Лесные братья

7 июня 2007, 00:00

Но пока Лесной кодекс не станет документом прямого действия, вряд ли стоит ожидать серьезных инвестиций в деревообрабатывающую отрасль

Накануне визита Михаила Фрадкова в Финляндию российское правительство повысило экспортные пошлины на вывоз древесины. С апреля следующего года они составят 25%, а еще через год — 80%. Для финнов это трагедия: их деревообрабатывающая промышленность на три четверти зависит от российского сырья. Не очень спасает даже то, что до 2011 года эти пошлины не будут распространяться на березу, которая в основном и поставляется в Финляндию.

Цель правительства России понятна. Чтобы избежать финансовых потерь, финнам придется вкладываться в строительство деревообрабатывающих и целлюлозно-бумажных комбинатов в России. Пока практически весь русский лес уходит за рубеж «кругляком»: спилили, обрезали ветки, продали. Доход бюджета от этого в разы меньше, чем если бы дерево обрабатывали в России, а за рубеж продавали готовую продукцию — бумагу, мебель, ДСП. Дошло до того, что оба первых вице-премьера — Сергей Иванов и Дмитрий Медведев — в этом году выразили обеспокоенность тем, что страна практически не производит мелованной бумаги. В этом смысле парализовать работу российских чиновников и журнальной индустрии проще простого — достаточно прекратить поставки бумаги на российский рынок.

 pic_text1 Фото: Итар-Тасс
Фото: Итар-Тасс

Однако уговорить финнов строить заводы в России — задача непростая. Даже российский бизнес вкладывается в эту отрасль весьма неохотно. Крупный современный ЦБК требует регулярной поставки сырья: раз в полчаса (а то и чаще) в его ворота должен въезжать груженный «хлыстами» (очищенный от сучков ствол) лесовоз. И это — круглосуточно(!). Найти на карте России точку, где сходятся в больших объемах низкосортный лес и вода — не проблема. Проблема отыскать в лесу людей, способных обеспечить устойчивость такого производственного цикла. А еще — дороги прорубить. Лесная дорога, по которой мощные тягачи везут «хлысты», при всей ее незамысловатости — серьезный объект капиталовложений. Стоимость километра — миллион, а то и полтора, рублей. Без долгосрочной аренды лесного массива частники не готовы вкладывать деньги в инфраструктуру заготовок. Правила аренды регулируются Лесным кодексом, вступившим в действие с 1 января 2007 года. Но кодекс так и не стал документом прямого действия. В нем по-прежнему есть ссылки на пока не существующие документы, инструкции и регламенты, которые еще не разработаны. И хотя теперь теоретически можно взять лес в аренду на 49 лет, условия и порядок этого процесса только разрабатываются. И как эта процедура будет выглядеть в реальности, пока никому не известно.

Поэтому не стоит удивляться тому, что, хотя, по самым скромным оценкам Министерства природных ресурсов, экспортный потенциал российского леса составляет 100 миллиардов долларов в год, объем производства нашей лесной промышленности, по данным портала отрасли Russian.Wood.Trade, составляет 11 миллиардов. То есть почти в десять раз меньше.

Справка

По словам заместителя министра экономического развития Андрея Шаронова, с финнами ведутся переговоры о строительстве деревоперерабатывающих заводов и ЦБК в Ленинградской, Вологодской и Костромской областях. Планируемые инвестиции — около двух миллиардов евро. Но одновременно с этими переговорами Финляндия пытается на межгосударственном уровне вообще отменить новые российские пошлины на экспорт древесины. А в противном случае грозит заблокировать вступление России в ВТО.