Получить мощные пространства

Специальный доклад
Москва, 19.10.2020
«Эксперт Северо-Запад» №3 (776)
Екатерина Манжула: Я против тенденций и универсальных решений

ФОТО: АРХИВ «ЭКСПЕРТ С-З»

Ленинградская область продемонстрировала впечатляющую динамику в рейтинге регионов с самой комфортной городской средой, который составляет Министерство строи­тельства и ЖКХ России: за год регион переместился с 18-го места на 4-е. Директор Центра компетенций по развитию городской среды и умному городу Ленобласти Екатерина Манжула объяснила «Эксперту Северо-Запад» причины столь положительного результата и рассказала про тенденции в развитии малых городов.

— Насколько знаю, резкое улучшение позиций в рейтинге стало во многом неожиданным, в mоп-5 наиболее комфортных территорий область предполагала попасть года через два-три, постепенно выстраивая соответствующую инфраструктуру взаимодействия органов власти, бизнеса, профессионального сообщества и жителей малых городов…

— Действительно, получив результаты рейтинга, ненадолго, но удивились: все же перемещение оказалось стремительным, да и результаты деятельности в этой области других регионов не давали расслабиться. Но потом проанализировали ситуацию и поняли, что это не случайность, а результат серьезной коллективной работы. В области действительно уже практически выстроена организационная структура, необходимая для качественной реализации проектов по созданию комфортных городских пространств и развитию городов. Это и работа областного комитета по ЖКХ, сотрудников, которые отвечают за организационную, нормативно-правовую базу, взаимодействие с Минстроем, синхронизацию деятельности с другими комитетами и т. д. Это и  профессиональное сообщество, и взаимопонимание с большинством муниципалитетов, наша деятельность и вовлеченность в проекты жителей малых городов. Последний показатель очень важен в методологии рейтинга, мы рады, что смогли показать по нему хорошие результаты. Чтобы выйти в лидеры, нужна коллективная работа, а не только Центра компетенций, не только администрации, архитекторов или профильных комитетов.  Результат, конечно, отличный, но мы стремимся к большему. Быть лидерами не только в рейтинге, но и в реальности.

— Какие еще механизмы применяет Минстрой, чтобы подстегнуть регионы и помочь им развивать комфортную городскую среду в них? Я знаю, что Минстрой ставит перед городами цели не просто создавать благоустроенные общественные территории с фонтанами и красивыми скамьями, но пространства, которые способствуют решению социально-экономических задач…

— Если рейтинг — это показатель скорее слаженности работы различных субъектов и эффективности их работы, то, например, Всероссийский конкурс лучших проектов благоустройства в малых городах и исторических поселениях Минстроя — это возможность получить значительные средства на создание общественных пространств, способных перезапустить малые города. По программе «Формирование комфортной городской среды» такой объем средств на один объект нет возможности выделить. В отличие от дизайн-проектов, которые города готовят на участие в отборе по программе ФКГС,  проекты в этом конкурсе более масштабные, в их основе глубокие предпроектные исследования  как запросов жителей и гостей города, так и особенностей территории, да и самого города: пространственных, экономических, культурных, социальных. Помимо архитектурной концепции серьезно прорабатывается экономика проекта, форматы участия бизнеса, социокультурное программирование территории после реализации проекта. Проект формируется так, чтобы максимально удовлетворять запросы пользователей территории, достигать необходимых социальных и экономических эффектов.

Соответственно, когда мы делаем, а затем реализуем такие комплексные проекты, получаем мощные пространства, которые становятся точками роста в городе, решают часть его проблем. То есть мы получаем не просто благо­устройство — дорожки и скамейки, а то пространство, которое имеет экономически устойчивую модель, может само развиваться, создавать дополнительные рабочие места, формировать сообщества, самоокупаться, которое привлекательно как для жителей, так и для бизнеса.

— Есть ли объекты для создания комфортных общественных пространств, которые пока малопопулярны в тех же малых городах, но могут действительно как-то выстрелить, просто на них стоит обратить внимание?   

— Выскажу свое мнение, не знаю, согласится со мной профессиональное сообщество или нет. Я против тенденций и универсальных решений. Каждый год в дизайн-проектах наблюдается мода на те или иные объекты. Очень часто даже в отсутствие запроса на них у жителей, с большим вопросом на целесообразность их создания. Был период, когда в большинстве дизайн-проектов были фонтаны, до этого популярностью пользовались спортивные площадки, другой тренд — скейт-парки и т. д.

Надо ориентироваться не на тенденции, а на потребности жителей и особенности самого города. Если создание этого фонтана актуально, он хорошо вписывается в застройку, климатические условия будут позволять жителям им пользоваться большую часть года и поддерживать жизнь на территории, тогда почему бы и не сделать фонтан? Не надо гнаться за тем, что модно и делают все, лучше посмотреть, чем живет город, чего хотят жители, чего не хватает, что необходимо сообществам, пользующимся проектируемой территорией, и делать там востребованные проекты, а не благоустройство ради благоустройства. 

— Вовлечение жителей — одна из основных историй. Но насколько жителям вообще интересно заниматься городскими проектами? Не говорили ли они: «Зачем нам это общественное пространство, нам и так хорошо, лучше сделайте нам дороги», а город живет плохо…

— Жители — они везде разные. Активные — пассивные, одни готовы на диалог и совместную работу, другие находятся в постоянном состоянии «обороны».  Насколько они вовлечены в городские проекты или хотят быть вовлечены, тоже разнится от города к городу. В некоторых городах жители настолько не верят в какие-то изменения, что даже когда к ним приходишь и говоришь: «Вот есть программа/конкурс, в ней можно поучаствовать, получить финансирование и через год-полтора  гулять по новому общественному пространству, но для этого нужна ваша  включенность в проект, ваше время, ваши идеи, ваша помощь», то не слышишь положительного ответа. Нажать на кнопку опроса готовы, а прийти или подключиться к сессии онлайн, поработать вместе, договориться, включиться со своим проектом — не готовы. В основном просьбы максимально простые: «Сделайте нам просто дорожку, поставьте скамейки, урны и свет, оставьте/уберите деревья». У них есть потребности, но они не всегда могут сформулировать запрос или дать предложение. 

В других городах, наоборот, очень активное население, которое бывает двух типов — либо они просто активные, сами по себе, постоянно в контакте между собой и с администрацией, и это происходит за счет того, что чиновники открыты. Второй вариант — когда они очень активны, когда админи­стра­ции максимально закрыты, а люди видят те изменения, которые сейчас происходят в мире, в других регионах России… Они видят опыт Татарстана, Нижнего Новгорода, Удмуртии, более продвинутые изучают опыт Берлина, Бразилии, Португалии и т. д.: как там идут преобразования в городской среде с участием жителей, какие пространства появляются. Начинают сравнивать, хотеть большего, чем видят у себя в городе, и, скажем так, проявлять максимальную активность, «тревожить» администрации, чтобы их услышали, с ними начали конструктивно взаимодействовать.

Мы сейчас будем запускать программу по обучению муниципалов новым форматам вовлечения жителей: соучаствующему проектированию, инициативному бюджетированию и т. д. Наша задача — обучить муниципалитеты не просто  работать с жителями, а вовлекать их в совместную деятельность. Многие не умеют, боятся, не понимают взаимовыгоду такого сотрудничества: «Как мы это будем делать? А если что-то пойдет не так?» В маленьких поселениях часто слышим: «Зачем нам их вовлекать, мы все друг друга знаем и знаем все запросы». Для последних вовлечение — возможность придумать совместно что-то новое. 

Вовлечение всегда помогает сделать более качественный объект и согласовать все спорные моменты на ранних стадиях, тем самым избегая конфликтных ситуаций в будущем. Есть разница по общественным пространствам, которые созданы только архитекторами и представителями власти, и пространствами, которые созданы архитекторами, администрацией вместе с жителями. Потому что «специалисты плюс жители» — это всегда более успешный вариант, чем просто специалисты. Понимание этого есть и на государственном уровне. Минстрой пару лет назад выпустил рекомендации по вовлечению жителей, а затем совместно с Агентством стратегических инициатив разработал «Стандарт вовлечения». Центр компетенций также внес вклад в его разработку.

Наша задача — сделать так, чтобы мы весь процесс совместной работы активно развивали до принятия стандарта, чтобы быть всегда в топе как по уровню тех результатов, которые мы получаем в городах, так и в рейтингах. У нас есть небольшое отставание, потому что Центр компетенций Ленобласти появил­ся не в первую волну, а позже, и мы, соответственно, немного отстаем от центров компетенций в других регионах, появившихся первыми, по объему пространств, созданных с участием жителей, комплексных проектов развития городов. Мы, конечно, наверстаем, но на это требуется время и желание администраций, жителей и профессионального сообщества работать с нами в одном направлении. Наша задача — не просто показывать цифры в рейтингах, а действительно «раскачивать» города. Но в одиночку такую задачу никому не решить.

 

Санкт-Петербург

Новости партнеров

Реклама