда идти 40 минут, туда – полтора часа, а в эту сторону – четыре часа». У нас это, к сожалению, не очень развито.

В советское время были популярны перевальные туристические походы. Неподготовленные люди просто приезжали на турбазы, на них надевали рюкзак, давали штормовку, и они шли через какой-то перевал. Сейчас у нас, в отличие от Запада, не такое большое количество людей отправляется в горы просто на прогулку. Едут в основном либо покататься на лыжах, либо подняться на вершину.

Мы стараемся развивать массовость. Каждый год проводим фестиваль экстремальных видов спорта на Эльбрусе. В рамках фестиваля проходят соревнования, к которым присоединяются все желающие. Например, на этапе Кубка мира по скайраннингу топовые спортсмены России бегут (очень быстро идут) на Эльбрус, а к ним присоединяются еще около 500 человек, которые просто совершают восхождение для себя, стараются делать это быстро. К нам они приезжают, потому что мы обеспечиваем безопасность, судейство, страховку.

Но ведь на Эльбрус едут и просто так – люди, желающие совершить самостоятельное восхождение. И в этом году несколько человек сорвались и упали. Ведь сейчас нет никаких границ. Регистрироваться в МЧС необязательно. Все равно за руку никто не возьмет и не остановит. Поэтому люди и идут неподготовленными. Эльбрус – непростая гора, как и все остальные. Новички могут упасть и разбиться.

В советское время была четко отстроенная система подготовки в альпинистских профсоюзных лагерях. Приезжало много новичков, из которых 80% посмотрят на горы и больше никогда к ним не вернутся. Но там они шли под руководством опытных инструкторов и проходили обучение.

Сейчас эта школа сохранилась только в каких-то ведущих секциях страны. Здесь тренеры готовят людей в течение года, потом выезжают вместе с ними в горы, и те выполняют разряды. Но все это абсолютно свободно: хочешь – идешь заниматься, а хочешь – нет. Сейчас вы можете приехать в горы и лезть, куда хотите, и, если вы сорветесь, это будет на вашей ответственности. На Западе всю жизнь так и было, жесткого контроля не было. Но разница в том, что на Западе заранее заботятся о собственной безопасности. Люди ходили в горы и нанимали инструкторов, которые их обучали. Это нормальный путь развития. Наши люди тоже должны начать думать, куда они идут, зачем и в состоянии ли дойти.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №43 (717) 19 октября 2015
    Приказано выжать
    Содержание:
    Реклама