Нарушитель конвенции

Актуально
Москва, 14.06.2007
«Русский репортер» №4 (4)
Саммит должен был показать миру единодушное стремление участников решать острые проблемы человечества. Однако неожиданная и рискованная дипломатическая игра Владимира Путина нарушила ритуальную торжественность, вынудив партнеров называть вещи своими именами

Последнее время саммиты G-8, особенно если хозяевами встреч становятся европейцы, проводятся под разного рода филантропическими лозунгами. В Европе особенно могуч протестный дух антиглобализма, поэтому местные политические лидеры стараются быть созвучными его утопической романтике. Два года назад в шотландском Глениглсе на первом месте стояло выделение финансовой помощи беднейшим странам Африки ($50 млрд). За два года до этого во французском Эвиане в протокольных встречах рассматривались проблемы экономического роста развивающихся государств. Еще двумя годами раньше в итальянской Генуе договаривались о выделении средств на борьбу с пандемиями СПИДа, малярии и туберкулеза ($10 млрд).

Вот и сейчас по обе стороны высоченного забора, отделявшего в Хайлигендамме глобалистов от антиглобалистов, обсуждались одни и те же мировые проблемы: помощь бедным африканским странам в борьбе со СПИДом, борьба с глобальным изменением климата. Противникам саммита оставалось клеймить его участников лишь за то, что те слишком мало делают для решения этих проблем. Наверное, очень хорошо, что левацкая молодежь и политики Старого Света пытаются строить «моральную» политику и обеспокоены экологией, но за традиционно гуманитарной вывеской неизбежно скрывается не рекламируемая для широкой публики повестка дня: выяснение отношений держав в духе старой Realpolitik.

Идиллическую картинку единодушия мандаринов «Большой восьмерки» подпортила откровенность российского лидера, нарушившего конвенцию политической корректности. На первые страницы международных средств массовой информации попали именно те вопросы, которые не вписывались ни в рамки показной благотворительности глобалистов, ни в рамки наивного идеалистического утопизма антиглобалистов. Рекламная заставка с бедной Африкой поблекла и померкла — символично, что президент США Джордж Буш, сказавшись больным, не смог принять участие во встрече по «ключевому» африканскому вопросу. Саммит, обещавший стать по традиции рутинным и пафосным, усилиями Владимира Путина лишился блестящей ширмы озабоченности всеобщими проблемами, и мы увидели реальное столкновение интересов. В Хайлигендамме на первый план вышли действительно серьезные проблемы: американская система противоракетной обороны (ПРО), статус Косово, иранская ядерная программа, угроза поставить международные экономические отношения в зависимость от политики. И всякий раз Россия выступала одной из главных сторон в их обсуждении.

Откровенное и прямолинейное поведение российского президента вскрыло реальные цели лидеров стран «восьмерки». США озабочены укреплением своей безопасности и гегемонии в мире. Европа решает проблемы поднятия своего морального авторитета и расчленения бывшей Югославии. А британскому премьеру Тони Блэру отвели роль непримиримого критика «русского авторитаризма»: ведь в конце июня он покидает пост премьера и уже сегодня более всех свободен от ограничений, которые диктует дипломатический протокол.

Ситуацию взорвал неожиданный дипломатический гамбит — Россия предложила США совместно использовать Габалинскую радиолокационную станцию (РЛС) в Азербайджане, вместо того чтобы строить новый радар в Чехии и развертывать ракетную базу в Польше. Одни только планы создания этих объектов уже породили немало проблем. Президент Буш не нашел, что ответить, пообещав Москве дискуссию на экспертном уровне.

Американцы, решив развернуть элементы своей ПРО в Европе, уверяли, что их ракеты и радар будут направлены не против России, а против Ирана. Даже до путинского предложения в Хайлигендамме эти заверения американцев звучали неубедительно: зачем защищаться от иранских межконтинентальных баллистических ракет (МБР), если у Ирана этих МБР нет и даже не предвидится? Зачем строить ПРО для защиты Европы там, где эта ПРО не покрывает ее юг, зато покрывает запад России? Хоть сколько-нибудь вразумительного ответа на эти очевидные вопросы у американцев не было.

Теперь же попытки США обосновать строительство радара и ракетной базы в Чехии и Польше окончательно зашли в тупик. РЛС в Азербайджане можно было бы использовать для слежения за иранской территорией, сняв все опасения Москвы и не вынуждая ее выходить из договоров о РСМД и ДОВСЕ, а также вновь, как во времена «холодной войны», нацеливать свои ракеты на Европу и ускоренными темпами вооружаться.

Уже после окончания встречи американцы дали понять, что от ракет и радара в Восточной Европе не откажутся.

Может сложиться впечатление, что Москва, разоблачающая далекоидущие американские ракетно-ядерные планы, находится в изоляции и вынуждена вести борьбу в одиночку. В действительности Россия вовсе не одинока. От ее борьбы сильно зависит вся будущая архитектура международных отношений. Удастся ли Соединенным Штатам укрепить альянс с европейцами, без которого им будет трудно утвердить в XXI веке правила игры однополярного мира? Смогут ли США окончательно доломать систему взаимного ядерного сдерживания, столько лет уберегавшую мир от атомной войны? Создадут ли западные страны прецедент, позволяющий им по своему усмотрению перекраивать границы суверенных государств? Утвердят ли они свое право запрещать суверенным государствам под теми или иными предлогами развитие мирной атомной энергетики?

  Фото: Reuters
Фото: Reuters

Все эти вопросы важны не только для России. Они актуальны для многих стран, в том числе и для таких влиятельных, как Китай, Германия, Франция или Италия. Поэтому занятая Москвой на саммите «Большой восьмерки» твердая позиция постепенно меняет ситуацию в мире, увеличивает пространство для маневра другим игрокам, которые в одиночку не рискнули бы противоречить США.

Возьмем тот же вопрос о ПРО. Как и Россия, в очень двусмысленной ситуации оказался сегодня Китай: в Азиатско-Тихоокеанском регионе США нашли две страны — Японию и Австралию, которые приняли их предложение установить элементы ПРО на своей территории. Американцы утверждают, что система в данном случае направлена против Северной Кореи. Но у китайского руководства нет никаких сомнений в том, что истинным объектом «сканирования» будет КНР.

Точно так же Россия представляет интересы тех государств, которые не вписываются в региональные расклады интересов западных стран. Сербию бомбили, обвиняя ее в геноциде и антидемократизме. Геноцид остановлен и осужден, демократия в Сербии восторжествовала, но Косово все равно решено у Сербии отобрать. И Россия выступила на стороне не только сербов, но и всех тех, кто опасается, что с ними могут поступить так же, что принцип нерушимости границ суверенных стран будет нарушен.

Усилия России поддерживают также нефте- и газодобывающие страны, поскольку цены на мировых рынках до сих пор определяют потребители энергоресурсов. Усилия Москвы направлены на изменение правил игры. Ей первой удалось сконцентрировать в руках государства стратегические сырьевые ресурсы и создать национальные энергетические гиганты, которые сегодня способны напрямую выйти к зарубежному потребителю. Посредничество западных транснациональных компаний может больше не потребоваться. Более того, богатые ресурсами страны все чаще заключают между собой стратегические соглашения о совместной разведке и добыче нефти и газа, и их тесная кооперация позволяет преодолеть технологическое превосходство западных корпораций. Ободренные российским примером, такие нефтедобывающие страны, как Саудовская Аравия, не говоря уже о Венесуэле или Боливии, научились выбирать между потребителями, воспользовавшись ростом экономик Китая и Индии. Так что для западных стран самое страшное в поведении Москвы заключается в том «дурном» примере, который она подает.

Раздражение Москвой выразилось в обещании Тони Блэра пригрозить Путину, что «европейцы захотят минимизировать свои деловые отношения с Россией», если она не покажет, что разделяет западные ценности. Британский лидер решил использовать против России оружие, за применение которого он сам так ее критикует, — экономическую изоляцию. Получается, Россия не может сворачивать сотрудничество с Грузией или Эстонией, но сама Великобритания именно так и должна поступить по отношению к России. Такую же политику избирательного давления западные страны проводят в отношении многих государств Азии, Африки и Латинской Америки. В отношении России это пока только дипломатическая угроза.

Прорваться сквозь благодушную рутину саммита к острым проблемам современной международной политики удалось во многом благодаря тому, что в последнее время у России начали формироваться зачатки целостной внешнеполитической стратегии. Москва пытается отойти от чисто реактивной внешней политики последних полутора десятилетий и заменить ее политикой активной. Она начинает отстаивать свои интересы, просчитывая их на несколько ходов вперед.

Сразу же после саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге открылся  Международный экономический форум. Вопреки угрозам Тони Блэра, что западные компании уйдут из России, выяснилось, что они все активнее приходят на российский рынок. В августе в Бишкеке пройдет очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Россия и Китай в связи с американскими планами развертывания ПРО встали перед общей проблемой. На встрече в Бишкеке можно ожидать продолжения российской многоходовки с привлечением к ней стран, разделяющих российские опасения. Но даже предстоящий саммит ШОС вряд ли будет последним ходом в российской дипломатической игре.

Цена вопроса огромна. А вариантов его решения пока просматривается два. Плохой вариант: интересы России будут проигнорированы как исходящие от «страны второго сорта», не разделяющей «западные ценности», и мы окажемся в международной изоляции. Хороший: кто-нибудь из больших игроков в Европе и в Азии сочтет, что в его интересах поддержать российскую дипломатическую игру, тогда наши ставки вырастут, а количество угроз уменьшится.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№4 (4) 14 июня 2007
По национальному признаку
Содержание:
Степняки и горцы

Редакционная статья

Фотография
От редактора
Вехи
Реклама