Как делаются прорывы

Потрясающие успехи российского тенниса и начавшийся рост в профессиональном боксе позволяют определить основные элементы формулы прорыва в спорте и спрогнозировать, в каких его видах мы можем в ближайшем будущем ожидать результатов мирового уровня

Елена Дементьева в разговоре с корреспондентом «Русского репортера» уверяла, что своим удивительным подъемом российский теннис обязан главным образом амбициозным родителям: «За границей такие встречаются гораздо реже — там у всех есть свой бизнес, собственная жизнь. Мало кто способен оставить все это ради призрачной славы ребенка». И действительно, не будь у самой Дементьевой мамы, которая бросила работу и отложила «на потом» заботы о семье, карьера теннисистки просто не состоялась бы. Похожая история произошла и с Машей Шараповой. Если бы ее отец не отправился с 7-летней дочерью в знаменитую академию Ника Боллетьери во Флориде, вряд ли Мария стала бы звездой. С младых ногтей готовили своих детей к нелегкой доле спортсмена-профессионала и родители Мыскиной, Кузнецовой, брата и сестры Сафиных. К слову, в Америке тот же путь проделал Ричард Уильямс, отец знаменитых темнокожих теннисисток — Винус и Серены. Но в США это, скорее, исключение. А вот в России 90-х жажда личного успеха и готовность к риску были сильны, как никогда.

Звезды тенниса в последние годы стали едва ли не главными героями российского спорта. Мужская сборная России — двукратный обладатель Кубка Дэвиса; наши девушки тоже дважды выигрывали командный трофей. А имена Евгения Кафельникова, Марата Сафина, Анастасии Мыскиной, Светланы Кузнецовой и конечно же Марии Шараповой вписаны в историю турниров «Большого шлема». «Каждая русская теннисистка — индивидуальность. Ваши девушки делают для тенниса очень много, они способны по-настоящему завести публику и привлечь на трибуны новых зрителей», — заметил в разговоре с журналистами «Русского репортера» президент WTA Tour Ларри Скотт.

Считается, что развитию тенниса в России во многом способствовало внимание государства — все мы помним, как энергично болел за наших теннисистов Борис Ельцин. Но ни деньги, ни даже воля первого лица страны не гарантируют успех. Спорта без мотивации — спортивной и социальной — не бывает. Как возникает эта мотивация — и есть главный вопрос.

Формула прорыва

Теннис в России начал бурно развиваться после первых успехов Евгения Кафельникова, когда все вдруг осознали, что в этом виде спорта можно сделать яркую карьеру. Всемирный успех Анны Курниковой подтвердил, что российский теннис — это вполне реальный путь к славе. Таково первое условие прорыва: кто-то должен создать прецедент и проторить дорогу.

То, что путь к мировой славе для теннисистов открыт, подтверждалось как вниманием к ним властей, так и тем, что теннис в России оказался в каком-то смысле «частно-государственным партнерством», в котором определяющую роль стали играть деньги и усилия родителей. Организация успеха в спорте — очень нетривиальная задача, и взять ее на себя государство тогда было просто не в состоянии: у него для этого не было ни денег, ни квалифицированных менеджеров.

По данным президента Федерации тенниса России Шамиля Тарпищева, два года назад в 56 государствах мира проживали более 550 талантливых теннисистов, которые в свое время были вынуждены уехать из России. Именно благодаря родительской «частной инициативе» российский теннис получил доступ к готовой мировой инфраструктуре: телевидению, шоу-бизнесу, финансовым и тренерским ресурсам.

В ФТР подсчитали: чтобы помогать наиболее способным молодым игрокам, удерживая их при этом в стране, России потребуется как минимум $14 млн. Об этом свидетельствует масштаб включенности российского тенниса в мировой и то, что прорыв в этом виде спорта — с точки зрения государственных инвестиций — до сих пор обходился нам относительно недорого.

За границей мало кто из родителей способен оставить бизнес ради призрачной славы ребенка

В отличие от командных видов спорта — футбола и хоккея — теннису для прорыва не понадобилась сильная конкурентная борьба внутри страны, ведь данный вид спорта организован по принципу открытых чемпионатов. Так что теннисный прорыв изначально дешевле попыток выбиться в футбольные лидеры или вернуть хоккейную славу. Даже сильный чемпионат России по хоккею — не соперник НХЛ с точки зрения ресурсов и организации шоу. С НХЛ конкурирует Евролига.

Тренируемся на неграх

 pic_text1 Фото: REX/Fotobank; AP; Reuters
Фото: REX/Fotobank; AP; Reuters

Успех в боксе повторяет основные черты теннисного прорыва. Правда, сильные кадры сохранялись в этом виде спорта еще с советских времен. Развитый любительский бокс необходимо было встроить в мировую технологию профессионального спорта. И сделано это было весьма успешно: если еще недавно законодателями моды в самой престижной весовой категории были афроамериканцы, то сегодня все четыре титула чемпионов мира в супертяжелом весе принадлежат выходцам из бывшего СССР. Россияне Олег Маскаев и Султан Ибрагимов — первые по версии Всемирного боксерского совета (WBC) и Всемирной боксерской организации (WBO), украинец Владимир Кличко — сильнейший в Международной боксерской федерации (IBF), а узбек Руслан Чагаев нынешней весной отобрал звание чемпиона мира по версии Всемирной боксерской ассоциации (WBA) у нашего Николая Валуева. Если вспомнить, что в списках сильнейших тяжеловесов мира значатся также почетный чемпион WBC Виталий Кличко, белорус Сергей Ляхович и россиянин Александр Поветкин, получается, что первыми в очереди за титулом стоят почти исключительно наши боксеры.

По мнению вице-президента Федерации любительского бокса России Виктора Рыбакова, который и сам дважды был призером Олимпиад, а затем получил лицензию профессионала в США, успех этот легко объясним: бокс в нашей стране всегда был всенародно любимым видом спорта. Заниматься им было престижно. Советские боксеры дебютировали на Олимпийский играх 1952 года и с тех пор стали основными соперниками лидеров — американцев, немцев, а затем и кубинцев.

Впрочем, на профессиональном ринге карьера у многих не складывалась. Как считает Рыбаков, это объясняется тем, что внутренняя установка у наших была другой. «Перестройка менталитета — это ломка всего организма, — объясняет он. — В Советском Союзе спортсмены привыкли, что рядом всегда нянька-тренер, который и за режимом проследит, и на тренировки погонит. А на Западе каждый сам себе хозяин. И ты сам должен подвести себя к бою в наилучшей форме».

Теперь, похоже, перестроиться удалось. Виктор Рыбаков утверждает, что мотивация у россиян и представителей стран СНГ необыкновенно высока, как у тех же афроамериканцев или выходцев из Латинской Америки: терять им в буквальном смысле слова нечего, и они кулаками прокладывают себе дорогу в светлое будущее. Здесь, как и в теннисе, большую роль сыграла столь популярная в 90-х идеология личного успеха и риска.

Телерейтинг меняет приоритеты

 pic_text2 Фото: REX/Fotobank; AP; Reuters
Фото: REX/Fotobank; AP; Reuters

Но настоящие прорывы возможны, как правило, там, где помимо спорта есть шоу и бизнес. Чтобы та или иная дисциплина стала популярной, должны сложиться воедино многочисленные фрагменты «мозаики». Само зрелище просто обязано быть захватывающим и телегеничным, в стране должны появиться звезды, выступлений которых будут ждать болельщики, а вокруг спорта должен сформироваться особый социум заинтересованных, радеющих за общее дело родителей, фанатов и меценатов. Пожалуй, сегодня более всего отвечают этим критериям индивидуальные виды спорта — биатлон, сноуборд, фигурное катание, горные лыжи, а также легкая атлетика.

По словам президента Союза биатлонистов России Александра Тихонова, в трансляциях на Европу биатлон частенько опережает по популярности даже футбол: «Зрелищность, интрига, четкие критерии победы, звезды — как, скажем, мужская команда России, победившая в эстафете на недавнем чемпионате мира, — все это очень высоко подняло наши рейтинги. На соревнования биатлонистов сейчас невозможно достать билеты, причем не только на зарубежных этапах Кубка мира, но и в России».

Мотивация у россиян  в спорте необычайно высока, как у афроамериканцев в боксе и баскетболе

При этом известно, что биатлонисты не получают столь головокружительных гонораров, как, скажем, теннисисты. За победу на этапе Кубка мира «стреляющий лыжник» может заработать около 10—15 тыс. долларов. Впрочем, сами спортсмены прекрасно понимают, что это временно: интерес спонсоров к этому виду спорта заметно возрос, и не исключено, что в самое ближайшее время вырастут и гонорары.

У «королевы спорта» своя система

 pic_text3 Фото: REX/Fotobank; AP; Reuters
Фото: REX/Fotobank; AP; Reuters

В легкой атлетике за последние несколько лет размеры призовых выплат выросли на порядок. Естественно, в нее тут же потянулись представители стран, не избалованных высоким уровнем финансирования спорта. В первую очередь государства бывшего СССР. Не растерялись и россияне. «Россия стабильно удерживает в нашем виде одно из первых мест в мире, — говорит Валентин Балахничев, президент легкоатлетической федерации. — Хотя не во всех дисциплинах наши спортсмены одинаково успешны. А если говорить о ближайшем будущем, то я предвижу прорыв прежде всего в технических видах».

Действительно, успехи отдельных российских звезд дают сильнейший импульс мотивации их последователей. Так, Елена Исинбаева пришла в прыжки с шестом, когда там царила Светлана Феофанова. А теперь обе наши звезды вынуждены конкурировать с амбициозными соперницами из России, Польши, Украины. То же происходит и в женском метании молота, где россиянки задают тон, но имеют очень сильных соперниц из Белоруссии, Чехии, Франции.

Телевизионные эксперименты со «звездами на льду» дали мощный толчок популярности фигурного катания

Впрочем, в российской легкой атлетике никогда не было проблем со скамейкой запасных, подчеркивает г-н Балахничев. «У нас существует удобная, эффективная и достаточно экономная система подготовки спортсменов, — говорит глава федерации. — Она досталась в наследство от Советского Союза и существует долгие годы, зарекомендовав себя наилучшим образом. Развитие легкой атлетики идет через сеть детских спортивных школ, которые постоянно готовят резервы. Приток молодежи в основной состав сборных команд меньше не становится, а на фоне повышения призовых на большинстве международных стартов каждый из спортсменов получает в придачу к моральному еще и материальный стимул для занятий».

Будущее звезды — на льду

Есть у России и «вечная любовь» — фигурное катание, которому всевозможные телеэксперименты со «звездами на льду» вернули народное признание. Президент национальной федерации Валентин Писеев сказал нашему корреспонденту, что в стране начался настоящий бум фигурного катания: «Детей ведут в секции в 2—3 раза больше, чем раньше».

 pic_text4 Фото: Сергей Гунеев; AFP/East News; Reuters
Фото: Сергей Гунеев; AFP/East News; Reuters

Неудачи же последних лет чиновник объясняет своеобразным эхом 1990-х годов: «То время было для нас неприятным. Людям было не до фигурного катания — думали, как выжить. Закрывались детские спортивные школы, обучение во многих секциях стало платным. А главное — тренеры уезжали за границу. По официальной статистике только в США сейчас работают 186 наших специалистов. И хотя сегодня у нас уже вовсю строятся спортшколы и катки с искусственным льдом, в США или Канаде их в сотни раз больше».

Так что проблемы с резервом в «фигурке», по мнению специалистов, вполне объяснимы. А сама ситуация не безнадежна. Так, многие тренеры возвращаются из-за границы: Татьяна Тарасова, Тамара Москвина, Олег Васильев, Александр Жулин, Елена Водорезова работают в России. Радуют г-на Писеева и молодые наставники, которые раньше были на вторых ролях. «Я уверен, что на зимних Играх 2008 года мы без медалей не останемся, — говорит президент. — У нас есть неплохой резерв и в парном катании, и в танцах, и в мужском одиночном катании. Из конкретных спортсменов мы расчитываем прежде всего на Оксану Домнину с Максимом Шабалиным в танцах. Уже в этом году на чемпионате мира они должны были быть, как минимум, третьими. Прогрессируют и Яна Хохлова  с Сергеем Новицким — наша вторая танцевальная пара. А в парном катании впервые в нашей практике за Россию выступает иностранка. Японка Юка Кавагути вместе с Александром Смирновым тренируется у Тамары Москвиной. Проблемы же у нас только у девушек: спортсменок много, но настоящей звезды среди них нет».

И все же лет через 6—8 россияне вернут себе ведущие позиции в фигурном катании, уверены эксперты. «Значительную рекламу нашему виду спорта сделало телевидение, — заключает Валентин Писеев. — Очень много детей пришло на катки за последний год. Но чтобы эффект от пропаганды не пропал зря, надо увеличивать наши возможности. Мы обратились в Федеральное агентство по физкультуре и спорту с рекомендациями, где лучше возводить катки с учетом того, где уже имеются секции, школы и тренерские кадры. Если все получится, дети, начинающие заниматься сегодня, смогут показать высокие результаты на зимних Играх 2014 и 2018 годов».

Новое поколение выбирает сноуборд

 pic_text5 Фото: Сергей Гунеев; AFP/East News; Reuters
Фото: Сергей Гунеев; AFP/East News; Reuters

Биатлону и фигурному катанию сегодня не уступает по популярности и сноуборд. Он лишь недавно вошел в олимпийскую программу, но сразу привлек внимание многих тысяч юных поклонников. А это именно та среда, из которой появляются будущие чемпионы. К тому же прецедент уже есть — в этом году наша Екатерина Тудегешева стала чемпионкой мира в женском параллельном слаломе. Есть у нас и другие звезды, например, Светлана Болдыкова, так что российскую команду уже причисляют к европейской элите. Попасть в нее пока проще, чем, например, в горных лыжах, — конкуренция ниже. Неудивительно, что многие наши горнолыжники переквалифицировались в сноубордистов и тренеров по сноуборду, тем более что у наших есть реальный шанс побороться за золото на ближайших Олимпиадах — после пятого места Тудегешевой на Олимпиаде-2004 в Турине это вполне возможно.

А вот «президентский спорт № 2» — горные лыжи, — увы, своих позиций не усилил. «В ближайшие 2—3 года высоких результатов у россиян на уровне Кубка мира не будет, — считает главный тренер сборной России Владимир Макеев. — Женская команда в прошлом году полностью поменялась, и теперь честь страны отстаивают девочки 16—17 лет. Зато мы надеемся через два-три года на медаль на чемпионате мира среди юниоров».

И все же в более отдаленной перспективе прорыв возможен и здесь: как вид отдыха горные лыжи сегодня весьма популярны у российского среднего класса, и есть надежда, что в недалеком будущем приобщившиеся к ним папы и мамы загорятся желанием воспитать из своего чада будущего Ингемара Стенмарка или Херманна Майера. Как показывает пример тенниса, это вполне возможно.