Мы всегда всех задевали!

Андрей Кагадеев: «Когда говорят, что «Оттепель» – политический альбом, а мы – русские националисты, то это брехня! Я против войны, и гражданской войны, и революции. Я не различаю лица политиков разных стран, они для меня все одинаково неприятны. Мне обидно, что некоторые люди, которых я считал умными, на это повелись, поддались «духу» революции»

Фото: Кирилл Беляев

В конце марта на сцене клуба «Зал Ожидания» состоялся долгожданный весенний концерт золотого состава группы «НОМ», на котором коллектив не только представил зрителям новый альбом «Оттепель», но и отметил свой день рождения – 29 лет на сцене.

Группа «НОМ» появилась в Пушкине в последний день февраля 1987 года, во времена перестройки, второй советской оттепели. У «ДДТ» даже альбом вышел чуть позже с таким названием – «Оттепель». Рок-музыканты тех лет легко собирали стадионы, а свое вдохновение черпали то ли в газетных заголовках, то ли в Достоевском с житиями святых и дао в придачу. Не то с нашими героями: они были «физики», а не «лирики». «Неформальное Объединение Молодежи» (НОМ), как их тогда называли, во главе с Андреем Кагадеевым, нарядившись в трико и вымазавшись гримом, со своими циничными выкриками казались персонажами Хармса или Зощенко.

Сегодня «НОМ» имеет отношение не только к музыке. Андрей Кагадеев вместе с участником группы, художником Николаем Копейкиным, еще в 2002 году организовал «художественную секту» «Колдовские художники» (КОЛХУи), и недавно они открыли музей-галерею «Свиное рыло» на набережной реки Фонтанки. Студия «НОМфильм» снимает кино, и последняя картина – космическая одиссея «Звездный ворс» – с успехом шла в кинотеатрах страны. Среди музыкантов появилась молодежь. «НОМ» – редкая группа с многолетней историей, еще из рок-клуба, к которой ходят на концерты за новыми песнями, а не только хитами. 29 лет на сцене, и с давних пор они не просто последователи обэриутов, а артисты, шокирующие слушателя и зрителя и задевающие за живое друзей с коллегами.

Фразы из песен и фильмов «НОМа» пошли в народ. Наверное, станут популярными и тексты из нового альбома «Оттепель». Например, в конце пластинки звучит довольно неожиданная песня «Время» – в ней слушатель, привычный к мизантропическому и парадоксальному юмору «НОМа», найдет, кроме сверхсерьезной группы Pink Floyd, и тихую грусть, и оптимистическую трагедию, и даже мотивирующий посыл. Здесь уже вспоминается Шефнер, а не Хармс. Альбом «Оттепель», с одной стороны, про лучшие дни нашей жизни, а с другой, продолжая литературные параллели, – про то, о чем писал Бродский в стихах про «строчки из Александра» и Тараса.

О новом альбоме журналу «Эксперт Северо-Запад» рассказал создатель группы «НОМ» и ее единственный бессменный участник Андрей Кагадеев.

– На концерте в песне «Музыка революции» участники «НОМа» размахивают обесцвеченными флагами России, Украины и Турции. Как вы сказали – будто на черно-белом экране телевизора. А в конце появляется красное полотнище с черным пацификом в белом круге, и все удаляются под похоронный марш…

– …Как гуцулы, уходящие в горы под зловещий рев трембит. «Музыка революции» – это метафорическая рок-опера, а не политическое заявление. Я ее написал в стиле поэм Вознесенского, и было принято решение не делать из нее песню с припевами, а использовать ломаную форму. Получилась мини-рок-опера, Jesus Christ Superstar в сжатой форме.

Сам альбом «Оттепель» можно назвать сочинением на заданную тему и диптихом с предыдущей работой – «Семеро смертных». Там к порокам, грехам подбирали уже имеющиеся песни: «2700» Николая Копейкина идеально подходила под жадность, «В небо по трубе» Егора Летова – для уныния. И здесь с «Оттепелью» было то же: у меня возникла идея погружения в интересное и сложное время 1960-х, я перечитал много Вознесенского и Евтушенко и показал музыкантам тексты и эскизы песен в этой стилистике.

Год назад мы сняли первый клип «Украинская лирическая» на песню с музыкой а-ля вальсы Шостаковича. Был запущен краудфандинг на сайте planeta.ru, как и для «Семеро смертных». Мы собрали, сколько требовалось, даже больше. Оплатили запись в студии «Контакт», где делали и предыдущий альбом, и с теми же приглашенными музыкантами (трубач Роман Парыгин и тромбонист Владислав Александров из группировки «Ленинград» Сергея Шнурова) плюс Александр Ежов на баяне. Записывал и продюсировал снова Максим Кравцов – он в этой студии работает с такими известными рок-коллективами, как «ДДТ», «Кирпичи», «Animal ДжаZ». Максим из нового поколения саунд-инженеров, он сделал звук одновременно и современным, и таким, чтобы угадывались 1960-е. В альбоме есть много отсылок к временам зарождения рок-музыки. Мы даже записывались в стиле back to sixties, всей группой, с барабанами и вокалом. Мне кажется, когда записываешься вместе, а не под клик, то при этом на запись переливается живая энергия.

Это альбом коллективного творчества, как и «Семеро смертных». Наша молодежь (вокалистка Варвара Зверькова, барабанщик Вадим Латышев, гитарист и балалаечник Алексей Зубков) показывает свое музыкальное образование, а последний проявил себя и как композитор. Новый участник большого состава «НОМа» – Федул Жадный, пришел на смену Ивану Туристу, он поет и танцует с Николаем Копейкиным. Еще одно совпадение с прошлым альбомом – кавер-версия песни писателя и музыканта Михаила Елизарова. Постскриптум в «Семеро смертных» – его Jedem Das Seine, исполненная в стилистике Laibach, а на новом альбоме – «Карлицы» про город Люберцы, где «Windows не грузится».

Основатель «НОМа» Андрей Кагадеев без малого три десятка лет с неизбывным энтузиазмом работает культуртрегером петербургской рок-культуры 029.jpg Фото: Официальная страница группы «НОМ» ВКонтакте
Основатель «НОМа» Андрей Кагадеев без малого три десятка лет с неизбывным энтузиазмом работает культуртрегером петербургской рок-культуры
Фото: Официальная страница группы «НОМ» ВКонтакте

– Еще, как и в «Семеро смертных», все начинается с инструментальной композиции Николая Гусева – это «Увертюра-твист». Он как будто реализует свою тягу к советской легкой музыке, которую в середине 80-х исполнял в группе «Стандарт» с музыкантами «Странных игр». А Варвара Зверькова в заглавной песне поет: «Спасибо, Хрюш, тебе за оттепель». Вернее, «Хрущ», конечно.

– Варя тянет «ю», как Эдита Пьеха. В первых двух композициях «Оттепели» – погружение в атмосферу того лаунжа 60-х, который можно услышать в киномузыке Зацепина или ранних песнях ансамбля «Дружба», звучащих так, как будто они записаны в Америке. Нам с Николаем Гусевым эта музыка знакома с детства. И кино, и песни тех лет были совершенно конкурентоспособны и хорошо воспринимаются и сейчас. В отличие от последующего, каких-нибудь ВИА и трэш-фильмов типа «Ларец Марии Медичи». Во времена оттепели даже машины делали, которые призы на выставках получали, например, «ГАЗ-21».

Отсюда, из 60-х, и политические и военные мотивы, которые интересовали музыкантов тогда – прежде всего война во Вьетнаме. Та музыка связана с лозунгами вроде «Give peace a chance», и даже нынешние концерты Роджера Уотерса напоминают о прошлых войнах. Понятно, какой сейчас есть ближайший конфликт, который всех касается, и к нему в «Оттепели» было нарочитое обращение.

– Сфотографированное вами на телефон фото для обложки альбома отсылает к «Animals» Pink Floyd. Только в реалиях «НОМа» вместо ТЭЦ Баттерси – промзона Кожевенной линии, а свинью заменяет грызун из вашего фильма «Геополипы».

– «Animals» Pink Floyd для меня, восьмиклассника, в 1977 году было одним из самых лучших и незабываемых впечатлений. Как потом и шоу Уотерса в Ледовом дворце в 2002м. Музыка 60-х и 70-х мне кажется непреходящей, это были годы честные, светлые, как говорили в фильмах об Остине Пауэрсе.

И в песне «Время» использованы цитаты из Pink Floyd: переход к длинному финалу, барабанный выход, слайд-гитара фоном, вокализы Варвары. Не говоря уже о том, что две последние песни в альбоме называются «Время» (как «Time» Pink Floyd) и «Свиньи». А ведь я песню «Pigs» играл еще в девятом классе, на танцах в школьном ансамбле.

– В «Музыке революции» – самая жестокая насмешка и унижение украинских националистов. Но ее совершенно точно не смогут петь и те, кто против них – там есть такие слова, которые они вряд ли захотят повторять. Вы многих задели этим альбомом.

– А мы всегда всех задевали! Несколько лет назад, когда вышли песни «Гимн новой России», «Скотина», «Миротворцы», «Железный Буратино», нам писали: «Чувствуется запашок американских денежек! Ха-ха-ха, заказные, понятно, продались!» Теперь, очевидно, наоборот: судя по комментариям, они чувствуют запах денег Кремля. Так не пора ли уже понять, что это пишут перевертыши, у которых все запахи в головах. Как мне на это реагировать, когда неправда ни то, ни другое?

Когда говорят, что «Оттепель» – политический альбом, а мы – русские националисты, то это брехня! Я против войны, и гражданской войны, и революции. Я не различаю лица политиков разных стран, они для меня все одинаково неприятны. Мне обидно, что некоторые люди, которых я считал умными, на это повелись, поддались «духу» революции. Вот это странно.

Почему наша революция нам подарила Маяковского, а эта рождает только раздор и кровь? И те же политические лица вылезают опять. Я не Лимонов и не участвую в сетевых баталиях, как и все наши музыканты в группе. Но вот наболело. Совершенно мирные, спокойные люди, читающие книги русских писателей, вдруг взбеленились. Это логика гражданской войны, а я не хочу, чтобы у нас здесь, в Питере, было, как в 1917-м.

– В «радиопостановке» «Мох и посланник» звучит песня «Прерии» группы «Перкалаба» из Ивано-Франковска, и понятно, что ваша композиция посвящена конкретным людям.

– «Мох и посланник» – о реальной истории про советника по культуре британского посольства в Киеве. За ним ходили по пятам местные музыканты и по щелчку пальца начинали ему «гарны писни спивать». Понятно, что хочется и в Шенген, и в Лондон, чтобы оставить в прошлом все проблемы. Но зачем под это какую-то идеологическую базу подводить?

Между прочим, «Мох и посланник» как «радиопостановка» – это то, с чего группа «НОМ» начинала 29 лет назад. Нашим первым произведением была литературно-музыкальная композиция «Протез», а позже – музыкальная постановка на стихи Николая Олейникова «Жук-патриот».

В альбоме «Оттепель» эта композиция, как и другие песни группы «НОМ», – метафорическое отражение наших уродств и драматизация идиотизма. Как оно было раньше, так всегда и происходит. «Wij zijn ulen spiegel», то есть «Мы – ваше зеркало». Смотрите, чего на него пенять?

12 апреля в 18.00 в галерее «Свиное рыло» (наб. реки Фонтанки, 5, 11, последний этаж) – празднование Дня космонавтики «55-летие первого полета человека в твердый космос!».