7 вопросов Александру Шаталову

Телевизор
Москва, 16.08.2007
«Русский репортер» №11 (11)
Телеанкету «Русского репортера» заполняет поэт, критик, издатель, автор программы «Библиотека «Огонька» на канале «Домашний» Александр Шаталов

О любви к телевидению

1. Ваша первая ассоциация со словом «телевизор»?

Лет пятнадцать назад у поэта Дмитрия Пригова был художественный проект — он выставил в галерее обыкновенный ламповый телевизор, прикрыл его кружевной салфеткой и поставил сверху мраморных слоников. Смысл заключался в следующем: телевизор настолько чужд в деревенском доме, что хозяева всегда стремятся сделать это «чудо техники» более уютными и домашним. Пригов, конечно, издевался над патриархальным менталитетом, но точно отметил эту особенность — отчужденное отношение зрителей к тому, что показывают по «ящику». «Ящик» — это расхожее, холодное и равнодушное слово, давно уже означающее телевизор.

2. Сколько времени Вы проводите перед телевизором?

Я провожу перед телеэкраном часа три в день. Телевизор для меня — своего рода релаксация: новости и художественные фильмы.

3. Ваш любимый телеперсонаж детства? Речь идет о телеведущих?

Не думаю, что я оригинален. Это, конечно, Валентина Леонтьева как ведущая программы «От всей души», ведущая «Музыкального киоска» Элеонора Беляева, а также автор программы «Здоровье» Юлия Белянчикова. У нее был очень приятный голос, и в детстве я мечтал попасть к ней как к врачу на прием. Еще я всегда обожал Татьяну Веденееву, хотя уже давно к тому времени вышел из детского возраста. Как завороженный, смотрел ее программу «Спокойной ночи, малыши!». До сих пор уверен, что более харизматичного телеведущего у нас не было и нет.

4. Допустим, Вы — главный теленачальник. Какую программу, или шоу, или проект Вы запустили бы в эфир?

Я сторонник действующего телевидения, приносящего пользу. Я бы запустил программу «Жалобная книга», когда телезрители приходили бы на программу со своей проблемой, а журналисты добивались того, чтобы эта проблема была решена. Программа включала бы не только элемент телерасследования, но и давала возможность задать вопрос по обсуждаемой теме самым высоким государственным чиновникам. Мне кажется, именно такого действенного участия в сегодняшней жизни народ ждет не только от руководителей страны, но и от телевидения.

5. Есть что-то хорошее, чему научил Вас телевизор?

Я понял, что телевидение делается не только телеведущими, но и операторами, редакторами, продюсерами, ассистентами режиссеров и даже иногда режиссерами. Хорошая продукция — это коллективный труд команды.

6. Если Вы едете отдыхать, обязательным ли для Вас является наличие телевизора в отеле или бунгало?

Мне необходимы новостные программы — лучше, русские. Я пока еще не могу полностью оторваться от того, что происходит в стране.

7. Самое яркое телевизионное впечатление последнего времени?

«Ударники капиталистического труда» Леонида Парфенова — единственный проект на телевидении, который мной до сих пор, спустя годы, любим. Но он не идет уже несколько лет. Показ художественного фильма «Вокальные параллели» Рустама Хамдамова. Очень не понравились передачи «Звезды на льду» и «Цирк со звездами», смысл которых сводится лишь к тому простому тезису, что даже обезьяну можно научит танцевать канкан. Ну, а если бы Иннокентий Смоктуновский не смог крутить халахуп, он что, стал бы менее гениальным актером? Или от того, что Алла Демидова не проедет на коньках — она менее великая актриса?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №11 (11) 16 августа 2007
    Семья
    Содержание:
    Любовь до гроба

    Редакционная статья

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама