Какой будет внешняя политика США после Буша

21 июня 2007, 00:00

Профессор политической экономии Университета Джона Гопкинса Фрэнсис Фукуяма объяснил в Москве, почему никто в мире не хочет брать деньги, которые выделил конгресс США на продвижение демократии

Фрэнсис Фукуяма — один из героев современной мировой истории. Мало кто говорит о фиаско внешнеполитического курса администрации Джорджа Буша как о трагическом сюжете собственной биографии, а Фукуяма именно так рассказывал о внешней политике США в своей недавней лекции в Горбачев-Фонде. Среди его близких друзей много ведущих американских политиков, в том числе, нынешний госсекретарь Кондолиза Райс, с которой он знаком со студенческой скамьи, и бывший замминистра обороны и директор Всемирного банка Пол Вулфовиц. А сам Фукуяма считается одним из главных идеологов неоконсерватизма, исповедуемого администрацией Буша.

Свою карьеру он начинал как блестящий академический исследователь. Среди его учителей был такой философ первой величины, как Жак Деррида. Творческая траек­тория Фукуямы повторяет судьбу многих публичных интеллектуалов. В конце 80-х годов он променял академическое «захолустье» на политическую конъюнктуру и известность, приняв идеологический заказ от политически ангажированных исследовательских институтов США. Всемирную славу ему принесло пространное эссе «Конец истории и последний человек», в котором он опрометчиво провозгласил окончательное торжество либеральной демократии. Фукуяма ошибся с прогнозом, зато точно уловил господствующее настроение эпохи конца «холодной войны» и падения Берлинской стены.

В 90-е годы он требовал от Белого дома жесткого милитаристского внешнеполитического курса. Пос­ле террористической атаки 11 сентября 2001 года он подписал письмо, призывающее президента Буша к насильственной смене режима Саддама Хусейна в Ираке. Но уже в 2003 году Фукуяма высказал свои первые сомнения в правильности стратегического выбора администрации неоконсерваторов и сравнил насильственное насаждение демократии с починкой телевизора ударом бейсбольной биты.

Фукуяма рассказал, насколько был поражен силой распространения в мире антиамериканских настроений. Недавно выделенные конгрессом $75 млн на продвижение демократии никто не хочет брать: даже демократически настроенная оппозиция в авторитарных странах не желает, чтобы в общественном сознании ее цели были связаны с интересами американской внешней политики. Тем более что «демократизация» мира — важная, но далеко не единственная задача Америки, и решая свои энергетические проблемы, она просто вынуждена сотрудничать с авторитарными режимами на Ближнем Востоке, а такая позиция выглядит лицемерной. Роковая ошибка администрации Буша в том, что она пошла на утилитарное приспособление ценностей демократии к эгоистическим интересам США.

Возникший антиамериканизм — результат структурного дисбаланса сил. Военно-политическая мощь США превышает возможности всех стран мира вместе взятых. В этих условиях сопротивление Америке столь же неизбежно, как и сознание американцами своей исключительности и морального превосходства.

Но главный вопрос сегодня — какой будет внешняя политика после Буша? В определенном смысле нынешняя администрация США уже отчасти предвосхищает те изменения, которых ожидают от постбушевского периода: она пытается снова обрести союзников и избегает односторонних подходов. Неудачный опыт иракской войны, сказал Фукуяма корреспонденту «РР», приведет к политическому расколу внутри американского истеблишмента. Соци­о­логические опросы показывают, что проект демократизации не пользуется популярностью даже среди республиканского электората: «Я думаю, что время настоящего выбора наступит в последние 3—4 месяца этого года. В ближайший период даже республиканским кандидатам будет трудно настаивать на том, что мы должны неопределенно долго оставаться в Ираке». Что касается отношений с Россией, Фукуяма попытался нас успокоить: коррекция курса администрации Буша говорит о том, что углубление противоречий между двумя нашими странами вряд ли произойдет.