Не соблюдая дресс-код

Актуально
Москва, 28.06.2007
«Русский репортер» №6 (6)
Вечером 21 июня в кинотеатре «Пушкинский» открылся 29-й Московский международный кинофестиваль. До показа фильма открытия, «Завета» Эмира Кустурицы, были продемонстрированы новые наряды и вручены внеконкурсные награды

Как и положено фестивалю, демонстрирующему свою значительность, ММКФ начался с дефиле звезд по ковровой дорожке — в этом году действительно красной, в цвет нового фирменного стиля. Островок сладкой жизни расположился у кинотеатра «Пушкинский», посреди живущей своей обычной суетливой жизнью Москвы. Длившееся больше часа восхождение звезд по лестнице демонстрировало тотальное отсутствие дресс-кода у мужчин (Дмитрий Дюжев был в смокинге, а Алексей Панин — в белых брюках и полосатой рубашке навыпуск) и немыслимые глубины декольте у женщин. Кто-то позировал, кто-то игнорировал камеры, но перед журналистами и немногочисленными зрителями прошла вся здравствующая история советского и российского кино — от Донатаса Баниониса до Гоши Куценко. Колонна звезд была так же разнородна, как и программа самого фестиваля: в ней были лица и хорошо знакомые, и просто узнаваемые, и известные только специалистам; лица, принадлежащие ушедшим эпохам, и лица, которые, возможно, станут знаменитыми в будущем.

Само открытие очень напоминало некоторые фильмы президента ММКФ Никиты Михалкова, балансирующие на грани хорошего вкуса: точно продуманная драматургия, хорошие диалоги, немного иронии, немного официоза, немного политики и изрядная доля истории. Но воспоминания были более чем уместны: церемония проходила вечером накануне 22 июня и потому была посвящена великому фильму Михаила Калатозова «Летят журавли». Момент, когда Эмир Кустурица вручал награды фестиваля за вклад в мировой кинематограф Татьяне Самойловой и Алексею Баталову, был по-настоящему трогательным. Самойлова говорила о Калатозове и операторе Сергее Урусевском так, как будто они живы и находятся где-то рядом, а Баталов сказал: «Если есть смысл жить бесконечно долго, то для того, чтобы дожить до такого дня...» И такой же эмоциональной была показанная нарезка кадров из фильмов про войну, где рядом с героями «Летят журавли» появлялись и отец солдата Георгия Махарашвили, и рядовой Райан, и Аркадий из «Двух бойцов», и варшавский пианист Шпильман, и зенитчицы из «А зори здесь тихие».

  Фото: Дмитрий Коробейников/Zerkalo/Photoxpress
Фото: Дмитрий Коробейников/Zerkalo/Photoxpress

Говоря о фестивале, Никита Михалков сказал, что количество фильмов, которые будут на нем показаны, увеличилось по сравнению с прошлым годом со 120 до 200. Но если выбор фестиваля — масштаб, то есть опасность, что разнообразие станет эклектикой, в которой трудно будет сориентироваться. Так было и на церемонии открытия. Сербская народная песня, исполняемая в честь Кустурицы, сопровождалась словами Михалкова: «У нас для тебя сюрприз, тебе понравится. Еще бы не понравилось!» — и непременно упоминалась фирма — изготовитель наград: «“Золотой Святой Георгий” от ювелирного дома Carrera y carrera». Вот тот стиль, который может стать основным для Московского кинофестиваля. Пока же и тут спасает разнородность: фестиваль похож на саму Москву, создававшуюся разными архитекторами в разные исторические эпохи.

«Хорошо, что российское кино возвращается так масштабно», — сказал председатель фестивального жюри Фред Скепси, а об опасности кинематографического изобилия в конце церемонии упомянул бесконечно популярный и много лет снимающий примерно один и тот же фильм Эмир Кустурица: «Кино должно быть терапией. Если я продолжу им заниматься, то стану психиатром».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (6) 28 июня 2007
    Криминал
    Содержание:
    Братство окраин

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Портфолио
    Случаи
    Реклама