Дракон во всю спину

Среда обитания
Москва, 28.06.2007
«Русский репортер» №6 (6)
При упоминании о татуировках первым делом вспоминаешь про тюрьму. Но за последние 20 лет тысячи вполне законопослушных граждан успели покрыть себя несмываемыми картинками и тем самым приобщиться к мировому тренду

В небольшом тату-салончике на Садовом кольце в девятом часу вечера на кожаном диване напротив плазменного экрана сидел нервный молодой человек с обесцвеченными короткими волосами. Правое его предплечье было пестрым, левое — почти сплошь цвета темной морской волны. Молодой человек — художник-татуировщик. «Если перед тем, как делать татуировку, меня спрашивают, можно ли от нее потом избавиться, я отказываюсь работать с таким клиентом, — говорил он запальчиво. — Этот вопрос означает, что человек не принял внутреннего решения. Пусть идет домой и думает. Я работаю только с теми, кто знает, чего хочет, и готов не к пробе, а к  решению на всю оставшуюся жизнь. Это не игрушки, это серьезный шаг».

Подход оказался неожиданно жестким. Как у священника, объясняющего легкомысленным подросткам, что такое брак. Правда, чуть позже его коллега признался, что эта пафосная речь отражает скорее мечту мастера, нежели реальное положение дел. Действительность требует гибкости и компромисса, потому что 90% клиентов их салона — девушки, желающие иметь маленькую бабочку или ящерку на ягодице либо плече, как у подруги. Или юноши, принявшие смелое решение украсить бицепс татуированным браслетом, а лопатку — «брутальным» скорпионом. Мечта же профессионала — человек, который скажет: «Сделайте мне то, что по-настоящему круто, чтобы оценили даже специалисты, а остальное, включая цену, не имеет значения». Только тогда мастер сможет воплотить самые смелые свои фантазии. Но клиенты, готовые к большой творческой работе, встречаются редко.

Кто готов

С тех пор как татуировка стала цветной, относительно безболезненной и гигиенически безопасной, ее популярность в России, конечно, выросла, но все-таки гораздо меньше, чем во всем остальном мире. Причин как минимум три. Первая — традиционное презрительно-брезгливое отношение к «портакам»: тюремным, армейским и прочим кустарным одноцветным наколкам. Вторая — болезненность техники накалывания. И третья —  необратимость этого шага, ведь легких способов избавиться от татуировки практически не существует.

По всей вероятности, главный смысл этого действа заключается в том, что нанесенный рисунок практически невозможно уничтожить. Тату — особая примета на всю оставшуюся жизнь

Наибольшей популярностью в последнее время пользуется «кибернетическое» направление. Этот стиль зародился еще в конце 70-х годов прошлого века. Татуировщики, вдохновленные персонажами  фантастических фильмов вроде «Тварей» и «Чужого», стали активно рекомендовать своим клиентам запечатлеть на теле героев нового времени. С развитием интернета поклонники «кибертату», олицетворяющего слияние естественного и искусственного, стали рисовать на суставах механические соединения и покрывать себя орнаментами из микросхем и изображениями компьютерных персонажей фантастических сериалов.

  Фото: Corbis/RPG ; Никита Ломов
Фото: Corbis/RPG ; Никита Ломов

После просмотра двух десятков заветных альбомов в пятнадцати тату-салонах окончательно убеждаешься в том, что представление мастера о творческом счастье сводится к большой сложной татуировке с массой агрессивных деталей. Когти, клювы, хищные оскалы, вампиры, волки и другие дикие звери — обязательные атрибуты «талантливой работы». При этом, по утверждению психологов, выбор именно такой татуировки говорит не о повышенной агрессивности человека, а о его потребности компенсировать неуверенность в себе.

Продвинутые мастера тату любят работать с мужчинами. Не потому, что они лучше переносят боль (как раз, хуже), а потому, что их эстетические предпочтения чаще совпадают с вкусами татуировщика. В любом салоне клиенту предлагается альбом с фотографиями готовых работ, и на них почти нет женщин: татуировки, которые они выбирают, вряд ли могут быть предметом профессиональной гордости мастера. А тем временем 80% клиентов тату-салонов — именно женщины. Можно было бы заподозрить в этом одно из проявлений эмансипации, но женская татуировка, как правило, выполняет функцию эротического сигнала, так что причины вполне традиционные.

Дамская татуировка должна выглядеть пикантно и женственно, но в то же время небанально. Это очень тонкая грань. И, как ни пытайся избежать крайностей, все равно рискуешь промахнуться. Вот так поразмыслишь, полистаешь альбом с эскизами, переберешь фотографии свеженаколотых тату, да и задашь специалисту тот самый вопрос.

Как избавиться от татуировки?

Никак, уверял меня один продвинутый мастер. При этом на сайте тату-салона, где он работал, рекламировалась новая услуга — удаление татуировок с помощью лазера. Там было подробно описано, как мощный луч разбивает зерна пигмента, и лимфоток выносят их мелкие частицы вон из организма. «Это теория, — честно объяснил татуировщик, — а на практике пигмент частично остается в коже, и в результате все это выглядит как грязное пятно или странный синяк. Поэтому после  это место чаще всего приходится закрывать новой татуировкой, которая, допустим, больше соответствует текущему мироощущению человека. Сегодня, когда технический уровень татуировки резко вырос, очень многие хотят заменить старые тату новыми, выполненными на современном уровне. Примерно четверть объема моей работы — эта самая перелицовка с камуфляжем».

А пока дамы не созрели для «перелицовки», обсуждение тату заменяет им разговоры о косметике.

— Смотри, — говорила в раздевалке сауны тренажерного зала одна девушка, показывая на щиколотку, — браслетик сделала. Хотела поуже, но мастер сказал, смотреться не будет. Широковат?

— Да нет, нормально, — отвечала другая. — Только желтым он зря подвел. А я вот новую себе на попе сделала (приподнимая край полотенца), — видишь?

— Ой, это кто, дракончик?

— Покемо-о-он!

И столько возмущения и досады было в этом протяжном слове, что стало ясно: не узнать покемона оскорбительно. Потому что если покемон неузнаваем — это катастрофа.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№6 (6) 28 июня 2007
Криминал
Содержание:
Братство окраин

Редакционная статья

Фотография
От редактора
Вехи
Портфолио
Случаи
Реклама