Поддай контекста

Культура
Москва, 31.05.2007
«Русский репортер» №2 (2)
Седьмой по счету Международный театральный фестиваль имени Чехова на два летних месяца снова собрал лучшие театры со всех континентов. Важно не утонуть в обилии названий и имен

Нельзя пропускать «Лебединое озеро» Мэтью Боурна — модный британский спектакль, скрестивший лиричных русских лебедей с «Птицами» Хичкока. Получились гордые и агрессивные мужчины-лебеди. Нужно обязательно посмотреть «Ма-зурку Фого» Пины Бауш, ее знаменитого, Театра танца Вупперталь. Фрау Пина (в табели о рангах она между «гением» и «просто великой»), настоящий человек мира — зоркий, умный и человечный. Здесь она размышляла о свойствах страсти в разных уголках земли. Но это далеко не полный список рекомендаций. Марафон будет серьезный, на два месяца, чтобы никто не почувствовал летней паузы театрального межсезонья.

Чеховский фестиваль начинался в 1992 году как пир во время чумы. Но уже тогда у него обнаружилась способность привлекать в Россию самых крупных китов мирового театра — Брука, Стрелера, Штайна. Однако очень быстро фестиваль добавил к «священным коровам» людей с «небронзовой» репутацией, благодаря чему мы посмотрели странные театральные инсталляции Роберта Уилсона, выпили и закусили на спектакле Арианы Мнушкин и зависли в обморочной тишине Тадаси Судзуки. Выровняли контекст. Правда, колотило Чехов-фест при этом — будь здоров, и только слившись в начале нулевых с Международной театральной Олимпиадой, начал жить в четком режиме биеннале.

  Фото: AP; GAMMA/East News; AFP/East News
Фото: AP; GAMMA/East News; AFP/East News

Структура у него на сегодня вполне внятная. Наряду с живыми классиками приезжают люди «просто великие» и даже всего лишь «модные». Чеховский фестиваль устраивает теперь «тематические показы», приглашая театры одной страны или региона. А еще в русле свойственного современному театру подозрительного отношения к слову, фест все активнее привлекает не только драму, но и танец, оперу, невербальный театр.

Все эти пункты — по палитре, жанрам и качеству — отыграны в программе нынешнего седьмого фестиваля. Покажут два спектакля французского театра Bouffe du Nord в режиссуре гения Питера Брука: «Сизве Банзи умер» и «Великий инквизитор» по роману Достоевского «Братья Карамазовы» — философ и человековед Брук не мог обойти вниманием еще одну вечную историю. В списке «просто великих» — знаменитый французский кукольник Филипп Жанти со спектаклем «Край земли», в котором перемешаны люди, куклы, свет и изысканная сценография. Здесь же Роберт Стуруа и Театр имени Руставели. Спешите видеть, поскольку Стуруа покидает знаменитый театр на родине ради театра имени Вахтангова в Москве.

  Фото: AP; GAMMA/East News; AFP/East News
Фото: AP; GAMMA/East News; AFP/East News

В номинации «старые друзья» Доннеллан со своим театром Cheek by Jowl и тайваньцы, играющие на барабанах или исполняющие contemporary dance под грузинские народные песни — эти «Песни странников» можно рекомендовать всем усомнившимся в глобализации. Еще один старый друг, Оливье Пи ставит оперу силами Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко: будет «Пеллеас и Мелизанда» Дебюсси. Как шаг к расширению аудитории выглядит приглашение двух танго-спектаклей, из Колумбии и Аргентины. А вот сквозная тема нынешнего фестиваля — представление театра Канады — выглядит как-то сомнительно. Бередят канадцам душу «Весна священная» Стравинского, «Послеполуденный отдых фавна» Дебюсси и — конечно! — прелюдии Шопена и рассказы Чехова.Особого внимания заслуживает японская программа. Экзотично, конечно, как всегда, но этот театр не устает поражать умением все принимать и адаптировать. На этот раз японцы превратили «Чайку» в «Нину — материализацию жертвоприношения», а Тадаси Судзуки вторым актом к традиционному зрелищу поставил трагедию «Бог вина Дионис». Такие они античные, эти японцы.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №2 (2) 31 мая 2007
    Мэров атакуют
    Содержание:
    Власть и тюрьма

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама