Людоед в тисках морали

Актуально
Москва, 14.06.2007
«Русский репортер» №4 (4)
Процесс над экс-диктатором Либерии нужен западным политикам куда больше, чем его жертвам

В Гааге специальный трибунал ООН приступил к рассмотрению дела либерийского диктатора Чарльза Тейлора. Его обвиняют в поддержке повстанцев в Сьерра-Леоне и содействии их многочисленным преступлениям, включавшим пытки, изнасилования и каннибализм.

Для чего устраивают международные суды над военными преступниками? Во-первых, для того чтобы они никогда не смогли вернуться к власти. Во-вторых, в назидание всем остальным любителям беззакония — чтобы неповадно было. И, наконец, в-третьих, чтобы пострадавшие
в результате конфликта увидели мучения мучителя.

«Интернациональный» суд над Тейлором вряд ли сможет достойно решить какую-либо из этих задач. Либерийский диктатор добровольно отрекся от власти в 2003 году и с тех пор жил в Нигерии, где обладал статусом беженца. Этот статус был предоставлен ему с условием, что Тейлор никогда — под угрозой выдачи — не будет заниматься политической или военной деятельностью. Он и не занимался.

Урок, который можно извлечь из «дела Тейлора», представляется весьма специфическим. Нигерийцы фактически обманули экс-диктатора: под давлением США
и Западной Европы они все-таки выдали его трибуналу, хотя тот не нарушал поставленных условий. Спрашивается, согласится ли следующий диктатор, например Ким Чен Ир, на добровольную отставку в обмен на политическое убежище или предпочтет держаться до последнего патрона?

«Назидательность» процесса сводится к минимуму еще и потому, что Тейлор — лишь один из многих полевых командиров конца ХХ века, участвовавших в кровопролитных гражданских войнах в Западной Африке. Соратник Тейлора по мятежу 1989 года против тогдашнего президента Либерии Самуэля Доу — Принс Джонсон — лично пытал свергнутого президента: существует видеозапись, на которой он с улыбкой пьет «Будвайзер», в то время как Доу отрезают ухо. В 2005 году он был всенародно избран в Либерии сенатором.

Местное население к подобным правителям относится достаточно толерантно. Логика понятна: даже президент-убийца нет так страшен, как многолетняя война. В 1997 году Тейлор получил на выборах 75% голосов. При этом один из его предвыборных лозунгов гласил: «Он убил мою маму, он убил моего папу, но я буду голосовать за него». В обмен на поддержку избирателей Тейлор обещал прекратить военные действия — и либерийцы согласились.

Что касается «торжества справедливости», то нельзя отрицать — найдется немало африканцев, которые будут приветствовать приговор Тейлору. Однако максимально возможное наказание для него — пожизненное заключение в комфортной британской тюрьме. Соответствует ли оно ожиданиям прозябающих в нищете жертв пыток, убийств и изнасилований? Тех, кто выбирает в парламент мясников, а в президенты людоедов? Вряд ли.

Желание США и Европы провести образцово-показательный процесс объяснимо. Запад хочет продемонстрировать, что международное правосудие способно работать лучше, чем в случае с Милошевичем или Хусейном. Но выбор отошедшего от дел Тейлора в качестве единственного обвиняемого — явное малодушие.

Нильс Кристи, известный криминолог, член Шведской и Норвежской академий наук, заявил в интервью «РP»: «С Нюрнбергского процесса до наших дней проблемой остается то, что, руководствуясь даже самыми благими намерениями, международный суд может запросто превратиться в триумф победителя. Желание некоторых государств стать неподсудными представляется мне разрушительным. Скажем, США не намерены позволять международным судам выдвигать обвинения против американских граждан. Получается, что наиболее могущественная мировая держава не хочет иметь ничего общего с международными судами».

Ни Либерия, ни Сьерра-Леоне судить свое прошлое пока не готовы. И «заморский» суд лишь усиливает недоверие африканцев к очередным попыткам «колонизаторов» насадить свои представления о правосудии и справедливости.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№4 (4) 14 июня 2007
По национальному признаку
Содержание:
Степняки и горцы

Редакционная статья

Фотография
От редактора
Вехи
Реклама