Гарри Поттер и сломанный душ

19 июля 2007, 00:00

Александр Иосад, Оксфорд . В этом году закончил английскую частную школу. Знает, как она устроена и почему мы не все понимаем в книгах Джоан Роулинг

Летом 2004 года, когда на экраны вышел новый фильм «Гарри Поттер и узник Азкабана», я гостил у друзей в Оксфорде — в школе были каникулы, и на это время все ученики должны были куда-нибудь уехать. Когда мой брат поинтересовался моими впечатлениями от фильма, я ответил: «В этом их Хогвартсе явные проблемы с дисциплиной — верхние пуговицы рубашек расстегнуты, галстуки набок съехали…» Брат посмеялся, но всей глубины моего возмущения так и не осознал. Возмущаться же было чем — я твердо знал, что в моей школе такое бы с рук не сошло никому.

Одна из главных проблем, с которыми сталкиваются переводчики серии Дж. К. Роулинг о Гарри Поттере, — это незнание английской системы школ-интернатов и, главное, отсутствие аналогов этой системы в России, а значит, и соответствующей терминологии. Отсюда все эти «факультеты», «деканы», «первокурсники» и так далее, хотя речь идет всего лишь о школе. Когда Гарри поступает в Хогвартс, ему всего одиннадцать лет, а он уже «первокурсник». Для любого английского читателя все просто и понятно, даже если сам он в частной школе-интернате никогда не учился, — настолько сильно влияние этих школ на английскую культуру. Что же на самом деле представляют собой эти школы и что кроется за не всегда понятными словами?

Как и Хогвартс, обычная школа-интернат в Англии строится вокруг так называемых домов — houses — тех самых, что у нас переведены как «факультеты». Но между факультетом и домом огромная разница: если факультет специализируется на какой-то академической дисциплине и в основном отвечает за учебный процесс, то дом — это общежитие. В доме живут: спят, готовят уроки, в некоторых школах в нем же едят. В доме проводят большую часть свободного времени (которого, кстати, у английского школьника не очень много). При этом дома, даже в самых дорогих школах, не всегда обеспечивают тот уровень комфорта, который представляется в воображении при словах «английская частная школа». В моей школе, например, горячая вода в ванной появлялась только при условии, что были включены одновременно как минимум два душа, а лучше три. В душ мы ходили группами, и никакая магия там бы не помогла. У каждого дома есть главный смотритель (тут терминология может различаться в зависимости от школьных традиций, у Роулинг это называется head of house) — один из учителей, который живет в этом же доме и присматривает за детьми, а за это получает надбавку к зарплате и возможность сэкономить на коммунальных платежах (все счета, кроме телефонных, оплачиваются школой). Он же следит за порядком в доме и наказывает всех нарушителей школьной дисциплины, запрещая им покидать территорию или заставляя делать домашние задания в основном зале. Основной зал, house hall, — это центр жизни дома. Там проводится ежевечернее собрание учеников, где их пересчитывают и иногда рассказывают важные новости из жизни школы, там же часто можно найти настольные игры, а в особо «продвинутых» домах — даже бильярдный стол.

Одна из наиболее запоминающихся деталей  — это дух конкуренции между разными домами в Хогвартсе. В одной школе может быть до десяти и больше домов, которые подчеркивают свое единство и отличие от других всеми возможными способами — от собственных кричалок до различий в школьной форме (например, в разных домах галстуки могут быть разного цвета). Между домами часто проходят состязания: спортивные (футбол, регби, крикет, а у Роулинг — квиддич) или более интеллектуальные (дебаты, театральные представления, даже соревнования по хоровому пению, в которых обычно побеждают дома девушек).

Уже упомянутая выше школьная форма зачастую играет в английских школах-интернатах очень важную роль. Не знаю, насколько она способствует дисциплине на переменах, но то, что в костюме с галстуком особо не побегаешь, если пиджак снимать и узел ослаблять нельзя, — это точно. Если же кто-то из учителей (а в некоторых школах есть люди, которые занимаются только тем, что следят за общешкольной дисциплиной) заметит, что галстук сбился или, того хуже, верхняя пуговица расстегнута, вам вежливо, но строго сделают замечание. Рубашка, не заправленная в брюки, — проступок посерьезнее. Конечно, не во всех школах к форме относятся так трепетно, Хогвартс в этом отношении — просто рай земной. В Итоне, например, до сих пор носят форму, сшитую по фасону девятнадцатого века.

Говоря об английских школах, нельзя хотя бы в двух словах не сказать об английской системе образования вообще, так как система магического образования в книгах о Гарри Поттере и компании — довольно точная ее калька. В возрасте шестнадцати лет английские школьники сдают свои первые серьезные экзамены — GCSE. Эти экзамены проводятся по большому количеству предметов (как обычных — история, математика, биология, так и менее привычных для нас — история религий, бизнес, психология). Сдав эти экзамены, англичанин может либо завершить обучение, либо начать готовиться к экзаменам A-Level. Для этих экзаменов ученик выбирает не меньше трех, но обычно не больше четырех предметов, каждый из которых он углубленно изучает еще два года, в конце каждого сдавая экзамены. Эти экзамены — общие для всей страны, но все-таки не ЕГЭ. Англичане разработали систему, с помощью которой на основании эссе можно объективно оценить в баллах и фактические знания, и умение анализировать факты и делать выводы; тесты же встречаются только в экзаменах по естественным наукам (к которым причислена и психология).

К слову сказать, английский аналог ЕГЭ также максимально упрощает для английских студентов поступление в университет. Через специальную систему, UCAS, документы можно подать в любые шесть университетов, которые, рассмотрев заявку, потом «сделают предложения» — выставят каждому студенту «проходной балл», то есть оценки, которые он должен получить на последних экзаменах, чтобы поступить в этот университет. Затем будущий студент выбирает два университета, в которых он, по его мнению, скорее всего, наберет проходной балл, и в день получения результатов экзаменов уже знает, поступил он или нет.

В наши дни частные школы-интернаты уже не имеют того влияния, которое было у них прежде. Ведущие университеты страны, Оксфорд и Кембридж, вынуждены отбиваться от обвинений в элитизме и предпочтении учеников частных школ при наборе студентов, а родители все реже отпускают детей в школы-интернаты по мере того, как растет число обычных школ, дающих хорошее образование. А вот в девятнадцатом веке, в период расцвета частных школы в Англии, именно их выпускники строили Британскую империю; именно они несли «бремя белого человека», воспетое Киплингом (и еще сотней-другой поэтов похуже). Даже сейчас в частной школе дают очень специфическое воспитание, а уж в викторианской Англии патриотический дух ощущался буквально во всем, и его носителями были в первую очередь выпускники частных школ — колледжей Итон, Вестминстер, Клифтон и прочих.