Точки после буквы L

11 апреля 2016, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Основоположник русской хирургической школы, анестезиолог и анатом Николай Иванович Пирогов, любил повторять, что лучшая операция – это та, которой удалось избежать. Некоторые из российских банкиров, невольно перефразируя Пирогова, не стесняются сегодня публично заявлять, что лучший кредит – это невыданный кредит. Правда, если врачевание без скальпеля есть одно из высших проявлений медицинского искусства, то неспособность или нежелание оценивать и брать на себя кредитные риски есть не что иное, как профнепригодность банкира как финансового посредника.

Минуло уже 14 месяцев после кульминации финансового цунами декабря 2014 года, а банковская система России все еще занимается преимущественно собой, подчищая, резервируя портфели и погашая долги Центробанку, а не своими макроэкономическими функциями перераспределения сбережений в кредиты. Если наложить эту хронологию на тайминг развития банковского кризиса семилетней давности, то мы окажемся в январе-феврале 2010 года, в момент начала интенсивного восстановления кредитной активности банков, причем как в розничном, так и в корпоративном сегментах. Ничего подобного сегодня мы, увы, не наблюдаем.

Конечно, было бы несправедливо возлагать всю вину за стагнацию кредитного рынка исключительно на банкиров. При нынешней стоимости кредитных ресурсов и возросших требованиях банков к обеспечению спрос на заемные средства со стороны и компаний, и домохозяйств также очень вял. Похоже, в отличие от 2009 года, когда макроэкономический кризис протекал по типу V (резкий глубокий спад, затем быстрый отскок), мы имеем сегодня дело с противным, затяжным кризисом по типу L: менее глубокий спад или череда сменяющих друг друга спадов и плато с неопределенным таймингом перехода к росту. Ни правительство, ни Центробанк, ни реальный сектор экономики, ни банки не готовы рискнуть первыми и выступить застрельщиками экономического подъема. При этом каждый квартал продолжения вялой стагнации умножает эффекты привыкания к ней – в виде сжатия и примитивизации товарного спроса, расширения теневой и неформальной экономики.

Может, хватит оглядываться друг на друга? Кто-то должен взять ответственность за сборку цепочек экономического роста независимо от цены нефти и курса доллара. Вряд ли это будут банки, но чем черт не шутит? Лучшие из них имеют богатый опыт обнаружения и взращивания эффективных точек роста в хозяйстве.