Степняки и горцы

Сцена
Москва, 14.06.2007
«Русский репортер» №4 (4)

Межнациональная война на Юге России никому не нужна. Однако топлива для конфликта — в избытке.

Жители национальных республик Кавказа в большинстве своем отнюдь не оригинальны в предпочтениях. Они, как и все, хотят высокооплачиваемой работы и благоустроенных квартир, и никто не вправе им в этом отказать. Просто по злому стечению обстоятельств у себя дома они этого получить не могут. Жизнь большинства из них по общероссийским меркам убога. В Грозном зарплата 600 руб­лей в месяц — по-прежнему норма, и за рабочее место еще нужно побороться. Поэтому чеченцы, и не только они, будут и дальше снимать углы и пытаться устроиться на работу в центральной России. Будут давать взятки милиционерам, чтобы получить регистрацию и вытащить на обжитое место своих многочисленных родственников. И значит, будут продолжать раздражать коренное население.

Исторически южнорусские регионы — это пограничье. И местные жители остро ощущают: вот она, граница, и чужие люди и общины совсем рядом стремительно осваивают все новые земли. В такой ситуации глупо упрекать людей в отсутствии толерантности — пограничье должно острее чувствовать опасность.

Напряженность в отношениях между жителями равнин и горцами — проблема вечная и характерная не только для Юга России. Похожие социальные кризисы были во Франции и Испании, в Греции и Югославии. Горцы везде выделялись своей экзотичной одеждой, горячностью и склонностью к анархизму. А свободные нравы жителей равнин воспринимались ими как воплощение Содома и Гоморры. Не понимая многих нюансов городской морали, они трактовали их как проявление двуличия. Известный французский историк и социолог Фернан Бродель считает, что Дон Жуан, презиравший лицемерие буржуазного брака, был типичным сыном гор.

И во всем мире взаимная враждебность культур сглаживалась по мере того, как процессы урбанизации и массового образования распространялись как на равнинных жителей, так и на горцев. Городская жизнь делала тех и других менее чувствительными к патриархальным ценностям «почвы и крови», а всеобщее образование воспитывало широту взглядов и прививало открытость другим культурам и нравам.

Поэтому глупо рассуждать в духе безысходности — мол, есть разные нации и разные общины, и конфликт между ними вечен. Просто решение проблемы лежит не в национальной, а в социально-экономической плоскости. Ясно, что если приезжий входит в новое для себя общество через мелкий криминальный бизнес или низкооплачиваемую работу — это запрограммированный конфликт, причем всюду — и в Европе, и в Америке. Зато если тот же процесс происходит через городское производство, образование или, скажем, армию, это всегда приводит к появлению новых лояльных граждан.

Сейчас в Южном федеральном округе заявляют о привлечении инвестиций крупных российских компаний. В Гудермесе строят аквапарк, в Грозном, говорят, скоро появятся привычные для всей России рестораны быстрого питания. В прошлом году губернатор Красноярского края Александр Хлопонин сказал, что скорее отдаст несколько районов чеченцам, чем китайцам: эти хоть свои, россияне, — вот пусть и осваивают Сибирь. Все это лишь обозначает направление деятельности, но обозначает верно.

Необходимо стимулировать городскую занятость, меняющую образ жизни в самих кавказских республиках, а также шире открывать возможности образования и социальной интеграции на всей территории страны. И одно Ставрополье — со всем его опытом многонациональной жизни — не может и не должно принимать на себя всю остроту этой проблемы.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№4 (4) 14 июня 2007
По национальному признаку
Содержание:
Степняки и горцы

Редакционная статья

Фотография
От редактора
Вехи
Реклама