Искусство – в массы

Русский бизнес
Москва, 25.02.2019
«Эксперт Северо-Запад» №2 (767)
Одними из самых заметных социально-значимых проектов представителей крупного бизнеса за последние десять лет стали частные музеи, созданные на основе личных коллекций предметов искусства

ФОТО: РОМАН ПИМЕНОВ / ИНТЕРПРЕСС

Сначала года активизировалась дискуссия о том, что в России необходимо открывать новые музейные и культурные пространства. При этом ключевым трендом предлагается сделать развитие частных музеев, благо опыт по созданию таких музеев за последние годы уже появился. Начиная с 2000-х годов, многие крупные коллекционеры современного и старого искусства заявляли о своих намерениях создать частные музеи. За это время, несмотря на непростой экономический и политический контекст, многие проекты обрели зримые контуры. Сейчас только в Москве и Санкт-Петербурге работает более десяти крупных частных музеев искусства. Отличительная особенность таких музеев в том, что и сейчас они чаще всего рождаются на базе собственной коллекции мецената. Поэтому их основателями, как правило, становятся представители мира крупного бизнеса. «Коллекционирование – очень захватывающее увлечение. Обычно на создание коллекции потрачено много сил и денег. Когда собрания небольшие, они путешествуют по выставкам, в том числе по международным, экспонируются. Но пополняясь, коллекция переходит в хранилище. Так и возникают идеи создания частных музеев», – рассказывает коллекционер, арт-эксперт, вице-президент НООО «Инвестиционная Россия» Инна Прохорова.

По информации Инны Прохоровой, собрание коллекционера Игоря Маркина стало основой музея современного искусства ART4 Museum. Наталия Опалева основала первый частный музей одного художника – Анатолия Зверева. Борис Минц открыл Музей русского импрессионизма, посвященный русскому искусству конца XIX – начала XX века. Основу экспозиции составили картины из его собственного собрания. Музей русской иконы – первый в Москве и второй в России частный музей русской иконы. Он создан по инициативе предпринимателя и мецената Михаила Абрамова и стал первым русским частным собранием, принятым в Международный совет музеев при ЮНЕСКО. Известный частный музей Санкт-Петербурга – Музей Фаберже – основал культурно-исторический фонд «Связь времен», созданный в 2004 году известным российским предпринимателем Виктором Вексельбергом. Ведущий музей современного искусства в России и первая в стране филантропическая организация, направленная на развитие современного искусства и культуры, – это музей современного искусства «Гараж», основанный Дашей Жуковой и Романом Абрамовичем. Он проводит не только выставки, мероприятия, семинары и мастер-классы, но и ведет научную деятельность. Его основой также является коллекция искусства с 1950-х годов до наших дней. ART4 Museum был открыт в Москве в 2007 году. «На тот момент, когда я решил создать его, ни одного частного музея еще не было. То ли это было никому не нужно, то ли никто еще не догадался. Я сделал ставку на второе. Коллекция у меня была уже большая, потому как коллекционер я страстный. И для того чтобы продолжать коллекционирование, собрание нужно было развивать. Стало неинтересно просто приобретать хорошую работу и отправлять на склад, где ее никто не увидит, – вспоминает основатель музея Игорь Маркин. – Почему музей посвящен именно современному искусству? Дело в том, что начинал я коллекционирование как раз с работ старых мастеров. Но там большая проблема с подделками, к тому же для меня это оказалось довольно скучно. А в современном искусстве все куда веселее». Московский Музей Ар Деко создавался с целью познакомить русскую публику со стилем 1920-1930-х годов и популяризировать декоративное искусство. Музей основан на личной коллекции предпринимателя Мкртича Окрояна, которую он начал собирать в 90-е годы и которая постепенно разрасталась. Так, количество скульптур Дмитрия Чипаруса – одного из главных представителей стиля ар-деко в коллекции – вскоре стало самым большим в мире. А в начале 2000-х она пополнилась предметами интерьера Жака-Эмиля Рульманна, Мориса Дюфрена и Поля Фолло. «Интерес Мкртича Окрояна к эпохе ардеко был вызван тем влиянием, которое оказало на стиль русское искусство. В начале XX века «Русские сезоны» Сергея Дягилева покорили Европу, в равной степени заинтересовав художников – представителей нового декоративного искусства – и широкую публику. До сих пор знаковой скульптурой в коллекции остается «Русский балет» Чипаруса, ведь именно с нее обозначилось направление для дальнейшего развития коллекции», – говорит научный сотрудник Музея Ар Деко Анастасия Добрыднева. В основе собрания Института русского реалистического искусства (ИРРИ) – коллекция предпринимателя Алексея Ананьева – русская реалистическая живопись преимущественно XX века, художники, продолжающие традиции передвижников, наследники национальной школы. Основа коллекции петербургского Музея Эрарта, созданного Мариной Варвариной, вдовой предпринимателя Дмитрия Варварина, – работы петербургских художников. В целом же коллекция начитывает около 3 тыс. работ современных российских авторов. Стоит отметить, что в музее есть место не только живописи, но и графике, скульптуре, инсталляции, видео-арту. Каждые три месяца здесь открывается до 12 новых выставок.

Государственный  vs частный Методы работы государственных и частных музеев созвучны, у них действительно много общего. Например, даже болезненный вопрос хранения и реставрации экспонатов здесь также зачастую решается самым профессиональным образом. Так, в залах Музея Ар Деко представлена примерно одна треть коллекции, основная часть экспонатов располагается в хранилищах, где поддерживается в надлежащем состоянии. «Поскольку мастера, работающие в стилистике ар-деко, использовали слоновую кость, золото, оникс, бронзу, реставрации необходимо уделять много внимания. Музей на постоянной основе сотрудничает с художниками-реставраторами, которые следят за состоянием экспонатов», – говорит Анастасия Добрыднева. «У ART4 Museum также есть свое хранилище. А поскольку в коллекции в основном живопись и рисунки, мы, как правило, прибегаем к помощи одного и того же специалиста по реставрации», – отмечает Игорь Маркин. Но при этом в финансировании государственных и частных музеев есть значительные отличия. «Государственные финансируются из бюджета и стабильно работают вне зависимости от рыночной ситуации. Частные же, как правило, финансируются из собственных средств, поэтому им приходится рассчитывать только на свои силы и чутко реагировать на изменения рынка. Это риск и большая ответственность, но также мощный стимул профессионально и творчески подходить к решению задач. Кроме того, финансовая независимость позволяет более гибко и быстро принимать решения и намного шире подходить к выбору технических и даже человеческих ресурсов для реализации проектов», – отмечает Анна Козаченко, куратор парка-музея «Страна хоккея», который должен открыться в следующем году. Рассуждая о частном музее как экономическом проекте, можно с уверенностью говорить, что это практически чистая благотворительность. «В Америке есть частные музеи, которые приносят прибыль. Но в России, насколько мне известно, ни один из них не выходит даже на уровень самоокупаемости. Ни билетная программа, ни мерчандайзинг, ни продажа книг по своей экономике не могут дать доход такого уровня», – считает вице-президент Международного совета музеев (ИКОМ) в России, заместитель директора по связям с общественностью Музея русской иконы Сергей Богатырев. Эксперты отмечают, что успешным считается музей, покрывающий продажей билетов, экскурсий и сувениров 35% своих затрат. Некоторые частные музеи и вовсе существуют только на средства основателя и вообще не ведут коммерческой деятельности. «Музей русской иконы – благотворительная организация. Все наши мероприятия – экскурсии, лекции, концертные программы – бесплатны для посетителей. Бремя содержания музея взял на себя его владелец, меценат Михаил Абрамов. Кроме этого, в декабре мы приняли участие во всероссийской акции «Музей для всех!», в рамках которой провели ряд специальных мероприятий для посетителей с инвалидностью», – говорит Сергей Богатырев. В последнее время стала также заметна тенденция финансирования частных музеев сторонними источниками, например, целевыми инвесторами, фондами или попечительскими советами, с помощью грантов. О своей «авторской» модели рассказывает основатель ART4 Museum Игорь Маркин: «Поскольку музей в его классическом понимании всегда убыточный проект, то после перезапуска в 2015 году мы пришли к новой модели, которая отражена в нашем слогане: «Музей, торгующий искусством». Мы продолжаем развивать коллекцию, постоянно приобретаем новые работы, но при этом устраиваем выставки молодых художников и работаем в галерейном формате. Это позволяет окупать затраты на всю музейную деятельность: архив, большую коллекцию, штат – одним словом все составляющие небольшого музея».

И здесь – цифровизация Перспективы развития частных музеев в основном связаны с привлечением посетителей и созданием мощной альтернативы государственным музеям. «Первая тенденция, которую можно отметить, – налаживание активной и постоянной коммуникации со зрителем. Средства общения могут быть разными: это и удобные сайты, где можно не только ознакомиться с музеем и экспонатом, но и спланировать посещение, купить билет, записаться на мероприятие, оставить отзыв. Использование социальных сетей в музейном пространстве – это удобная и доступная для живого восприятия информация о коллекциях, активное неформальное общение с гидами», – говорит Анна Козаченко. Анна Козаченко призывает не забывать и о развитии дополнительных сервисов, которые позволяют музеям стать мультифункциональным досуговым центром и привлекать посетителей не только для осмотра экспонатов: «Любой современный музей стремится создать комфортную среду, стать тем самым «третьим местом» – местом постоянного проведения досуга, куда люди должны приходить между работой и домом, тем самым составляя конкуренцию кинотеатрам и торговым центрам». Еще одной тенденцией Инна Прохорова считает сотрудничество на международном уровне, проведение выставок мирового уровня, которые привлекают посетителей. «Это серьезный вызов для традиционных государственных музеев. Например, в частном Музее Фаберже проходила самая масштабная ретроспектива Фриды Кало в России, выставка Сальвадора Дали и другие мероприятия», – отмечает она. Наконец, частным музеям свойственно постоянное развитие и поиск собственного нетипичного пути. «Это как раз то, о чем я говорил, – отмечает Игорь Маркин. – Например, наш музей использует нетипичную бизнес-модель, поскольку ведет и галерейную деятельность. Просто я в какой-то момент понял, что в статичном формате содержать музей с постоянной экспозицией мне неинтересно. Ему необходимо было осмысленное развитие. Это не связано с тем, что мне не хотелось вкладывать деньги именно в музейное дело, просто психологически меня стало напрягать отсутствие логики развития». Эксперты также отмечают проблемы и вопросы, с которыми приходится сталкиваться и которые в ближайшем будущем частным музеям придется решать. В частности речь о том, что для законодательства и фискальных служб они (музеи) – коммерческие предприятия со всеми вытекающими последствиями. В такой ситуации при отсутствии льгот и поощрения бизнеса, который фактически частным образом помогает культуре, частным музеям невероятно трудно окупать себя и развиваться. «Не все могут себе позволить открытие музеев, и, мне кажется, что было бы правильно, если бы государство было лояльнее к коллекционерам средней руки. Тогда увлеченные люди, которые собрали достаточно интересную коллекцию, получили бы возможность выставлять экспонаты на льготных условиях», – соглашается Сергей Богатырев.

У партнеров

    Реклама