Оценить свои силы

Специальный доклад
Москва, 19.10.2020
«Эксперт Северо-Запад» №3 (776)
Без стабильной работы на внутреннем рынке не стоит задумываться о внешнем. Только если продукт знают и любят на внутреннем рынке, можно выходить на экспорт

Экспорт в новых реалиях — еще одна ключевая тема, которой была посвящена дискуссия на BRIEF’20. Государство уже несколько лет активно поддерживает участников внешнеэкономической деятельности, предлагая им различные преференции и льготы. Поддерживают экспортеров и на региональном уровне, при этом опыт Ленинградской области многие бизнесмены считают одним из наиболее успешных.

С комплексным решением

Центр поддержки экспорта Ленинградской области работает по двум направлениям в реализации национальных проектов: международная кооперация в экспорте и акселерация субъектов малого и среднего бизнеса. «Наша задача — выводить компании региона на экспорт, помогать новичкам-экспортерам, расширять географию действующих партнеров. Наши услуги — консультация по внешнеэкономической деятельности, организация стендов в рамках выставок и международных миссий, помощь в получении международной сертификации и так далее — бесплатны для предпринимателей», — говорит руководитель Центра поддержки экспорта ЛО Ольга Скороходова.

«Центр был организован в мае 2019 года, с июля мы уже начали плотно работать с компаниями. Все шло хорошо, но 2020 год перечеркнул наши планы, пришлось переориентироваться и действовать в новых реалиях, — уточняет Ольга Скороходова. — Международная выставочная деятельность оказалась приостановлена. Центр сконцентрировался на услугах онлайн: поиск партнеров, перевод маркетинговых материа­лов, вывод компании на международные площадки. И уже сейчас мы выводим компании на такие площадки, как Amazon, Alibaba и eBay. Еще одна наша услуга — аудит для прохождения международной сертификации (в основном востребована компаниями лесопромышленного комплекса). Мы организовали массу онлайн-встреч и семинаров в разных странах, с разными агентами, проводили экспертизы контрактов. Надеемся, что вторая волна кризиса закончится максимально быстро. И нам всем можно будет вернуться к обычной деятельности».

Экспортеру при выходе в другие страны, в том числе в немецкоязычные, нужно понимать не общий рынок, не миллиардные показатели, а свою конкретную нишу, какие в ней существуют процессы, каковы законы продаж. Где-то нет онлайн-торговли, как, например, в промышленных товарах. С другой стороны, в отдельных нишах без онлайн-торговли не обойтись. «Не могу сказать, что работа стала сложнее, у нас получается успешно налаживать связь с импортерами. Но изменилась архитектура взаимоотношений. В российских партнерах европейцы видят свой шанс на международное сотрудничество. Отсюда у нас много позитивных кейсов — конверсия контрактов составляет более 10%», — объясняет генеральный директор консалтингового агентства Bridge-One-Seven Вероника Любке.

Изменить фокус

«Существует такой феномен — средства субсидиарной поддержки от Министерства промышленности и торговли России и Министерства сельского хозяйства страны ежегодно не выбираются партнерами. В бюджете остаются миллиарды! Значит, с финансированием что-то не так», — полагает партнер, руководитель Отдела налогового и юридического консультирования Северо-Западного регионального центра КПМГ в России и СНГ Алиса Мелконян. Позиции агропромышленного комплекса в Ленинградской области традиционно крепки, поэтому в качестве примера Алиса Мелконян предлагает рассмотреть ситуацию в сельском хозяйстве. «Проблема в том, что у сельскохозяйственной продукции очень низкий экспортный потенциал. И субсидии Минсельхоза на участие в выставках проблему спроса не решают. Нужно повышать маржинальность такого бизнеса. Как с этим работать? Вероятно, по каждому виду продукции надо искать точечные провалы: где теряется конкурентоспособность. Сухое молоко вполне востребовано на экспортных рынках, но нужны хорошие сушилки, а на наших предприятиях оборудование технологически отстало. Значит, надо финансировать именно направление модернизации оборудования. Целевые показатели, вообще, тема сложная. Нет ясности, а за показатели надо отчитываться, поэтому компании предпочитают не пользоваться субсидиями. Или вот есть еще одно направление поддержки — маркетинг, выставки, продвижение. Но экспортеры говорят, что эффект от выставок, сайтов и брошюр не позволяет доходить до покупателя. Нужны иные меры: таргетинг, опросы, реклама. Меры поддержки должны быть направлены именно на них. Нужно менять фокус, как мне кажется», — считает она.

С этим мнением готова дискутировать директор по развитию Тосненского комбикормового завода Екатерина Сурушкина: спрос на продукцию российского агропрома, по ее мнению, за рубежом большой. «Но есть проблема с цено­образованием. Например, мы до сих пор не понимаем, почему комбикорм из российского зерна, произведенный турецкой компанией, дешевле, чем комбикорм из российского зерна, произведенный российской компанией. Спорный вопрос ценообразования еще больше притормозил кризис 2020 года. Несмотря на то что мы лидеры в экспорте зерна, наши цены на внутреннем рынке сильно зависят от колебаний валют», — объясняет она. Потенциал у АПК с точки зрения переработки сырья очень большой. Качество продукции не уступает европейскому. Экспорт растет стабильно, даже при таких сильных конкурентах, как Германия и Голландия. «У нас в области хорошо работают центры поддержки экспорта и промышленности. Если ты обращаешься с четкой задачей, то получаешь профессиональную помощь. Прежде чем выходить на международный рынок, экспортеру надо понимать, что он предложит на том рынке. Почему ему там будут доверять. Например, мы кормим животных, а это чувствительный показатель. Покупателю сложно перейти на нового поставщика, тем более из другого региона. Чтобы нам поверили, нужно проделать большую работу. Справиться с ней помогут совместные усилия», — полагает Екатерина Сурушкина.

Корпорация «Термекс» пришла в Россию сразу с экспортными планами. «Завод строился с тем пониманием, что экспорт — наша неизбежность. Рынок стагнирует уже несколько лет подряд, в кризисах мы всегда испытываем снижение спроса. Поэтому экспорт — у нас в базе. Мы перешли от продуктового экспорта к экспорту технологической цепочки. У „Термекса“ 14 предприятий по всему миру, и мы подходим под тренд переноса производств к конечному потребителю. Нас к этому вынуждает рынок», — объясняет директор по коммуникациям «Термекса» Алексей Лысенко.

Экспортный потенциал региона высок в том числе благодаря тому, что промышленность занимает ключевую позицию в структуре ВРП 20-01.jpg
Экспортный потенциал региона высок в том числе благодаря тому, что промышленность занимает ключевую позицию в структуре ВРП

Есть и плюсы

«Главная проблема кризиса-2020 — пропавшие 5 трлн рублей потребительского спроса. Добавьте к ним еще пять из потерь от дополнительной инфляции. Рост потребительского спроса еще больше сожмется. Внутренняя валюта дешевеет, и это тоже усугубит ситуацию. У нас в компании пятая часть продукта идет на экспорт, но это возможно только в условиях, когда рос внутренний спрос. А сейчас продолжается спекулятивное давление на курс рубля и дальнейшее сжимание спроса. При этом у России огромный торговый профицит. Значит, главная задача правительства — остановить девальвацию и восстановить технологическое развитие», — уверен директор интегрированной цепочки поставок региона Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки «ЯКОБС ДАУ ЭГБЕРТС РУС» Михаил Сахнов. По его мнению, Ленинградская область повела себя гораздо эффективнее других регионов при введении ограничительных мер: «Региональное правительство помогло расширить меры поддержки в части транспортных субсидий. Это колоссальное достижение и помощь. Но я вижу спасение в оживлении внутреннего спроса. Нужно продолжать делать внутренние социальные выплаты, которые также опосредованно влияют на рост экспорта».

Ситуация с ковидом дала положительный толчок в плане юридического контроля экспорта. Уже много лет Россия осуществляет тотальный валютный контроль. Но в мае правительство опубликовало первый план по переходу от тотального к рискориентированному контролю только по сомнительным операциям. «Считаю это прорывом. Однако геополитика и давление на курс рубля поставили новый законопроект на паузу. Надеемся, что данный законопроект возобновит развитие — в нем раскроется наш экспортный потенциал», — объясняет партнер, соруководитель российской налоговой практики DLA Piper Руслан Васютин. И отмечает еще один благоприятный факт: перечень разрешенных зачетов международных экспортных услуг расширился. Компании могут сбалансировать свои операции с международными контрагентами и восполнить недостаток зависших оборотных средств.

«Логистика внутри страны съедает массу денег. Нужно строить перерабатывающие предприятия в составе кластера, вокруг производителя. Входя на экспортный рынок, надо быть гибкими. Менять упаковку, логотипы, рецептуру. У нас несырьевому экспорту 6 лет. За границей рынок существует дольше, там другие меры поддержки. Например, держателям банановых плантаций правительства еще доплачивают. В российских регионах я сталкиваюсь с тем, что никто не знает, как и что делать. Что делать с оборудованием? Как пройти длительный процесс импортозамещения? Мое предложение: дать возможность как можно больше оборудования завозить по низкой ставке», — констатирует генеральный директор компании Delasia Сергей Алмазов.

«Идеи, с которыми мы готовы выйти в качестве инициатив, — переход к точечному финансированию (новое оборудование, субсидии на меры продвижения, логистические услуги), сбалансированное финансирование экспортных компаний. Важно также продолжить стимулирование потребительского спроса и сформировать институт зачетов. Можно также обратить внимание на снижение протекционистских мер по конкретным товарным позициям», — резюмирует исполнительный директор Американской торговой палаты в Петербурге Мария Чернобровкина.

 

Санкт-Петербург

Экспортный потенциал региона высок в том числе благодаря тому, что промышленность занимает ключевую позицию в структуре ВРП

Новости партнеров

Реклама