Инфраструктура качества

Антон Шалаев: «Важнейший принцип стандартов в национальной системе стандартизации — добровольность их применения»

ПРЕСС-СЛУЖБА РОССТАНДАРТА
МИХАИЛ ШИРОЧКИН

Переход от советской системы стандартизации к национальной российской произошел относительно недавно: в первые годы после распада СССР все службы использовали прежние госстандарты. Руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) Антон Шалаев рассказал «Эксперту Северо-Запад» о новой роли Росстандарта и о том, в чем заключается современная философия стандартизации.

— В первую очередь должен сказать, что Госстандарт, а ныне Росстандарт, далеко не только стандартизация. Да, это и стандарты, но есть, к примеру, такая важнейшая функция, как обеспечение единства измерений, метрология. Почему нужно ведомство? 71-я статья Конституции говорит, что у государства должны быть своя метрологическая служба, стандарты, эталоны — по сути дела, это тоже одни из составляющих суверенитета государства. Росстандарт обеспечивает реализацию данной функции, поддерживая и развивая стандартизацию, эталонную базу, метрологическую службу.

Переход от государственной к национальной стандартизации случился не за один этап. Государственная стандартизация фактически исчезла вместе с уходом плановой экономики, потому что изначально госстандарты использовались исключительно для целей регулирования. Образовался определенный вакуум. В начале 2000-х годов в России система стандартизации нормативно нигде не была определена. Существовали «отголоски» в законе о техническом регулировании, который появился только в 2002 году, но это были лишь отдельные упоминания. По факту же говорить о появлении именно «национальной стандартизации» стало возможным лишь с вступлением в силу самостоятельного закона о стандартизации (162-ФЗ) в 2016 году.

Почему мы говорим именно о «национальной» стандартизации? Здесь необходимо начать с одной из самых важных особенностей: национальные стандарты Росстандарт как ведомство не разрабатывает. Он создает платформу, определенную инфраструктуру, где эти стандарты могут быть разработаны экспертным сообществом. Уникальность стандарта заключается в том, что по своей сути это нормативно-технический документ, принятый как национальный на уровне государства, но разработанный всеми заинтересованными сторонами. А заинтересованные стороны в свою очередь: производители, потребители, научные организации, учебные заведения, регуляторы, профессиональные отраслевые объединения — все они могут принимать непосредственное участие в разработке стандартов. Росстандарт в итоге проверяет правильность выполнения процедур разработки, достижение консенсуса, организует проведение экспертизы и утверждает документ в качестве нормативно-технического, то есть национального стандарта, ГОСТа. Каждый национальный стандарт — наше с вами общее достояние.

Важнейший принцип стандартов в национальной системе стандартизации — добровольность их применения. Это не документ, утвержденный государственным органом, посредством которого всегда навязываются какие-то требования. Сейчас фонд стандартов колоссальный, более 36 тысяч документов, и среди вновь принятых мы можем найти те, которые к вопросам безопасности вообще не имеют никакого отношения. К примеру, в 2021 году приняли стандарт на цифровые двойники изделий. У нас активно развиваются цифровые производства, внедряются цифровые технологии, создаются всевозможные цифровые системы работы с конструкторскими документами, производственными системами. Как они будут взаимодействовать между собой? Должна быть определенная спецификация, совместимость, соответственно, нет навязывания требований безопасности, есть предложение определенных правил, которые позволят различным системам совместно работать. И цифровой двойник условного машиностроительного предприятия будет создан по тем же правилам, что и, к примеру, в атомной промышленности.

— Расскажите о новой инфраструктуре качества. Кто ее участники и какова она в действии? Каким образом достигаются коллективные решения и учитываются интересы разных участников?

— Ценность стандартов состоит в их практическом применении. Возможны несколько уровней подобного применения, связанные с историей развития самих стандартов. Задачей первых отечественных стандартов было определение требований к безопасности конкретной продукции. В дальнейшем стандарты стали предъявлять требования к качеству, то есть не только к безопасности изделия, но и к его потребительским свойствам. Позже требования к качеству стали появляться не только в стандартах на изделия, но и на технологии, процессы, системы управления. Сегодня же мы говорим о появлении стандартов, направленных на обеспечение конкурентоспособности. Именно благодаря подобному эволюционному развитию, от качества к конкурентоспособности, стандарты стали центральным звеном инфраструктуры качества, о которой достаточно много говорится во всем мире в последнее время.

Инфраструктура качества складывается из нескольких базовых составляющих — стандартизации, метрологии, подтверждения соответствия и аккредитации, которые должны осуществлять эффективное тесное взаимодействие друг с другом. Несмотря на то что «национальная инфраструктура качества» сравнительно недавно введенный термин, он уже зарекомендовал себя во многих странах. Инфраструктура качества важна для удовлетворения потребности общества в качественных товарах и услугах, обеспечения высокого качества жизни людей, повышения эффективности социально-экономического развития и укрепления международного экономического сотрудничества. При этом стандартизация является одним из ключевых элементов инфраструктуры качества и определяет базовую основу для обеспечения качества производимой продукции, а также инновационного роста экономики.

Конечно, согласованное взаимодействие всех элементов — это то, как должно работать в идеале. По факту мы понимаем, что наша задача — развивать национальную инфраструктуру качества, принимая системные меры по недопущению на рынок некачественной, а зачастую и небезопасной, фальсифицированной продукции, которой по отдельным группам и секторам, к сожалению, присутствует немало. Безусловно, есть положительные примеры, когда национальная инфраструктура качества доказала свою эффективность. Один из наиболее ярких примеров — комплекс мероприятий, связанных с повышением качества топлива, реализуемого на автозаправочных станциях.

— Как продвигается работа по вовлечению бизнеса в активную стандартизацию? Сейчас уже можно говорить о том, что бизнес сам заинтересован и проявляет инициативу? Или все-таки эта инициатива исходит от Росстандарта?

— Бизнес вряд ли будет заниматься тем, что ему неинтересно и в чем он не видит для себя практической пользы. Поэтому вовлечь бизнес в деятельность по стандартизации насильно — изначально бесперспективный путь. Бизнесу, с учетом нового статуса национальных стандартов, участие в работах по стандартизации должно быть полезно — например, с точки зрения продвижения своих технологий. Это ведь прекрасная возможность повысить свою конкурентоспособность. Примеров, когда бизнес использует стандарты для повышения конкурентоспособности, достаточно много.

Да, приходилось слышать от предпринимателей: «Какой смысл включаться в разработку стандартов, если этот процесс занимает три-четыре года? Пока вы утвердите ГОСТ, мне это станет уже неактуально». Но на данный момент средний срок разработки стандартов в Российской Федерации от идеи до принятия составляет 9,2 месяца. Нужно понимать, что это существенно лучше, чем у некоторых наших партнеров. Например, во Франции стандарты разрабатываются в среднем за 14 месяцев, в Германии — за 12. У нас, как я уже сказал, чуть более девяти месяцев, и в ближайшей перспективе мы хотим достичь уровня шести-семи месяцев. Тем самым бизнес имеет возможность в короткие сроки получить утвержденный на уровне государства нормативно-технический документ.

В 2016 году, когда начался переход на национальную систему стандартизации, было всего порядка 15 процентов утверждаемых в течение года стандартов, которые разрабатывались по инициативе бизнеса. По итогам 2020 года мы достигли показателя 49 процентов. Предприятия приходят к нам с интересными идеями, готовые включиться в разработку стандартов на основе этих идей. Или вносят предложения по актуализации существующих стандартов.

— В 2019 году были обозначены при­оритеты по стандартизации. Как они определяются?

— В 2019 году в правительстве Российской Федерации утвержден План мероприятий, или дорожная карта развития стандартизации, на период до 2027 года, содержащая около 50 мероприятий. В свою очередь Росстандарт ежегодно утверждает годовую программу национальной стандартизации, содержащую конкретный перечень стандартов, которые будут разрабатываться в течение года. Приоритетные направления обозначены документами стратегического планирования страны. Наша задача, чтобы годовая программа национальной стандартизации отвечала мероприятиям дорожной карты, при этом содержала тематику, связанную с приоритетными направлениями. Простой пример: в 2021 году приняты стратегии развития станкостроения или, например, водородных технологий. Это означает, что уже в 2022-м в стране появится больше стандартов по этим направлениям. В 2020 году была принята стратегия развития радио­электронной промышленности Российской Федерации, и уже сейчас мы в программу национальной стандартизации включили больше стандартов на радиоэлектронную промышленность.