Виолончель, скрипка и немного нервно

Культура
Москва, 05.07.2007
«Русский репортер» №7 (7)
Оглашены итоги XIII Международного конкурса имени Чайковского. Результаты не потрясли: конкурс опять в шлейфе скандалов о коррупции, косности и банальной неадекватности, а в числе первых — снова милые академические опресноки

От мировых собратьев конкурс Чайковского всегда отличала государственная стать. В 1958 году его затеяли для улучшения культурного имиджа страны, и тогда присуждение Гран-при американцу Вану Клиберну обсуждали первые лица страны. Ныне базовые ценности другие. Главный спонсор некогда государственного конкурса — компания Toyota, спонсоры помельче — прочие азиатские гиганты, что и обусловило расклады. Но даже присутствие азиатских исполнителей в списках призеров выглядит легким увлечением на фоне теперь уже обычных проблем конкурса Чайковского, в просторечье «Чайника». Зарубежных конкурсантов с каждым годом все меньше (азиаты — исключение), среди членов жюри нет знаменитых музыкантов, зато хорошо представлена профессура Московской консерватории, которая вытягивает в финал своих учеников и детей. В кулуарах говорят, что «свойскость» давно хотят запретить или хотя бы ограничить, но пролоббировать очевидное решение всякий раз оказывается невозможно.

Конкурс проходил по классам фортепиано, скрипки, виолончели и вокала. Традиционно более престижными считаются первые два, но сейчас особое внимание привлекла виолончель: конкурс был посвящен памяти Мстислава Ростроповича. Здесь и случился самый громкий персональный скандал.

  Фото: Reuters; Григорий Собченко/Коммерсант
Фото: Reuters; Григорий Собченко/Коммерсант

По условиям конкурса от предварительного отбора по DVD освобождаются участники, уже ставшие лауреатами сходных международных состязаний. Представитель Украины Игорь Бобович представил в оргкомитет нужный документ — ксерокопию диплома победителя конкурса WFIMC (Всемирная федерация международных музыкальных конкурсов) в Италии — и был допущен к первому туру. Но в день выступления вдруг выяснилось, что жюри не устраивает его лауреатство — не сольное, а в составе камерного ансамбля. Менее закаленный музыкант, пожалуй, чихнул бы на «Чайник» да и отправился обратно — в Ганновер. Но Бобович оказался бойцом: поднял на ноги организаторов WFIMC и допуск к первому туру таки получил. Как он мог на нем выступить после такой встряски, понятно и ребенку. В итоге виолончелист написал открытое письмо министру культуры РФ Александру Соколову и поведал в нем не только о своих бедах, но и о прочих обстоятельствах: во второй тур у виолончелистов прошли пять учеников председателя жюри и двое сыновей членов жюри. Они могут быть неплохими музыкантами, но выглядит все это слишком одиозно и делает конкурсу такую рекламу, от которой не спасают ни славная история, ни открытие новых гениев. Тем более что гениев так и не открыли.

В конкурсе пианистов первое место осталось свободным. Хорошего академиста Мирослава Култышева предпочли среди прочих нестандартному Андрею Коробейникову, не прошедшему в третий тур — и это еще один показательный скандал «Чайника». Всего лишь четвертое место звучного корейца Лим Донг Хека и шестое — экспансивного Федора Амирова, вызвавших интерес игры необщим выраженьем, показалось явной несправедливостью. Среди скрипачей первый приз достался японке Маюко Камио (ученице работающего в Гамбурге россиянина Захара Брона, так что в ее случае невозможно говорить о национальной скрипичной школе). Среди вокалистов первой стала сопрано Альбина Шагимуратова, по финальному выступлению которой трудно понять, способна она на марафон полноценной оперы или конкурсное стайерство — ее единственный формат. Впрочем, все это — обычное недовольство, возникающее после любого творческого конкурса, в основе которого лежит ложная идея выстроить на пьедестале произведения искусства. Мнение синклита из 15 (как на «Чайнике») или любого другого количества «бессмертных», скорее всего, не совпадет с мнением других слушавших и смотревших. А протаскивание собственных учеников поближе к финалу — проб­лема абсолютного большинства мировых конкурсов, которые тоже пытаются что-то с этим делать. Но в случае с конкурсом Чайковского последних 20 лет ситуация выглядит особо удручающей.

  Фото: Reuters; Григорий Собченко/Коммерсант
Фото: Reuters; Григорий Собченко/Коммерсант

Очень неприятно, что у крупнобюджетной махины остались все привычки «ничейного», то есть «бывшего государственного» мероприятия. Вручение дипломов просто лауреатам прошло в тихой официальной обстановке, видимо, во избежание публичных протестов. Еще одна показательная техническая неувязка: очень престижный приз за лучшее исполнение произведения Чайковского получили сразу три конкурсанта: Бенджамин Мозер, Сергей Соболев и Андрей Коробейников. А вручающий награду представитель банка не только чистосердечно переврал фамилии, но и диплом выдал один на троих. Коробейников не вышел, взявший диплом немец Мозер отдал его россиянину Соболеву — видимо, чтоб тому не было за державу обидно.

Живенько откликнулось на события музыкальное сообщество Сети: сначала хотели всем миром писать новое письмо министру культуры, а потом метко сравнили объявление результатов членами жюри с заседанием ГКЧП и провели собственное голосование, итоги которого радикально отличаются от официального.

На последних конкурсах Чайковского было много тревожных событий. Председатель жюри Андрей Эшпай публично не соглашался с результатами голосования, перед тем как огласить их публике. Член жюри Элисо Вирсаладзе отказывалась ставить подпись под общим решением. Обладательница второй премии вокалистов вышвырнула диплом аккурат в кустарник у консерватории.

Но даже если забыть все сказанное, в сухом остатке мы имеем проблему проблем: побеждает крепкий качественный стандарт. И дело тут не в том, что раньше вода была чище, деревья выше, а музыканты харизматичнее. Просто к проблемам конкурсов вообще и конкурса Чайковского в частности прибавилась одна общая — стирание признаков национальных школ. И выглядит это не итогом глобализации, а победой стандарта. Что, в общем-то, одно и то же.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №7 (7) 5 июля 2007
    Секреты ЦРУ
    Содержание:
    За гранью добра и зла

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Случаи
    Реклама