Скрепы на экспорт

Русский бизнес
Москва, 13.06.2016
Константин Куркин
«Эксперт Северо-Запад» №23-24 (732)
Российские металлурги и рынок продолжают следовать противоречивыми курсами по отношению друг к другу. Казалось, наиболее серьезного спада на металлургическом рынке за последние пять лет, произошедшего в 2015 году, окажется достаточно, чтобы отправить сталелитейщиков в глубокий нокаут, однако этого не произошло. Удержаться на ногах и даже показать прибыль металлургам позволила положительная динамика по экспорту.

Российские металлурги и рынок продолжают следовать противоречивыми курсами по отношению друг к другу. Казалось, наиболее серьезного спада на металлургическом рынке за последние пять лет, произошедшего в 2015 году, окажется достаточно, чтобы отправить сталелитейщиков в глубокий нокаут, однако этого не произошло. Удержаться на ногах и даже показать прибыль металлургам позволила положительная динамика по экспорту.

В метизном сегменте металлургического рынка ситуация обстоит похожим образом – спрос внутри страны сужается, но продажи на экспорт растут. В текущем году наращивать продажи производителям метизов будет сложнее. Европейские страны, остающиеся приоритетным рынком сбыта для метизных компаний, ужесточают контроль над импортом стальной продукции. Тем не менее, генеральный директор ОАО «Северсталь- метиз» Анатолий Фришман, недавно возглавивший компанию, не видит поводов для паники. По его словам, само по себе усиление контроля не так страшно. Гораздо больше руководителя компании беспокоит отставание российской регламентной базы от мировых стандартов, мешающее продуктивной работе на внутреннем и экспортном рынках.

О том, почему обновление нормативной базы важнее программ импортозамещения, какие проекты способны оживить внутренний спрос и в чем преимущества консолидации метизного рынка, Анатолий Фришман рассказал в интервью «Эксперту Северо-Запад».

Анатолий Фришман: «Преодолеть дефицит спроса в отрасли помогут серьезные инфраструктурные и транспортные проекты, которые в состоянии вытянуть всю производственную цепочку» 44-02.jpg ФОТО: АРХИВ «эксперт с-з»
Анатолий Фришман: «Преодолеть дефицит спроса в отрасли помогут серьезные инфраструктурные и транспортные проекты, которые в состоянии вытянуть всю производственную цепочку»
ФОТО: АРХИВ «эксперт с-з»

– На российском рынке наблюдается снижение производства и падение спроса на металлургическую продукцию. В чем вы видите перспективы для развития – работе на экспорт, ставшей более привлекательной после девальвации, или активизации внутреннего рынка?

– Определенное снижение на рынке точно есть, но драматизировать ситуацию я бы не стал. Задача любого бизнеса – оставаться гибким и уметь пользоваться существующими возможностями. Для нас они заключаются как в более активной работе на экспортных рынках, так и в импортозамещении. В нашей линейке есть ряд продуктов, продажи которых растут, притом что спрос на них находится на прежнем уровне. Где-то мы вовремя заместили импорт, где-то предложили рынку принципиально новый продукт. Причем реализацию этих проектов мы начали еще до так называемого кризиса. В качестве примера можно привести горячепрессованный профиль, крепежные изделия, некоторые виды канатов.

– Под силу ли программам импортозамещения «разогреть» внутренний рынок?

– Активного «подогревания» спроса за счет проектов импортозамещения пока не наблюдается. Необходимо понимать, что импортозамещение прежде всего зависит от желания российских производителей двигаться в этом направлении и, главное, от наличия в стране серьезных инфраструктурных, индустриальных и инвестиционных проектов. Если некуда применить эти машины и оборудование, то импортозамещение не заработает, как его ни поддерживай. В этом отношении для нас импортозамещение никак не связано с кризисом. Мы достаточно давно идем в этом направлении, развивая продукты с высокой добавленной стоимостью по всей нашей номенклатуре.

– Пытаетесь ли вы произвести всеобъемлющее импортозамещение ассортимента продукции?

– Нельзя сказать, что в импортозамещении мы действуем методом «ковровых бомбардировок», осваивая всю номенклатуру. Во всем должен быть экономический смысл. Где-то масштаб потребления настолько низок, что не обеспечит отдачу от вложений, где-то существует отставание по ноу-хау и технологиям. Но есть продукты, где видим и рынок, и технологические возможности. К примеру, мы освоили производство нового вида стальных горячепрессованных профилей. Это новый продукт для российского рынка, замещающий зарубежные продукты. Аналогичная ситуация у нас с канатами. Мы серьезно продвинулись в производстве специальных канатов и по многим сегментам рынка занимаем лидирующие позиции, спокойно конкурируя с иностранными производителями. Здесь мы продолжаем серьезную работу в области повышения качества, развития сырьевых цепочек.

– Существуют ли проекты, которые в состоянии стимулировать спрос на метизную продукцию внутри страны, или снижение активности в таких секторах, как строительство и машиностроение, не позволяет этого ожидать?

– Разумеется, мы ощущаем дефицит спроса. Что может помочь отрасли, так это такие серьезные инфраструктурные и транспортные проекты, которые в состоянии вытянуть всю производственную цепочку, такие, как строительство дорог, мостов, гидротехнических сооружений, развитие флота. Государственная поддержка нужна, но не в части создания программ импортозамещения, а с точки зрения внесения изменений в нормативные документы, стандарты, строительные нормы и правила. Не секрет, что по многим позициям мы отстаем от Европы на 15-20 лет, застряв на уровне внесения изменений в правила и регламентирующие документы. Встречаются случаи, когда мы освоили производство новых продуктов, но испытываем проблемы с их продвижением, так как отсутствуют необходимые правила и регламенты. Между тем во всем мире эти продукты используются уже десятки лет. Таких примеров много: фибра, арматурные пряди.

– Может ли экспорт компенсировать падение спроса на метизную продукцию на внутреннем рынке?

– Ответ и да, и нет. Потенциал экспорта большой. Мировой рынок практически безграничен. Но говорить, что курс обвалился и мы резко побежали на экспорт, я бы не стал. Все не так просто. На мировом рынке существует высокая конкуренция, отличающаяся нормативная база, другие требования по сертификации, качеству, логистике.

– Насколько доля экспорта выросла в общей структуре продаж «Северсталь-метиз»?

– Экспорт вырос, в настоящий момент его доля составляет порядка 20%. В предыдущие годы эта доля колебалась от 5 до 15%.

– В мае Еврокомиссия ужесточила контроль за импортом стали, в том числе метизов. Похожие меры лоббируют американские металлурги. Насколько это серьезно отразится на вашей компании?

– Меры со стороны США на нас точно не скажутся в ближайшей перспективе. Если говорить про планы ЕС, то многое будет зависеть от того, каков будет масштаб и формат этих санкций. Сам по себе контроль – вещь не страшная, даже если придется пройти какие-то дополнительные процедуры. В том случае если появятся заградительные пошлины, то тут вопрос в их размере и механизме применения.

– Но Европа все равно остается для вас приоритетным рынком или возможно перенаправление экспорта на другие рынки?

– Логистически для нас Европа традиционно была приоритетным экспортным рынком. Но мы не намерены останавливаться на этом и смотрим на другие рынки. Сказать, что продажи туда пошли, пока не могу, хотя такой вариант тоже рассматривается.

– Сторонник ли вы ужесточения защитных мер для импортеров метизов в Россию? Поможет ли это собственным производителям?

– Я не сторонник санкций, но при этом поддерживаю участие государства в контроле недобросовестных поставщиков из Азии и других стран. Прежде всего, необходим контроль продукции на соответствие российским требованиям и стандартам. Кроме того, необходимо пресекать откровенный демпинг. Азиатские производители часто появляются на нашем рынке с очень низкой ценой, и тут, конечно, нужны меры. В Европе и других странах это делается достаточно быстро. И это не столько поддержка отечественного производителя, сколько поддержка добросовестной конкуренции.

– Должность генерального директора «Северсталь-метиз» вы заняли совсем недавно. Какие изменения в стратегию развития компании считаете необходимым внести?

– Изменения стратегии в связи с приходом нового гендиректора не будет. Я работаю в этой компании всю сознательную жизнь и участвовал в создании существующей стратегии. Она направлена на развитие продуктов с высокой добавленной стоимостью, продукции другого уровня качества. Это то, что позволяет нам дифференцироваться от конкурентов. Плюс наша стратегия направлена на развитие долгосрочных отношений с клиентом, развитие сервиса, клиентоориентированности.

– Изменение конъюнктуры тоже не подталкивает к коррективам стратегии?

– Менять стратегию три раза в месяц мы точно не будем. Наша стратегия достаточно гибкая. Принципы, лежащие в ее основе, как раз и позволяют нам быстро и правильно реагировать на изменения конъюнктуры.

– А на инвестиционной программе кризис оставил след?

– На мой взгляд, кризис – наиболее удачное время для инвестирования. Мы продолжаем инвестировать в том объеме, который был запланирован до кризиса, вкладывать в специальные продукты с добавленной стоимостью, импортозамещение, повышение качества и эффективности производства продукции.

– Российский рынок метизной продукции характеризуется высокой степенью консолидации. Не ограничивает ли это его развитие? К примеру, в западных странах отрасль развивается по пути создания малых и средних предприятий с большей специализацией.

– Российская модель стала сложнее, чем была 10-15 лет назад. По ряду направлений эффект масштаба позволяет быть более эффективным. Прежде всего это касается простых массовых продуктов. Хотя по многим продуктам такая модель не работает. Здесь более эффективны нишевые бизнесы, сфокусированные на определенном рынке, формате потребления продукта и обладающие большей гибкостью. Мы пытаемся сочетать оба формата. С одной стороны, у нас консолидированы большие масштабы производства и комплексное управление, с другой – для усиления фокуса в периметре компании выделены отдельные блоки. Так мы поступили, например, с канатным и сеточным бизнесом. Тем самым мы используем плюсы и того, и другого подхода.

– Получается, что и минусы двух подходов вы автоматически перенимаете?

– Минусы определенные тоже есть. Тот же эффект масштаба, выражающийся в унаследованной тяжелой инфраструктуре, больших издержках.

– Позволила ли сложная экономическая ситуация на Украине дополнительно заработать на вытеснении с рынка украинской метизной продукции?

– Изменение ситуации на Украине повлияло на нас разносторонне. На российском рынке стало меньше украинских производителей, но в то же время украинский рынок для нас практически закрылся. Изменилась ситуация с транспортной логистикой, потому что через Украину машины сейчас практически не ездят. Соответственно, на европейском рынке мы стали менее конкурентоспособны.

– Может ли в таком случае ваш производственный актив в Италии стать плацдармом для освоения европейского рынка?

– Компания Redaelli никогда не рассматривалась нами как плацдарм для выхода на европейский рынок. Это довольно узкоспециализированный актив, который занимается развитием специальных канатов. Предприятие не только и не столько работает на Европу, сколько на весь мировой рынок. У него сформирован комплексный портфель сегментов потребления (офшорная добыча, инфраструктурные проекты), и на европейский рынок приходится менее половины поставок.

– У вашей компании был опыт создания СП с Arcelor Mittal. Представляет ли интерес на нынешнем этапе развития создание совместных производств с зарубежными игроками или приобретение производств за рубежом?

– В ближайших планах этого нет. Пока нет потребности в таком партнерстве. Когда возникнет рыночная и технологическая необходимость, мы будем готовы рассмотреть такую возможность.

– Какие у вас ожидания от текущего года? Рассчитываете ли вы на сохранение объемов производства и доли рынка?

– Текущий год характеризуется нестабильностью. Достаточно серьезные колебания происходят по объемам, уровню цен. Но мы позитивно смотрим на перспективы развития и с точки зрения потребления, и с точки зрения своей доли. У нас точно нет задачи отгрузить какое-то количество тонн. Сейчас главная цель – быть очень гибкими и эффективными, потому что закостенелость и большие затраты в условиях нестабильности и колебаний могут убить компанию.

Череповец

ОАО «Северсталь-метиз» – группа компаний, объединяющая метизные активы компании «Северсталь». Производственные площадки компании расположены в России, Италии и на Украине. Предприятие производит низкоуглеродистую проволоку, стальную фибру, гвозди, стальные канаты, крепеж, сетки и сетчатые конструкции. Выручка группы в 2015 году составила 505 млн долларов.

 

У партнеров

    Реклама